Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Герои иного времени: деятели культуры как заложники идеологии

  • Герои иного времени: деятели культуры как заложники идеологии
  • Смотрите также:

На прошлой неделе исполнилось 90 лет великому литовскому актеру, народному артисту СССР, лауреату Национальной премии культуры и искусства Литвы Донатасу Банионису.

Банионис – деятель литовской культуры, который принес ей всесоюзную славу, однако в независимой Литве многое в его творчестве и биографии противоречит постсоветской официальной идеологии – этого не одобряют и предписывают стыдиться. В аналогичной ситуации находятся многие любимые когда-то всем Советским Союзом деятели культуры Литвы, Латвии и Эстонии – о тех, кто умер, при новом общественном строе предпочитают не вспоминать, а живые писатели, актёры, певцы и композиторы ушедшей эпохи на новую «европейскую» жизнь смотрят всё больше скептически.

«Ваш насыщенный творческий путь отмечен плодотворным сотрудничеством с известными режиссёрами и актёрами, талантливыми, поистине незабываемыми ролями, которые принесли вам высокое профессиональное признание и искреннюю любовь зрителей и в России, и в Литве, и в других странах», - говорится в поздравительной телеграмме российского президента Путина Донатасу Банионису. «Владимир Путин - это мой друг. Давным-давно познакомились. Мы с ним о многом говорили», - сказал журналистам Банионис, комментируя полученное от российского президента поздравление с 90-летним юбилеем.

Это действительно так: Путин с Банионисом познакомились во время визита в Москву литовской правительственной делегации в 2001 году; российский лидер тогда сказал великому литовскому актёру, что он решил стать разведчиком, посмотрев фильм «Мёртвый сезон» с Банионисом в главной роли. В «Мёртвом сезоне» Банионис сыграл советского разведчика Константина Ладейникова, срывающего работу по созданию нервно-паралитического газа «Эр-Эйч» нацистским учёным-преступником. Этот фильм – новая веха в истории советского кинематографа: зрители узнают, как советские разведчики воюют на «невидимом фронте холодной войны», киногероем становится интеллектуал, занимающийся аналитической работой, а с Баниониса в Советском Союзе начинается литовская актёрская школа.

Казалось бы, Литве можно только восхищаться такой национальной гордостью, но нет – в современной Литве такие детали могут вызвать только смущение и стыд. Великий литовский актёр играет в фильме кэгэбэшника, противостоящего Свободному миру, и этот фильм с юности любит «кровавый диктатор» Путин… это же позор!

 Но «Мёртвый сезон» - это ещё мелочи. Государственную премию СССР актёр Паневежского театра Донатас Банионис получил в 1967 году за главную роль в фильме «Никто не хотел умирать». Этот фильм Литовской киностудии впервые рассказал массовому советскому зрителю о литовских «лесных братьях». Борцы за независимую Литву терроризируют деревню – убили уже четырёх председателей сельсовета. Банионис играет сына убитого председателя, бывшего «лесного брата», который перешёл на сторону Советской власти и мстит подельникам за отца. Сейчас времена изменились: «лесным братьям» ставят памятники, называют в их честь площади и улицы, а Вайткус-Банионис – это пособник «оккупационного коммунистического режима, уничтожавшего литовский народ».

Многие фильмы Донатаса Баниониса, его советские награды и премии – это табу для современной Литвы. И сам выходец из Паневежиса, прославленный главной ролью в «Солярисе» Тарковского на весь мир, не может об этом говорить, потому что это не просто противоречит официальной идеологии, а запрещено законом: за «отрицание фактов советской агрессии», «оправдание оккупационных властей» в Литве предусмотрена уголовная ответственность.

По этой причине из культурного наследия Литвы, а также Латвии и Эстонии убирается целый пласт национальной культуры. Является ли сейчас официально чтимым литовским поэтом Саломея Нерис, в составе полномочной делегации Народного Сейма во главе с Юстасом Палецкисом ходатайствовавшая о включении Литвы в состав СССР? Или её ученик, убеждённый поэт-коммунист Эдуардас Межелайтис, в 1940 году подписавший «Декларацию о вхождении Литвы в состав Союза Советских Социалистических Республик»? По-прежнему ли в республике почитается «литовский Гарсия Лорка» - молодой поэт Витаутас Монтвила, отправленный режимом президента Сметоны на каторгу за свою коммунистическую деятельность и расстрелянный немцами в первые дни Великой Отечественной войны?

