Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Великий газовый путь

  • Великий газовый путь
  • Смотрите также:

20 мая президент России Владимир Путин отправляется в Китай с официальным визитом. Эксперты уже поспешили назвать предстоящее событие историческим по рекордному числу подготовленных экономических соглашений. Однако главной целью предстоящего визита станет соглашение о поставках российского топлива в Китай, подписания которого «Газпром» ожидает уже почти 20 лет. Под давлением санкций российские власти могут пойти на серьезные уступки в цене, ведь этот контракт станет козырной картой в руках Путина в дальнейших политических баталиях с Европой и США.

Путь в тысячу ли начинается с одного шага

Россия пытается выйти на газовые соглашения с Пекином уже 20 лет. Еще в 1994 году страны подписали протокол о намерениях проложить трубопровод от Ковыткинского месторождения газа в Китай. Спустя несколько лет во время визита первого президента России Бориса Ельцина в КНР ситуация, казалось бы, сдвинулась с мертвой точки. Был подписан меморандум о подготовке технико-экономического обоснования проекта. Затем подписывались и другие соглашения, однако переговоры так и не увенчались успехом.

Некоторый прорыв произошел пять лет назад, когда «Газпром» и CNPC (Китайская национальная нефтегазовая государственная корпорация) подписали рамочное соглашение об основных условиях поставки природного газа из России в Китай. В документе были конкретизированы объемы, направления и сроки начала поставок, зафиксирована привязка ценовой формулы к индексу «нефтяной корзины». Но итоговая цена так и не прозвучала.

Российская компания предложила тогда китайской стороне два варианта подачи топлива через новые газопроводные системы — «Сила Сибири» (восточный маршрут) и «Алтай» (западный маршрут). Однако в итоге «Газпром» отказался подписывать ценовое соглашение с КНР, мотивируя это нежеланием китайцев соглашаться на российские условия.

Правда, некоторые эксперты полагают, что в действительности «Газпром» тогда еще не был заинтересован в заключении сделки. Гораздо важнее для компании было послать сигнал своим европейским партнером о том, что на российский газ может найтись и другой покупатель. Таким образом «Газпром» рассчитывал добиться от европейцев большей сговорчивости.

По мнению экспертов, наиболее перспективным остается проект «Сила Сибири»: с реализацией «Алтая» могут возникнуть проблемы из-за серьезной критики проекта со стороны экологов, геологов, а также местного населения.

Новый виток переговоров, начавшийся в прошлом году, закончился подписанием меморандума о поставках газа между «Газпромом» и CNPC . Глава российской компании Алексей Миллер тогда сообщил, что «Газпром» ожидает получить от КНР аванс под поставки, которые могут начаться в 2018 году. Говоря о предполагаемых объемах поставок, Миллер подчеркнул, что речь идет о 38 миллиардов кубометров в год с возможным ростом до 60 миллиардов.

Азиатский гамбит Путина

Мартовские соглашения 2013 года дали мощный толчок активизации переговоров как по условиям поставок, так и по цене. Как отмечает директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин, в сложившихся геополитических обстоятельствах Россия просто обязана подписать этот документ. «Если сейчас этот контракт не будет заключен, исторический визит Путина в КНР в политическом смысле окажется пустым. США и Евросоюз могут пойти на ужесточение санкций, учитывая зависимость «Газпрома» от поставок в Европу, и России на это будет нечем ответить. Надо костьми лечь, но с китайцами договориться», — уверен эксперт.

Несмотря на то что до визита российского президента остался один день, говорить со стопроцентной уверенностью, что договор будет подписан пока нельзя. 18 мая «Газпром» на своем сайте разместил сообщение о том, что состоялась рабочая встреча председателя правления компании и председателя совета директоров Китайской национальной нефтегазовой корпорации. В официальном пресс-релизе по итогам встречи сообщается лишь об обсуждении сторонами актуальных вопросов двустороннего сотрудничества. Подобные лаконичные формулировки могут означать, что работа над документом продолжается.

По словам Пикина, сложность ситуации в том, что китайцы хотят получить не фиксированную цену, а некую формулу, которую можно будет изменять. «Думаю, цена будет примерно на уровне европейской, то есть около 400 плюс-минус 20 долларов. Но, вероятно, она не будет зафиксирована на весь период контракта. Появится некая формула с различными нюансами и временными интервалами на один объем, на другой, на третий в зависимости от этапа реализации проекта», — полагает эксперт.

При этом он подчеркнул, что контракт с ценами ниже уровня 380-400 долларов за тысячу кубометров будет для «Газпрома» убыточным, даже несмотря на большие объемы поставок. Под этот контракт «Газпром» должен будет вложить дополнительные миллиарды долларов. «При оценке затрат на проект следует учесть не только стоимость добычи и передачи газа, но и инвестиции в инфраструктуру», — отметил эксперт.

