Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Генерал для Северного Кавказа

  • Генерал для Северного Кавказа
  • Смотрите также:

Военный эксперт, бывший заместитель командующего объединенной группировкой на Северном Кавказе Борис Подопригора считает, что на сегодняшний день слишком мало информации, которая могла бы позволить в полной мере понимать, чем продиктовано подобное решение. По его мнению, единственным неоспоримым фактом остается то, что Северный Кавказ остается стратегически важным для России регионом, требующим постоянного и пристального внимания.

- Обстановка на Северном Кавказе сейчас такова, что как только было заявлено, что на должность полпреда президента назначен командующий объединенной группировкой, то сразу появилось ощущение, что идет подготовка к войне.

- Надо сказать, сопротивление со стороны радикалов в Дагестане как в самом неспокойном регионе России чувствуется очень остро. И это проблема, которую необходимо решать. А для того, чтобы эту работу координировать, целесообразно иметь первым лицом генерала.

Но на данный момент есть дефицит информации. Мне лично не хватает сведений о том, в чем будет состоять функциональное различие между полпредством и министерством по развитию Северного Кавказа. Я сейчас не готов эту тему полностью и компетентно комментировать, потому что должна быть четкая схема. Если мы увидим ее, то сможем делать какие-то выводы и прогнозы.

Очень важно, чтобы не возникало и не запутывалось большое количество финансовых воронок. Обычно, когда появляются новые структуры, в этом случае легче что-то скрыть, что-то не заметить, сложнее контролировать детали. Этот вопрос принципиальный. Должна быть максимальная прозрачность финансовых поступлений.

- У вас есть опыт работы в командовании группировки войск на Северном Кавказе, которую до назначения возглавлял Меликов. Знакомы ли вы с ним, можете как-то оценить его как руководителя?

- По самому назначенцу мне нечего сказать, потому что я с ним никогда не соприкасался. Вы знаете, в нашей традиции есть удачный и неудачный пример назначения как военных, так и представителей, будем называть, традиционных чиновников губернаторами. Я бы не стал одних другим противопоставлять. А в данном случае снял человек погоны, ну и что? Все равно он имеет значительный опыт административной работы. А если сможет вписаться в это кавказское многообразие, то флаг ему в руки.

Насколько он владеет этой темой, мы можем с вами только догадываться. Но коль скоро он был командующим, думается, что он с многими должностными лицами знаком лично и вник в проблематику региона.

- Было также озвучено, что Александр Хлопонин при смене поста сохраняет некие контрольные функции над Северным Кавказом.

- Есть ощутимый недостаток информации, который не дает нам более определенно судить о том, как будет выглядеть вся вертикаль управления. Президент, правительство, Хлопонин, полпред, министерство, региональные лидеры. Как они будут расположены в этой вертикали, и какова будет схема их взаимодействия?

В свое время, когда я двенадцать лет назад занимался проблемой в рамках занимаемой должности, я вообще обосновывал идею некоего учреждения, которое я называл условно, разумеется, «ГлавЧечня». Речь шла о таком ведомстве, которое бы аккумулировало все федеральные возможности, которые могут пойти на пользу строительству и восстановлению Чечни, в частности.

Сейчас я не вижу в создании такой структуры на Северном Кавказе острой необходимости. Это обосновано многообразием региона, который по структуре своей очень неоднороден. Не исключено, что аналогичная проблематика существует в Дагестане, в первую очередь.

На мой взгляд, сегодня Северный Кавказ — это наименее стабильный регион, а потому, возможно, и неплохо, что новым полпредом стал генерал. Значит, ему будет легче вести разговор непосредственно с войсковыми командирами, как минимум.

- Высказываются также версии о том, что назначение Меликова на эту должность продиктовано необходимостью несколько умерить амбиции некоторых руководителей регионов на Северном Кавказе.

- Я слышал такую версию относительно Кадырова, но я ее не поддерживаю. Кстати, с моей точки зрения, Рамзан Ахматович, в целом достаточно конструктивно взаимодействует с представителями федеральной власти. Во всяком случае, при самых разноречивых откликах о нем, никто не говорит, что он так уж сильно скандалит с кем-либо из федеральных назначенцев.

Кстати говоря, вам приходилось слышать что-то об особенностях взаимоотношений Рамзана с Хлопониным? Вот, по моим сведениям, у них отношения были пусть не самые дружеские, но вполне рабочие. Так что я эту тему, скорее бы, снял с рассмотрения, потому что она не подтверждается фактурой.

- Полномочный представитель, министерство, уполномоченный и многое другое, не слишком ли много структур занимается одним регионом?

- Северный Кавказ — это особый регион. Дай Бог нам все-таки вернуть Кавказ, хотя бы при жизни наших детей, к нормальному существованию в составе федерации. Я уже несколько раз об этом говорил, что важно понять структуру и вертикаль взаимодействия этих подразделений и ведомств. Если она составлена с умом, значит, работать будет, а если будут препятствия, то структуры могут друг друга дублировать, только осложняя поступление средств. Все зависит от того, как, а не что.

- Можно ли сказать, что Москва прибегает к старым традициям политики на Кавказе: пряника в присутствии кнута?

- Нет, я бы так не стал говорить. Очень часто этот метод кнута и пряника воспринимается слишком уж так буквально. Вот это пряничек лежит, а это кнутик висит. Так политику большую не строят. Я думаю, что в данном случае не нужно акцентировать излишне на этом внимание. Назначили военного человека на данном этапе. Вполне возможно, что будет положительный результат, что ситуация изменится к лучшему. Хуже будет — значит, вернутся к традиционным чинов 2000 никам.

Я бы больше обеспокоился проблемами подготовки капитанов от бизнеса в серьезных чиновничьих кругах, вплоть до прохождения их подготовки в государственных учебных заведениях, а может быть, и в академии Генштаба, как бы смешно это ни звучало. В принципе, многие западные страны идут по этому пути и, по-моему, у них все в порядке. Конечно, система подготовки высшего чиновничества требует очень серьезного осмысления.

- Как вы видите ситуацию на Северном Кавказе сегодня?

- Если говорить о наиболее сложных районах, то я думаю, мы с вами согласимся, что сегодня это скорее Дагестан, который требует комплексных мер. На первом месте, это все-таки простая человеческая справедливость. Смена подходов со стороны чиновников. Вы, конечно, засмеетесь, скажете, что это недостижимо. Но без этого никак нельзя. Все прочие меры будут второстепенны.

Вы знаете лучше меня отношение к чиновничеству: свои, чужие. Без слома доставшегося от прежних эпох накопленного клубка проблем, прежде всего состоящих из внутренних стереотипов, попытки что-либо изменить могут оказаться непродуктивными.

Во-вторых, конечно, это умные социально-экономические меры. Где-то на третьем или даже четвертом месте структурирование и балансировка силовой и правоохранительной практики. Хотя это слишком общий подход, который требует расшифровки, применительно даже не к республике в целом, а к определенной местности.

Процесс в принципе сейчас уже начат, в Дагестане произошла смена руководителя республики. Мне кажется, по двум годам работы очень сложно судить о потенциале главы региона. Давайте, подождем. Потому что вообще-то у Абдуллатипова репутация очень достойная.

Хочется думать, что что-то подвинет его, но быть чрезмерными оптимистами, наверное, тоже не стоит. Я его сам лично знал в свое время, когда он был послом в Таджикистане, хочется думать, что что-то все-таки ему удастся сделать.

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Генерал для Северного Кавказа


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.