Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Право против казачьих плеток

  • Право против казачьих плеток
  • Смотрите также:

Казачьи патрули в новом виде исполняют роль понятых, а раньше они заменяли милицию

В 90-е годы в ставропольских селах казачьи дружины создавались «снизу» и наводили порядок, не получая ни копейки за службу. Сейчас, когда за помощь в охране порядка государство готово платить, сельских отрядов казаков нет. Почему? Казачий народ не устраивает роль понятых, которую им отводят при полицейских патрулях. Не хватает социальных гарантий. Да и государство стало настолько правовым, что казаки с их плеточными наказаниями плохо вписываются в новую реальность.

Ряженые в понятых

Вот уже второй год, как в России появились казачьи патрули. Их первые шаги на московских улицах вызвали шквал насмешек, когда они, пузатые и разноперые, разгоняли бабулек у метро. Сейчас к патрулированию привлекают только реестровых казаков в единообразной форме. Они стали украшением сочинской Олимпиады. Они придают колорит охране Ставропольской городской администрации. Они появляются на людях в праздники, следя за общественным порядком. Им платят за работу из муниципальных и региональных бюджетов. Но при всей почетности этой миссии многим казакам она не по нраву.

Дело в том, что при полицейском казак, несмотря на свой бравый вид, чаще всего выполняет скромную функцию дежурного понятого. Он вечный свидетель задержаний, обысков и преступлений. Он постоянно вынужден подписываться под протоколами, а потом ходить по судам и давать свидетельские показания.

Этого ли добивались казаки, когда говорили о необходимости создания дружин? Вряд ли. Скорее всего, они имели в виду возвращение им тех полномочий и обязанностей, которые они, ни у кого не спрашиваясь, взяли на себя в 90-х годах.

Порядок по-казачьи

После развала СССР казачьи дружины на Ставрополье стали возникать стихийно, без всяких распоряжений снизу и бюджетных окладов. Это была самозащита местных жителей от преступников при слабой и продажной милиции.

Одной из первых в Буденновском районе сформировалась дружина в селе Архангельском. «Начинали так, что шли по первому зову, – вспоминает архангельский казак Павел Борисов. – Выходили и дежурили вокруг села. Делились на десятки. Десять человек за чертой села и две десятки в центре и в части, которая у нас называется Непочетка. В соседние села выезжали, где не было казачьего правления. У нас в Архангельском 115 человек казаков было. Половина отсеялись, особенно, кто выпивал. Такие отталкивали от нас простой народ. Потом стали появляться казаки в Стародубке, в Орловке».

Расследовать правонарушения казакам приходилось самые разные — от хулиганства до убийств. Вот сломали как-то в году 93-м даргинские парнишки деревянные скамейки у дома культуры. Звонит в два часа ночи сторож казаку Алексею Кузьмуку. Тот сразу же поднимает главу диаспоры — ветврача Алиева. Вот, мол, что ваши земляки натворили. «Он пришел тут же, без всякой злобы. Лавочку к утру восстановили. Старики дали этим ребятам сутки, они собрались и смотались. По сей день их здесь нет», — отмечает Алексей Тимофеевич. 

Не раз возвращали казаки населению украденное ворами, как приезжими, так и коренными жителями. Вычисляли преступников просто. «Мы тут всех знаем, кто лазит, кто не лазит по домам, — объясняет бывший дружинник Василий Лаврюшкин. — Простого селянина трогать не будешь. По дворам по тем пошли, кто занимается таким делами, и нашли воров».

Милиция при мелкой краже, такой как закатки на зиму из подвала, и заявление не принимала. А если преступление тяжкое, да совершил его состоятельный человек, то могла замять дело, как это было однажды в Архангельском, когда чеченец-лесник зарезал русского. «Мы его поймали, арестовали, сдали в милицию. А они его под залог в 50 тысяч отпустили, — сокрушается Алексей Кузьмук. — Мы поехали к нему домой забрать коров, лошадей, машину, сдать это все и семье убитого компенсировать. Жена чеченца была согласна. Глава администрации района, у которого на совещаниях присутствовали атаманы, решение поддержал. Я поехал на мясокомбинат скот сдавать – там не хотят принимать, даже по низкой цене. Боятся. А убийца сбежал. Он по сегодняшний день в Чечне бегает».

Другой участник сельской дружины, Алексей Каратеев, рассказывает, как казаки выезжали «на разборки». «В начале 90-х годов мода была: приезжают из Дагестана к нам, нашухарят и уезжают. Это когда кошар было полно по краю. Они в степи жили, без прописки. Казачество подняло вопрос, встретилось с даргинской диаспорой. Диаспора говорит: «Вы нам называйте этих людей. Они нам там, в Дагестане, тоже не нужны». А сколько мы облав и рейдов делали? И на трассах стояли. Паленую водку с сотрудниками ГАИ изымали».

«Мы не хотели быть быдлом»

Все дежурства организовывались на общественных началах. Помогала время от времени администрация села и совхоз — бензином, помещениями, мясом, зерном. Но чаще все же власти вставляли палки в колеса. «Нам ходу не давали, нам не верили, — говорит Павел Борисов. — Они не отказывали, но давали понять, что табачок будем курить врозь».

