Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Биржевые эксперты - Шувалову: еще одно слово убьет наш рынок

  • Биржевые эксперты - Шувалову: еще одно слово убьет наш рынок
  • Смотрите также:

Вчера первый вице-премьер Игорь Шувалов призвал российские компании, чьи акции размещены за границей, перейти с иностранных бирж на московскую. Он уточнил, что это не приказ, а только рекомендация – она поможет компаниям избежать возможных новых экономических санкций: «Это вопрос для них экономической безопасности». Пока что, по словам Шувалова, никто из них таких намерений всерьез не выражал – но как только решения будут приняты, правительство поможет компаниям перейти на российскую биржу «на привлекательных условиях».

Тем, кому отечественного рынка мало, Шувалов предлагает работать в Азии: «Надеюсь, что при вот таких сложностях на рынке капитала на Западе [речь идет о санкциях против нескольких российских компаний] у наших эмитентов будут новые возможности на других рынках, включая Сингапур, Гонконг в том числе». Slon попытался разобраться, скольких российских компаний касается рекомендация вице-премьера и насколько сложным для них может оказаться переход на российский фондовый рынок.  Кого это затронет?  
Иногда они возвращаются: список наших компаний на зарубежных биржах Мы выяснили, что всего порядка нескольких десятков российских компаний разместили акции за границей, и большая часть приходится на Лондонскую фондовую биржу (см. полный список таких компаний в материале Slon). «На наших рынках размещаются 68 российских компаний – из них 53 на основном рынке (Main Market; из них 4 компании выставили не акции, а другие бумаги) и 15 на альтернативном инвестиционном рынке (AIM). Учитывая, что всего у нас котируется 2500 компаний, доля России – меньше 5%. Для сравнения: из США у нас 95 компаний, из Индии – 62, а из Китая – 50», – рассказывает пресс-секретарь биржевого холдинга London Stock Exchange Group Гарри Стейн. По информации «Ведомостей» акции 38 российских компаний представлены исключительно за границей; остальные торгуются и в Москве.

Но есть и другой, более популярный механизм привлечения иностранных средств для наших компаний. Совместно с крупными иностранными банками они выпускают депозитарные расписки, которые также продаются на иностранных биржах: «Российские акции не торгуются на Франкфуртской фондовой бирже. Но среди инвесторов российские активы востребованы, поэтому банки предлагают им покупать немецкие или американские депозитарные расписки или сертификаты долевого участия», – говорит Андреас фон Бреверн из медиадепартамента Deutsche Börse – крупнейшего оператора Франкфуртской фондовой биржи. Сейчас во Франкфурте продаются расписки 44 российских компаний – среди них Сбербанк, «Лукойл» и другие гиганты. Игорь Шувалов четко ответил, что депозитарных расписок его рекомендация, «конечно же», тоже касается. Эксперты, опрошенные Slon, предполагают, что дело может закончиться полным отказом от этого инструмента и крахом российских ценных бумаг в целом.
Олег Вьюгин, председатель совета директоров «МДМ-Банка», бывший руководитель ФСФР
Что означает перейти на российские биржи? Это означает провести делистинг [исключение из котировальных списков иностранных бирж] депозитарных расписок. Тогда единственным торгуемым инструментом остаются российские бумаги. Компания может предупредить инвесторов, что она планирует объявить о предстоящем делистинге – это потребует дополнительных действий, возможно, потребуются дополнительные выкупы расписок у миноритариев. И инвесторы будут принимать решение – сбросить бумаги или превратить их в дешевые акции, потому что есть возможность конвертировать расписки в обыкновенные акции. Возможно, это ограничит доступ к иностранным инвесторам, а возможно, инвесторы будут к этому готовы.
Очевидно, что стоимость наших бумаг сильно упадет. В целом это ударит по капитализации наших компаний на первом этапе. Насколько сильно? Нужно один раз на одной компании это испробовать и посмотреть. Потом, может быть, она восстановится, если будет работать механизм покупки наших акций через Евроклир.
У нас есть почти уже установленные связи с Евроклиром. И те инвесторы, кто не хочет открывать счет непосредственно в России, смогут приобретать наши акции через Евроклир. Так что есть лазейка, вполне приемлемая для консервативных инвесторов. Хотя есть и немало инвесторов у нас, у которых напрямую открыты счета в российских инфраструктурных организациях.

Андрей Гриценко, 
генеральный директор «Капитал Управление активами» 

Нашим компаниям рекомендовано уходить с западных бирж и размещаться на российской бирже. Главное, что именно рекомендовано. Если бы это было сказано в приказном порядке, то был бы коллапс российского фондового рынка. В этом случае ущерб равен 100%.

По объемам торговли бумагами российских компаний за границей 57–58% осуществляется в депозитарных расписках и только 43% – в локальных акциях [обыкновенных акциях наших компаний]. Чем депозитарные расписки лучше локальных акций? Они, в отличие от локальных акций, выпускаются глобальным банком – у нас есть договоренности с Bank of New York, Deutsche Bank. По ним защищены права собственности – это главное, что гарантируется за границей и отсутствует у нас. В случае чего вы можете предъявить претензии американской стороне, а не гадать, куда пойти, если у вас украли бумаги российского «Норильского никеля». 