Кстати, представители SNPC о сумме контракта говорить не стали, ссылаясь на коммерческую тайну. Корпорация лишь сообщала, что не намерена в свою пользу использовать ситуацию с санкциями против России, чтобы снизить стоимость. «Если где-то такое и прозвучало, то это не соответствует действительности. Свою цену Китай назвал задолго до начала украинских событий», — заявил официальный представитель концерна. При этом эксперты отмечают, что стороны уже договорились об авансовой системе оплаты.

Не только вопрос цены осложняет переговоры. Камнем преткновения может стать желание китайской стороны начать совместное освоение некоторых месторождений на территории России. По словам Сергея Пикина, «Газпром» готов говорить только о поставках нефтегазового оборудования из Китая. К геологоразведке и добыче в Сибири китайцы не будут допущены.

Шаги Дракона

С конца 1970-х годов китайская 2000 экономика развивается колоссальными темпами. Благодаря экономическим и политическим реформам Дэн Сяопина средний годовой прирост ВВП Китая до 2011 года составлял до 10 процентов, сократившись к 2013 году до восьми. Такие темпы экономического развития позволяют предположить, что в ближайшие годы КНР превратится в крупнейшую экономику мира, сместив с этой позиции США.

Проводя свои экономические реформы, Дэн Сяопин сделал ставку на высокорентабельные, но энергоемкие отрасли промышленности: легкую промышленность, машиностроение и металлургию. Энергетический сектор, став локомотивом для развития других отраслей, не успел модернизироваться. В результате ТЭК страны накопил огромный груз проблем, главной из которых является нехватка энергоресурсов. Сегодня, по данным Управления энергетической информации Минэнерго США, более 70 процентов всей электроэнергии Китая обеспечивает угольная генерация. Однако экономический эффект от ее использования в условиях бурного развития промышленности становится весьма сомнительным. КПД при сжигании каменного угля составляет всего 56 процентов, а природного газа — 87 процентов. Кроме того, угольная генерация оказывает крайне негативное воздействие на экологию Поднебесной: города буквально задыхаются от смога. По выбросам СО2 Китай находится на первом месте в мире. Между тем именно борьбу с экологическими проблемами Си Цзиньпин объявил одним из приоритетов своего правления.

Дешевой альтернативой углю могут быть только природный газ и нефть: сейсмологическая угроза не позволяет развивать атомную энергетику по всей территории страны. Пока доля газа в балансе ТЭК КНР составляет всего 4 процента. Чтобы диверсифицировать энергетическую отрасль и сократить промышленные выбросы, китайское правительство разработало план, согласно которому к концу 2015 года доля газа должна составить 8 процентов, а к 2020 году — 10 процентов. Рост промышленного производства требует от КНР наращивания импорта энергоносителей. По данным Технико-экономического института Китайской национальной нефтегазовой корпорации (CNPC), потребление газа в КНР в прошлом году выросло на 14 процентов до 167 миллиардов кубометров, из них на импорт пришлось 53 миллиарда кубометров.

Пока основным экспортером природного газа в Китай остается Туркмения. Она поставляет топливо через «Второй западно-восточный газопровод» мощностью до 40 миллиардов кубометров в год. Вторым по величине поставщиком является Бирма. Кроме того, КНР закупает у Австралии сжиженный газ. Однако суммарные поставки из этих стран покрывают лишь 20 процентов потребностей китайской экономики.

При этом, как отмечают аналитики, спрос на природный газ в Китае возрастет к 2020 году до 300-400 миллиардов кубометров, а к 2040 году экономика Поднебесной будет осваивать до одного триллиона кубометров голубого топлива. Для удовлетворения этого спроса страна должна будет в несколько раз увеличить импорт, прежде всего из России и Туркмении. Кроме того, Китаю потребуется расширить внутреннюю сеть газохранилищ и газопроводов. Такие перспективы, все всякого сомнения, открывают экспортерам газа колоссальные возможности.

Заключение газового контракта с Китаем, вероятно, станет главным не только экономическим, но политическим событием мая. В условиях обострения ситуации на Украине и ухудшения взаимоотношений с Европой и США, переориентация экономики на восток в краткосрочной перспективе позволит России упрочить свои позиции на мировой арене и минимизировать последствия от введения санкций. Вместе с тем помимо очевидных преимуществ дружба с Китаем несет и определенные риски. КНР вряд ли готова ограничиться только покупкой газа. Несомненно, вопрос о совместном освоении богатых сибирских недр будет подниматься ими и дальше. Долго ли российские власти смогут сопротивляться азиатскому натиску в условиях экономической рецессии и сокращения товарооборота с Европой? Вопрос остается открытым. Китайцы, верные заветам Конфуция, умеют ждать. «Это неважно, что медленно ты идешь, главное — не останавливайся...»


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Великий газовый путь


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.