В соседней Латвии фактически предана забвению великая латышская актриса - народная артистка СССР Вия Артмане. «Короля поэтов» Серебряного века Игоря Северянина можно было бы считать великим эстонским поэтом: переводил на русский язык эстонских поэтов, писал в своих стихах о природе и народе Эстонии – ни один поэт так не воспел эстонскую землю, как Северянин. Но такой подход противоречит официальной идеологии, по которой к эстонской культуре принадлежит только то, что создано на эстонском языке, а русский патриотом Эстонии не может быть по определению – это оккупант и инородец. Поэтому и нет в эстонской культуре великого поэта Северянина.

Впрочем, покойным балтийским писателям, артистам и поэтам уже всё равно, но нашим современникам из стран Балтии приходится на себе испытывать новую идеологию своих родин. Литовские режиссёры Римас Туминас, Эймунтас Някрошюс, Миндаугас Карбаускис, драматург Марюс Ивашкявичюс, композитор Фаустас Латенас работают с лучшими российскими театрами. Какую реакцию на свой успех они получают из родной Литвы? Восхищение? Как бы не так. В начале года литовский консерватор, депутат Сейма от СО-ХДЛ Юргис Разма высказал свою озабоченность, что все эти люди там, в Москве, станут нелояльными, а то и вовсе завербуются и вернутся в Литву агентами «мягкой силы» Кремля.

Самое печальное для правящих политиков Литвы, Латвии и Эстонии состоит в том, что среди выдающихся мастеров их национал 2000 ьных культур у них и вправду критически мало союзников.

Вот, например, пожалуй, самый известный в истории латыш – композитор и дирижёр Раймонд Паулс. Редко какое интервью 78-летнего «маэстро» обходится без критики современной Латвии: страны с уничтоженной промышленностью, разъезжающимся населением и заброшенной культурой. «Собрались, попели и живём дальше бедной жизнью… Превращаемся в небольшое болото с протухшей водой. Провинция. В основе основ лежит то, чтобы дорваться до должностей», - пояснял Раймонд Паулс свой отказ участвовать в Празднике песни и танца в прошлом году.

Статус национального достояния даёт великому латышскому композитору невероятное право критиковать даже священную для современной Латвии политику исторической памяти. «Я немного изучал то, что происходило в 1917 и 1918 годах. Кто был главными убийцами? Наши соотечественники. Что они творили на Украине? Кто сформировал весь этот чекистский аппарат? В основном наши и евреи, хотя они и были потом ликвидированы. Кто отстаивал ту революцию? И кто служил в охране Кремля? Латышские стрелки. Поэтому лучше уж помолчим об этих делах.

Это история, и ничего тут не поделаешь. Что толку поднимать её, лучше ведь не сделаешь. Мы сами всякого дерьма натворили, сами всюду лезли», - заявлял Раймонд Паулс, за что, естественно, получил от латышских националистов клеймо продавшегося русским предателя латышского народа. Но здесь возникает вопрос: если изъять из латышской культуры Раймонда Паулса, то много ли у неё останется?

Тогда уж придется изымать из неё и другого латышского композитора – Иманта Калниньша, который тоже «переметнулся»: был членом ультраправого «Национального объединения», а теперь называет Латвию страной без будущего, загоном на задворках Европы и вымирающей нацией, существующее положение дел в которой сохраняется за счёт стравливания русских с латышами.

И тогда уж странам Балтии нужно понять намёки, посылаемые им литовскими консерваторами, и выслать из своих стран местных деятелей культуры, заражённых российской «мягкой силой» и потому не вполне одобряющих сложившуюся в своих странах идеологию. Таких много, и их имена всем известны: Ивар Калниньш, Ингеборга Дапкунайте, Лайма Вайкуле, Тынис Мяги. Их творчество в советский период могло бы быть национальной гордостью, но то, что этот период был советским, а творчество было и остается русскоязычным, делает их официальное признание в родных странах несколько сомнительным.

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости культуры | |

Подписка на RSS рассылку Герои иного времени: деятели культуры как заложники идеологии


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.