Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Евразийский экономический союз. Экономические аспекты

  • Евразийский экономический союз. Экономические аспекты
  • Смотрите также:

Изменение внешнеполитической конъюнктуры сильнее сказывается на перспективах углубления интеграционных процессов. В конце апреля на встрече глав государств в Минске А.Лукашенко заявил, что Евразийский союз должен формироваться на принципе отсутствия изъятий и ограничений во взаимной торговле, в том числе нефтью. В мае он вновь подтвердил, что договор в ущерб интересам Белоруссии подписан не будет. Хотя его последнее заявление о том, что белорусская сторона подпишет договор вселяет оптимизм, риски того, что 29 мая договор о создании Евразийского союза подписан не будет сохраняются. Сейчас Евразийский союз становится предметом экономического торга, при этом если президент Казахстана несмотря на наличие факторов, явно свидетельствующих о невыгодности данного союза, подтверждает свою готовность, то А.Лукашенко старается извлечь из союза максимум выгоды, используя преимущества топливно-энергетического сектора партнеров.

Основная причина, по которой белорусский президент не готов дальше выстраивать вертикаль интеграции, кроется в нерешенном вопросе о пошлинах на углеводородные товары. По договоренности между Москвой и Минском Белоруссия импортирует российскую нефть беспошлинно, однако возвращает в российский бюджет пошлину, получаемую от экспорта за пределы страны нефтепродуктов, полученных из этой нефти. Такой механизм главы государств предложили сохранить еще на 10 лет, что и вызвало негати 4000 вную реакцию белорусского лидера, который рассчитывал пополнить данными доходами бюджет страны. Последняя договоренность носила характер уступки белорусской стороне: она предполагает по заявлению А.Лукашенко, что в 2015 году половина таможенных пошлин от экспорта Беларусью нефтепродуктов, выработанных из российской нефти, останется в белорусском бюджете.

Казахстанский президент так же указывает на основные барьеры, которые могут помешать дальнейшему построению экономического объединения. Это отказ России предоставить трубопроводную инфраструктуру для казахстанской нефти в Белоруссию. Белоруссия сотрудничает с Казахстаном в нефтяной сфере и периодически предпринимает попытки диверсифицировать поставки нефти, добиваясь от России уступок по ценам нефтяных поставок и увеличению их объёмов. Н.Назарбаев указывал и на то, что Казахстан пока от участия в Таможенном союзе имеет больше минусов: экспорт сократился на 4%, а импорт вырос, остаются трудности для продвижения казахстанских продовольственных товаров  на рынок России, отсутствует свободный доступ на российский рынок электроэнергии, ограничены возможности для ее транзита.

Казахстанская сторона также указывает на создание барьеров со стороны России на рынке рабочей силы. Так, Госдума приняла закон, который запрещает осуществлять транспортные услуги на территории Российской Федерации лицам, не имеющим водительских прав, выданных компетентными органами России, что является непосредственным барьером на пути передвижения рабочей силы, то есть одной из четырех ключевых свобод. Второй аспект – это напряженная межэтническая обстановка, азиатофобия, которая также негативно сказывается на партнерстве сторон.

Все эти противоречия существовали в рамках Таможенного союза, и решение их больше согласуется с таможенной политикой, нежели с построением экономического союза. Они стали не единственной причиной того, что главы государств засомневались в необходимости создания союза именно сейчас. Вторым камнем преткновения стал вопрос о формате будущего экономического союза. Хотя нет точной информации об этом, можно быть уверенным, что он будет носить исключительно экономический характер. Так, в декабре 2013 года Н.Назарбаев заявил о том, что политизация создаваемого союза недопустима: «такие направления, как охрана границ, миграционная политика, система обороны и безопасности, а также вопросы здравоохранения, образования, культуры, правовой помощи по гражданским, административным и уголовным делам не относятся к экономической интеграции и не могут быть перенесены в формат экономического союза». Вероятно, что ранее планируемый Евразийский парламент создан не будет по причине противодействия Белоруссии и Казахстана. Единой валюты по заявлению А.Лукашенко также не будет вводиться. Предполагается выработать единую политику в трех сферах: макроэкономика, промышленность и финансы. Так, в апреле этого года И.Шувалов заявил о том, что к 2025 году может быть создан единый наднациональный финансовый банковский регулятор (расположение – Казахстан). Он должен сделать банковскую систему трех стран более устойчивой к внешним шокам. Новый орган, вероятно, будет играть ту же роль, какую играет Европейский Центробанк для стран еврозоны.