Что же держало казаков в этих дружинах? Что заставляло их тратить свое время, здоровье, средства? «Нас объединяла идея – навести порядок, прекратить разгул преступности, — отвечает Павел Дмитриевич. — Мы не считались ни с временем суток, ни с работой. Бывало даже, поругаешься с начальством, потому что нужно ехать на помощь к ребятам, где-то заваруха. А наша сила только в единстве». 

 «У нас было безвыходное положение. Детей избивали. Надо было подниматься, — рассуждает Алексей Каратеев. — Те братья дружные, а мы что? Быдло? Как сейчас на Украине бендеры сказали: «Вы быдло, жуки колорадские». Так вот, мы тогда не хотели б 2000 ыть колорадскими жуками. Моего сына разули, когда он в Прасковейском техникуме учился. Второго пацаненка избили. Хорошо казаки подключились, нашли хулиганов. Они аварцами оказались. Так их было пятеро. Двоим казаки начали трепку давать, а трое убежали. Наводили порядок потихоньку. Правы мы были, не правы, но наводили. Угомонилось все, ушел тот беспредел. Это тоже заслуга казачества».

Плеть вместо срока

В 1995 году, когда на Буденновск напала банда Шамиля Басаева, казаки патрулировали Архангельское с охотничьими ружьями. Все остальные годы их оружием были кулаки да ногайки. Ими они вразумляли преступников быстро и доходчиво, независимо от национальности. Одному проворовавшемуся казаку дали 10 плетей, после которых он две недели сидеть не мог, только лежал. Но этим его и спасли от второй судимости. В милиции после долгих переговоров с казаками согласились, что дважды за одно деяние наказывать человека нельзя.

Доставалось плетью и ворам, таскавшим у бабулек банки из подвалов и другие запасы. «Звонок из Стародубки поступил. У бабушки мешок сахара украли. Казаков 15 направились туда, нашли виновника. Всыпали ему пять плетей, и этого предостаточно было, чтобы забыть, что такое воровство, – рассказывает Павел Борисов. – Мы так хорошо тогда за это взялись, так хорошо все получалось. Да, мы не имели права этого делать. Это было самоуправство. Мы должны были заявление подать. Но милиции было не дозвониться. Да и стала бы она мешок сахара искать?»

А однажды казаки избили двух архангельских участковых. Те спьяну, погуляв на свадьбе, набросились колотить их пятигорских гостей, один из которых был с ранением, полученным в боях в Чечне. Уголовного наказания удалось избежать и милиционерам, и казакам, хотя они потом пытались друг друга привлечь к ответственности. Но участковых спасли коллеги, а казаков – единство, так как за каждого из своих рядов вставали грудью сотни.

Правовые коллизии

Нынче казаки ослабли, разбившись на общественные и реестровые структуры. А государство, напротив, окрепло. Полицейский аппарат и его зарплаты существенно выросли. Законы стали работать, хоть и не без сбоев. Казачьи фокусы с наказанием воров плеткой вместо судебного приговора уже не пройдут. А за избиение полицейского казак и вовсе сядет на долгие годы в тюрьму.

«Сейчас казачий наряд имеет право всыпать плетей, но только казаку. Если ты признаешь казачий устав, считаешь себя казаком, тебя выпорют или вынесут общественное порицание, — объясняет Алексей Каратеев. — Раньше для казака исключение из списков станицы было самым страшным наказанием. Это сейчас молодежь казачество воспринимает как партию: написал заявление – сегодня он казак. Завтра написал заявление – вышел из казачества. А казаком рождаются, и это пожизненно, до самой смерти». 

Обстановка в стране, отмечают все архангельские собеседники КАВПОЛИТА, «коренным образом изменилась», «стало спокойнее». Тем не менее помощь полицейским от народных дружин, причем не обязательно казачьих, нужна, полагает Алексей Каратеев. «Тому же участковому надо помочь. Что он один, появляясь в селе на три часа, набегает? Казачество всегда за порядок, — подчеркивает он. — Казачество всегда с властью, и оно всегда за государство».

Только одно необходимо сделать — защитить казаков социальными гарантиями на случай инвалидности или смерти. «Нужна соцзащита дружинника, независимо от того, казак он, рабочий, простой горожанин, — полагает Алексей Каратеев. — У нас жизнь такая – пока ты здрав, ты нужен всем, но, не дай Бог, станешь калекой, ты никому не нужен. В правовом отношении надо защитить, и люди пойдут в дружины. Но если при коммунистах дружинник имел три дня отгула, кто сейчас из частников даст отгулы? Они за кровь отгулы не дают, из-за чего мы потеряли доноров. Нужны пособия по потере кормильца. Детей же надо поднимать. У погибших полицейских детей в школу полиции вне конкурса принимают. И дружинникам надо так сделать». 

Впрочем, в селах и этого недостаточно, чтобы возродить дружины. Старики дежурить без особой надобности не пойдут. А молодежь вся «на северах». «Сейчас почти все молодые казаки от 19 до 35 лет в разъездах, на заработках, — сетует Павел Борисов. — Здесь делать нечего. Трактористов не хватает, но им и не платят. Фермы забросили. Завода нет, мероприятий нет. Молодежь уехала, потому что семью надо кормить». А раз нет молодых казаков, 4000 то и дружину никто не зарегистрирует и не предоставит обещанное казакам за службу финансирование.

Вот и нет сейчас казачьего отряда в Архангельском и других небольших селах Ставрополья. А если и будут, рискуют превратиться в понятых либо отвечать перед законом за самоуправство.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Право против казачьих плеток


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.