Эти депозитарные расписки торгуются в два раза дороже, чем локальные акции. У «Магнита», «Мечела», других наших компаний их доля доходит до 100% выпущенных бумаг. Сейчас они торгуются в Америке, Европе, Англии – и с нашим локальным рынком это никак не связано. 
Если наши компании будут уходить с иностранных бирж, эти депозитарные расписки будут расконвертированы. Для всех держателей одновременно их будут превращать в локальные акции. К чему это ведет? Крупные инвесторы на Западе – а главные из них – это пенсио 2000 нные фонды – по закону не имеют права держать локальные акции, потому что они должны гарантировать пенсионерам, что не потеряют их деньги. Я думаю, что из этих 57% [доля расписок в объеме торгов] больше двух третей находятся у инвесторов, которые не имеют права торговать нашими локальными акциями. Они будут вынуждены продавать их по любым ценам – это обвал нашего рынка минимум на 50%, это убьет рынок. В первую очередь это убьет голубые фишки – «Газпром», Сбербанк, «Сургутнефтегаз», «Новатэк», «Лукойл», «Норильский никель». Эти депозитарные расписки у таких инвесторов лежат долгими годами, и мы заставим их эти бумаги одномоментно продавать. 

Кроме пенсионных фондов, остаются хеджфонды и ритейл – я думаю, это не более одной пятой держателей расписок. Но если вы богатый американский инвестор, на Россию вы в принципе не особо глядите, а тут еще вам говорят, что придется продавать российские депозитарные расписки, чтобы получить локальные акции. Вы плюнете и забудете про Россию – она и так у вас процентов 5 портфеля занимает. Вы скажете: «Лучше я куплю акции других стран с понятными гарантиями» – проще пойти купить Южную Корею, Сингапур, Филиппины. Так что переход на российские биржи должен быть без ущерба для существующих держателей расписок. 
Если не рисовать апокалипсис, и бумаги [наших компаний] можно будет размещать и там, и здесь, и если наших эмитентов не заставят сокращать программы выпуска депозитарных расписок, то это очень хорошо, повышается ликвидность компаний. В России появятся хорошие, известные на Западе компании с хорошим менеджментом, которые сейчас вообще не представлены на внутреннем рынке, такие как Mail.ru. Им и сейчас ничто не мешает размещаться в России, и в прошлом году такое намерение озвучивала компания «Яндекс», но дальше словесных интервенций дело не пошло.

Почему? Российские инвесторы испуганы еще больше, чем европейцы. Там говорят, что мы даже гиперболизируем наши проблемы. С нашего фондового рынка деньги уходят в депозиты или просто в матрас. И пока ситуация не успокаивается. В нормальных условиях, если бы не было Крыма, мы бы [благодаря дополнительному размещению в России] пошли вверх. А сейчас не знаю, почувствует это рынок или нет. Мы можем получить отложенный потенциал роста. То есть диапазон выгоды или потерь – от минус 100% до плюс 100%.
Возможно, что за этим заявлением [Шувалова] последует некая помощь – властям надо будет «помочь», в кавычках, нашим компаниям это сделать [размещаться не только на Западе, но и в России]. Потому что пока особо никто не загорелся. Как помочь? 

Наш закон предусматривает, что депозитарные расписки не могут составлять больше 25% уставного капитала эмитента. Возможно, что компаниям помогут с увеличением этого барьера в 25%. Но в заявлении Шувалова прозвучала забота о безопасности государства – так что увеличением барьера здесь, похоже, и не пахнет. А сам по себе дополнительный плюс от привлечения на внутренний рынок новых российских компаний – это одна копейка против ста рублей минуса. 
На азиатских биржах только в Гонконге торгуются три наших эмитента. Перейти на азиатские биржи наши компании могут, но ликвидность на западных биржах намного выше. В Шанхай их не пустят – там есть ограничения по торговле иностранными акциями. А в Гонконге нашим компаниям придется заново рассказывать об инвестиционной привлекательности России, а она сейчас стремится к нулю. Так что старые держатели продадут их, а в то, что появится лавина новых азиатских, – сложно поверить.

Вхождение в систему Евроклир, которое мы пока отодвинули на середину 2015 года, тоже не панацея. Надо изучить уставы иностранных пенсионных фондов и хеджфондов, но я думаю, что у них может быть ограничение и на это. У иностранных инвесторов и раньше были возможности торговать нашими бумагами через более мелкие структуры, подобные Евроклир.
Нельзя вести себя как слон в посудной лавке – здесь нельзя лишнего слова сказать, иначе нас просто убьют. Если будет хоть намек на то, что доля депозитарных расписок [в уставном капитале эмитента] будет уменьшена, то все рухнет. Произвело ли заявление Шувалова уже негативный эффект? Сейчас рынок у нас такой дохлый, что не понять, почему именно он испугался – из-за Шувалова или из-за угрозы ввода российских войск в Донецк. Все как упало, так и лежит. И пахнет неприятно.    

Владимир Брагин, директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики «Альфа-Капитал»
С моей точки зрения, это странное заявление. То ли оно означает преимущественный листинг на российской бирже – и попытки ввести его уже были, – но сейчас наши компании могут размещаться как на российской, так и только на иностранной бирже. То ли оно означает – в принципе отрезать себя от внешнего рынка. 
Западный рынок намного более емкий. На иностранных биржах наши компании могут размешаться дороже, чем на российской. Банк ТКС вряд ли мог разместиться так успешно в России (хотя сейчас его бумаги и обвалились, но размещение было очень высоким). Если останутся только российская биржа и российские инвесторы – возникает вопрос, кто вообще эти бумаги будет выкупать? Сейчас интерес внутри России к покупке акций точно меньше, чем несколько лет назад. Потому что банально динамика нашего рынка акций [плохая] – в России он даже немного падает из-за высокой инфляции и по другим причинам.


Я не думаю, что нововведения могут ударить по миноритариям, которые владеют нашими бумагами не напрямую, а через банки. Все зависит от того, какой в принципе на наши акции есть спрос.


Самое читаемое сегодня


Категория: Бизнес Новости | |

Подписка на RSS рассылку Биржевые эксперты - Шувалову: еще одно слово убьет наш рынок


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.