Казахстан готов будет подписать договор о  создании объединения, если он будет базироваться на ключевых принципах, предложенных Президентом Республики. Это построение интеграции на основе:

- экономического прагматизма (российская сторона выступает за принцип политической целесообразности), равноправного и взаимовыгодного сотрудничества (на этом настаивает и А. Лукашенко);

-добровольности интеграции, то есть каждое государство и общество должны самостоятельно прийти к пониманию ее необходимости, следовательно, процесс принятия новых членов может стать длительным;

-построения интеграции прежде всего на базе ЕЭП;

-принципов равенства, невмешательства во внутренние дела друг друга, уважения суверенитета и неприкосновенности государственных границ. Это фактически означает отказ Казахстана от любой формы политического союза;

- ответственности каждой страны-участницы за устойчивость внутреннего развития, результативность национальной экономической, кредитно-финансовой и социальной политики. Данное положение наиболее актуально для союза на данном этапе, поскольку политику стран придется выстраивать в соответствии с общим курсом. Так, начавшееся в декабре прошлого года снижение курса рубля привело к резкой девальвации казахстанского тенге. Замедление темпов экономического роста России сказывается на развитии соседних стран: МВФ уже понизил прогноз развития экономики Казахстана до 4,2%. Соответственно, такой принцип ответственности скорее всего будет предусмотрен в договоре будущего союза. Уже сейчас выработаны основные показатели, определяющие устойчивость экономического развития: годовой дефицит консолидированного бюджета сектора государственного управления – не выше трех процентов валового внутреннего продукта, уровень инфляции в годовом выражении не превышает более чем на пять процентных пунктов уровень инфляции государства-члена, имеющего наименьшее значение данного показателя.

Итак, первые контуры будущего союза: это исключительно экономический союз, в котором будут установлены принципы тарифного регулирования, валютной политики, регулирования финансовых рынков, а также принципы общей политики в энергетической сфере. Также планируется создать наднациональные структуры, регулирующие экономические аспекты деятельности государств (Комиссия по экономике, Комиссия по сырьевым ресурсам и др.) Открытым пока остается вопрос о вводе единой валюты. Подобно тому, как в Росси в последнее время воспринимают доллар (как фактор десуверенизации экономики), так и в казахстанских кругах относятся к идее ввода единой валюты. А заявление Н.Назарбаева о том, что Казахстан будет выходить из любой межгосударственной организации, если она представляет угрозу ее независимости, было воспринято как прямое доказательство нежелания выходить за рамки торгового сотрудничества. Что касается расширения, то наиболее вероятными могут быть Армения и Киргизия, в то время как для России наиболее выгодным партнером стала бы Украина. Высказывающие свое намерение войти Вьетнам, Сирия, Чили в лучшем случае смогут стать ассоциированными членами, так как вследствие их территориальной удаленности, разности культуры создаваемый на постсоветском пространстве  формат окажется в итоге для них менее привлекательным.

Россия готова создавать союз, но готовы ли  к этому ее партнеры? Белоруссия преимущественно указывает на экономические аспекты, в то время как  в Казахстане существуют внутренние противоречия.

Во-первых, это уверенность в том, что со стороны России идет четкая работа по восстановлению Советского Союза, то есть возникает угроза казахстанскому суверенитету. Это проявляется и в необходимости согласования собственного таможенного законодательства в соответствии с российским. Звучат утверждения о том, что это приведет к слиянию с Россией.

Во-вторых, многие чиновники полагают, что инициатива российского политика поставит Казахстан не только в экономическую зависимость, но и в политическую.

В-третьих, глубокая интеграция с Россией несет серьезные экономические проблемы. Вспоминается опыт девальвации.

