Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Украина. Кто здесь власть?

  • Украина. Кто здесь власть?
  • Смотрите также:

Украины как субъекта монопольного права на насилие в нынешних условиях не существует. Научный сотрудник Центра глобальных проблем Алексей Токарев объясняет, как сегодня распределена власть на украинской территории.

О какой Украине идет речь, когда речь идет об Украине? Украине в границах, признаваемых за ней большей частью международного сообщества? Континентальной Украине на российских картах после 16 марта 2014 года? Де-факто Украине, границы которой весьма расплывчаты на юго-востоке? Понять, где заканчивается Украина и начинаются самопровозглашенные квази-государственные образования, невозможно. В условиях, когда желто-синие флаги сменяются триколорами и наоборот, а воинские подразделение периодически переходят «на сторону народа», не понимая, где столица их государства (в Киеве или Москве), отследить, кто является сувереном на территории Донецкой, Луганской и Одесской областей, — сложно.

Проще всего смысл государственности описал американский политолог Френсис Фукуяма: «Это способность направлять вооруженного человека в форме в любую точку страны». В соответствии с этой справедливой формулой первые две Украины представляют собой несостоявшиеся государства (failed states), поскольку ни в Крым, ни в Донбасс Киев не может направить ни милицию, ни внутренние войска, ни силовиков СБУ, ни армию. В отношении полуострова это чревато обвинениями во вторжении на суверенную территорию и последующей ее защитой (Крым в составе России можно не признавать юридически, но отрицать факт реальности глупо). Армейские подразделения в Донбассе воспринимается частью местного населения не как наводящие порядок, а в качестве инструмента «карательной операции». В этом смысле нынешний официальный Киев критикуют, во-первых, сравнивая со сбежавшим, но легальным президентом Януковичем (он действительно терпел захваты административных зданий на западе Украины, не отдавая приказов об их штурме), во-вторых, открыто говоря о проблемах киевских властей с легальностью (помимо их крайне низкой легитимности на юго-востоке). Страной руководит человек, по конституции не имеющий на это права (согласно статье 112 и.о. президента мог стать только премьер-министр). Верховная Рада, легальность которой не вызывала сомнений, позволяет себе принимать постановления об удалении из зала несогласных (в украинском случае — фракции КПУ). Парламент, который становится «не местом для дискуссий», перестает быть парламентом, особенно в революционное время.

В ситуации, когда законодательная и исполнительная ветви обладают властью с дополнением «более или менее», очевидный вакуум власти заполняется нелегальными и нелегитимными структурами. Первое время после побега Виктора Януковича таковой был «Правый сектор». Помимо яркого медийного персонажа Сашко Билого (Музычко), которого в розыск объявило и украинское, и российское следствие (случай единодушия по нынешним временам уникальный), «Правый сектор» был представлен в украинской политике собравшимся в президенты анархистом Дмитрием Ярошем, обещавшим взорвать объекты украинской ГТС, лишь бы российский газ не транспортировался в Европу. Через три недели после того, как в блоге российского силовика в Ингушетии Hard’а был размещен пост о том, что господина Музычко заказали официальные власти, он действительно умер. При задержании выстрелил себе дважды в сердце, будучи скованным наручниками. Странные смерти в политической истории Украины уже случались — так, экс-министр внутренних дел Юрий Кравченко застрелился двумя выстрелами в голову в 2005 году.

Электоральные перспективы господина Яроша, начиная с марта, немногим превышали ошибку выборки, однако ему подчинялись хорошо вооруженные, дисциплинированные, не встроенные в официальную силовую вертикаль боевики, в постреволюционном Киеве нашедшие себе относительно мирное занятие по «крышеванию» мелкого и среднего бизнеса от представителей других незаконных вооруженных формирований (НВФ).

Еще одним силовым субъектом, имеющим структуру и вооружение, но не легальный юридический статус, была «Самооборона майдана» — менее структурированное, менее вооруженное, гораздо менее радикальное, чем «Правый сектор», образование, отвечавшее во время противостояния на майдане за охрану лагеря и сухой закон в нем. Тем не менее, наличие еще одной силы без погон осложняло обстановку в Киеве, чему способствовали и столкновения между представителями «Правого сектора» и «Самообороны».