В-четвертых, это вопрос о геополитической ориентации. Казахстан традиционно выступает самым последовательным партнером России, таков курс действующего Президента. Однако, в самой республике сильно китайское лобби. Именно восточный сосед воспринимается многими чиновниками в Казахстане как шанс для осуществления наступления на Восток.  С экономической точки зрения, этот проект представляется наиболее целесообразным: расти с экономикой Китая с темпами роста 7-10% намного эффективней, чем сотрудничать с экономикой России, находящейся в состоянии рецессии. Ведь низкие темпы роста – это в первую очередь низкое потребление, в таком случае не может быть речи о росте торговли, промышленности, притоке инвестиций. Кроме того, КНР – это «врата» для деловых кругов Казахстана на самый перспективный рынок – Юго-Восточная Азия.

В-пятых, у Казахстана есть собственные амбиции, которые не ограничиваются рамками младшего партнера в Евразийском союзе. Так, в мае этого года Назарбаев заявил о возрождении древнего Шелкового пути - автомагистрали «Западная Европа — Западный Китай», что, по мнению аналитиков, превратит республику в один из локомотивов в регионе Центральной Азии. Такая перспектива приведет к стремлению со стороны Казахстана минимизировать конфронтационные настроения и с КНР, и с Европой, что в условиях тесной интеграции с Россией сделать будет крайне тяжело.

В-шестых, это уровень жизни самих граждан. Хотя одной из целью интеграции и объявлено повышение уровня жизни народа государств-член 3000 ов, по факту за минувшие годы произошло их падение вследствие роста цен на многие товары до российского уровня. Девальвация также снизила уровень доходов граждан.

В-седьмых, самые важные фрагменты казахстанского бизнеса будут скуплены российским крупным бизнесом. Уже сейчас от создания Таможенного союза Казахстан потерял больше, чем приобрел.

Все эти циркулирующие в казахстанских властных и экспертных кругах доводы оказывают влияние на процесс построения интеграции. И если на данном этапе их удастся преодолеть на основе исключительно политической воли, а не закономерных процессов необходимости экономической интеграции, то при смене руководства любой из республик станет открыт вопрос о жизнеспособности подобного образования, которое может повторить судьбу иных проектов на постсоветском пространстве.

С другой стороны, эксперты также говорят и о перспективах роста в случае интеграции. Так, по оптимистичным оценкам Евразийский Союз смог бы наравне вести экономический диалог с КНР, Японией и Индией. Но это задача долгосрочной перспективы. Она направлена на достижение системной конкурентоспособности Евразийского Союза за счет синергетического эффекта, поскольку по отдельности ни Казахстан, ни Белоруссия не представляют особого интереса для крупных инвесторов.

Если вернуться к истоку и рассмотреть вопрос о положительных итогах интеграции, то ключевым параметром развития выступит внешнеторговый оборот.  По официальным заявлениям он растет, однако здесь нужно учитывать тот факт, что внешнеторговый оборот растет вообще. Поэтому целесообразно рассматривать долю стран-участниц в экспортно-импортных операциях каждой страны. Так, для Белоруссии вырос экспорт в Казахстан, но сократился импорт из Казахстана, в отношении России идет восстановление экспорта в страну, но этот показатель ниже уровня 2004 года. Для Белоруссии Россия действительно ключевой стратегический торговый партнер.

Казахстанская экономика слабо связана с Белоруской и после создания Таможенного союза продемонстрировала тенденцию к падению торгового оборота с этой страной. Те же параметры наблюдаются и в отношении России, однако, здесь явный перевес в торговом балансе: Казахстан потребляет до 40% российской продукции, в то время как сам экспортирует в Россию менее 8%.

Для России Беларусь  и Казахстан составляют незначительную долю в импорте и экспорте. При этом эта доля ежегодно сокращается, что не смогло переломить и создание общего таможенного пространства.  

Итак, данные статистики свидетельствуют о том, что внешняя торговля растет недостаточно. Для развития самого интеграционного объединения должен быть выбран не показатель внешней торговли, а принципиально иное – способность производить именно общий экономический продукт, для общего потребления на объединяемом межгосударственном экономическом пространстве. Только при таком условии это объединение сможет стать независимым полюсом в многополярном мире, соседствующим рядом с растущим Китаем.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Евразийский экономический союз. Экономические аспекты


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.