Чтобы легализовать не желающих разъезжаться по домам и сдавать захваченное оружие людей, Верховная Рада возродила институт национальной гвардии Украины — подразделение абсолютно схожее по функционалу с внутренними войсками. Его начали формировать с чистого листа, т.е. записаться могли те, кто готов был продолжать воевать с внешним и внутренним врагом, как лично его понимали. Шаг был вынужденным, оттого правильным. Систему ценностей людей он не менял, но загонял их в формализованные рамки воинской дисциплины, расквартировывал по частям, убирал из центра Киева. Вопрос о взаимопроникновении сотен представителей «Самообороны» и членов «Правого сектора» является дискуссионным. Очевидно, что в кульминационные моменты противостояния с «Беркутом» в правительственном квартале бойцы «Правого сектора» входили в сотни «Самообороны», однако, в дальнейшем наметилось расхождение между этими НВФ, в том числе идеологическое.

В четверке официальных украинских силовиков никто не может похвастаться высоким уровнем доверия населения.

Виталий Ярема — профессиональный милиционер, прошедший все ступени кадрового роста. Курируе 2000 т в правительстве Арсения Яценюка силовой блок, однако держится в тени, поскольку не обладает достаточной харизмой — в условиях, когда министр внутренних дел Арсен Аваков чуть ли не ежедневно должен поддерживать моральный дух подчиненных, — качество немаловажное.

Аваков — глава МВД, министр-блоггер, общающийся с народом не через говорящие головы официальных спикеров, а посредством собственного аккаунта в Facebook, — в российском понимании классический олигарх. Человек, конвертировавший крупный капитал в политическое назначение: сначала главой Харьковской области, потом, после непродолжительной эмиграции, — и.о. министра. Господин Аваков никогда не имел отношения к милиции.

Глава Службы безопасности Украины Валерий Наливайченко в российских медиа известен по фразе экс-главы ведомства Александра Якименко: «Отдал целый этаж здания агентам ЦРУ». Отдельные российские коллеги считают Наливайченко агентом ЦРУ.

Наконец, Михаил Коваль, и.о. министра обороны, — кадровый десантник, который уже продержался в должности больше предшественника Игоря Тенюха, подавшего в отставку из-за обвинений в «сдаче Крыма». Господину Ковалю пока тоже похвастаться нечем: в середине апреля часть бойцов днепропетровской 25-й бригады ВДВ, направленных в Краматорск, перешла на сторону жителей Донбасса, выступающих против Киева.

Украинские олигархи, за постсоветскую историю сумевшие вырасти в отдельную силу, после побега Виктора Януковича частично получили назначения: Игорь Коломойский — главой Днепропетровской области, Сергей Тарута — Донецкой, Игорь Палица после майских событий — Одесской, Арсен Аваков — и.о. министра внутренних дел. Наибольшие шансы на победу на президентских выборах, если они состоятся 25 мая, — у олигарха Петра Порошенко. 48,4% из тех, кто точно пойдет на выборы, проголосуют за него. Формально пока господин Порошенко не участвует в принятии решений, но де-факто он является одним из основных переговорщиков с ЕС. Его коллега по списку Forbes — богатейший человек Украины Ринат Ахметов — попал в публичное пространство, когда общался с представителями самопровозглашенной Донецкой республики, призывая их вступить в переговоры с властями и не допустить штурма (присоединение Донбасса к России не является интересом господина Ахметова — существовать в украинских условиях «равноприближения» олигархов любому человеку с капиталом комфортнее).

Однозначного ответа на вопрос «кто здесь власть?» на сегодняшней Украине нет. Значительная часть людей в Донецке и Луганске хочет отделиться. Олигарх Коломойский попытался навести порядок, объявив в стиле американских плакатов «Wanted» награду за «зеленых человечков», но инициатива, нашумев в медиа, сошла на нет. Киев продолжает строить национальное государство без оглядки на интересы жителей юго-востока, не ставя вопросы о придании русскому языку статуса государственного и о федерализации на повестку дня. Пройдут ли выборы 25 мая — неизвестно. Украинское государство как территория существует, но в качестве субъекта монопольного права на насилие приказало долго жить.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Украина. Кто здесь власть?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.