Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Опус Деи краеугольный камень учения католичества

  • Опус Деи  краеугольный камень учения католичества
  • Смотрите также:

«Секретная организация», «масонская ложа», «тоталитарная секта», «монашеский орден» – это лишь некоторые наименования, которые приписывают католической организации «Opus Dei», что переводится с латинского как «Дело Божие». Но так ли верны эти названия, является ли правдой то, что столь часто можно вычитать про «Opus Dei» в великом множестве небольших статей и газетных заметок? И что же на самом деле представляет из себя эта организация, объединяющая самых разных людей.

По сути дела ни одно из вышеуказанных названий не отражает внутренний уклад «Дела Божиего». Начать следует с того, что Opus Dei никогда не было монашеским орденом и соответственно статус католического ордена не получал – это прерогатива исключительно тех организаций, где приносятся обеты. «Опус Деи» является сообществом мирян и священников самого разного уровня жизни, сословий, достатков, социального статуса. В организацию принимают мужчин, женщин, состоящих в браке или решивших хранить безбрачие.

О секретности «Opus Dei» говорить также не приходится, потому что ее члены не скрывают своей принадлежности к «Делу» – мало того, как мы увидим дальше, излишняя конспиративность откровенно вредила бы самой организации, не сочетаясь с внутренним духом общества.

Также невозможно и найти в организации следы тоталитарной секты, поскольку прием и послушания в «Деле» являются абсолютно свободным волеизъявлением каждого конкретного человека. Многие говорят об усиленной обработке активистами общества новых членов, но мы вынуждены их разочаровать – под такую формулировку можно подвести решительно любую миссионерскую деятельность любой из существующих основных религий. Если говорить предельно откровенно, то на «своей» территории мусульмане проповедают ислам гораздо более агрессивно.

Относительно возможной принадлежности к масонству «Дела Божиего» следует во всяком случае сказать, что никакого ритуала приема в общество не существует, а раздутая в СМИ тема о якобы жесткой иерархии внутри «Opus Dei» не имеет под собой ни единого основания, так как противоречит самой идеологии общества. Но это не значит, что следует полностью исключить возможную связь «Дела» и масонов, но следует выяснить, в каком она может проявляться ключе.

Обратимся к истории. Общество «Opus Dei» было создано молодым священником Хосемарией Эскрива де Баллагером в 1928 году в результате, как он сам утверждает, откровения Божиего. Биографы Хосемарии говорят о том, что с самого малого возраста Хосемария Эскрива ожидал исполнения воли Божией и уже в 15 лет принял решение стать священником. Всю оставшуюся жизнь, что до создания «Opus Dei», что после, Хосемария всегда полагался на эти самые откровения и, как утверждают биографы, каждый раз Бог реально подавал ему просимое, в том числе материального качества.

Будни Хосемарии проходили в постоянных трудах: рано умерший отец оставил на него, как старшего сына, все хозяйство по дому, регулярные нестроения на Родине Хосемарии в Испании приводили к вооруженным конфликтам, а сам основатель «Дела» старался постоянно помогать бедным и обездоленным. Он ходил в больницы, создавал приюты, утешал бедняков и посещал самых нищих и обездоленных. То есть основой жизни Хосемарии и как человека, и как священника, и как основателя «Opus Dei» стало социальное служение. Исключительно социальное служение.

Не правда ли, достаточно оригинальное проявление священнического труда? Гораздо чаще Хосемарию можно было застать с проповедью в бедном квартале, нежели в церкви. Гораздо проще Хосемарию было найти среди больных, чем в церкви. И наконец значительно чаще Хосемарию можно было увидеть кормящем бедного, чем преподающим Святое Причастие.

И именно отсюда и вытекает основная доктрина общества «Opus Dei». Со слов самого основателя: «Работа является специфическим средством достижения святости». Абсолютно любая работа. Когда однажды Хосемарию поздравили с тем, что один из членов «Дела» получил должность министра, он ответил, что ему безразлично какую должность занимает его духовное чадо – министра или мусорщика – лишь бы его работа служила обретению святости.

И здесь мы подходим к самым важным доктринальным установкам «Opus Dei». Если центром христианства как такового в первом тысячелетии являлась Святая Евхаристия, что и сохранили Католическая и Православная Церкви после разделения, то Хосемария Эскрива приносит настоящую революцию в церковную жизнь – основой учения «Opus Dei» является работа как средство достижения святости и социальное служение как дополнение к ней, но никак ни Святая Евхаристия. Таким образом, учение «Дела Божиего» отвергает самый первый и главный постулат христианства: творить Преломление Хлеба (то есть Святое Причастие) в воспоминание Христа.

При этом сам Хосемария утверждал, что очень любил мессу и страдал каждый раз, когда в силу обстоятельств надолго лишался возможности Причастия. НО! Как уже отмечалось выше, «Opus Dei» было создано как в первую очередь общество мирян, а учение католической церкви еще до Хосемарии заменило причастие Телом и Кровью для простых мирян облатками – Хосемария лишь довел до логического конца процесс ненужности и Причастия, и церковной проповеди для верующих.

Вот краткая выдержка из учения «Opus Dei», свидетельствующая о секулярности общества:

Повседневная жизнь.  Кто понимает великое значение повседневной жизни, тот сознает и непреходящую ценность малых дел, наполняющих бытие обычного христианина.

Освящать работу. Освящение повседневной работы – это стержень, на котором держится духовная жизнь обычного христианина. Освящать свой труд – значит, стремиться к совершенству в работе.

Любовь к свободе. Члены Оpus Dei обладают такими же правами и обязанностями, как и любые другие граждане.

Любовь и апостольское служение. Члены Оpus Dei стремятся свидетельствовать о своей христианской вере. Христианин осуществляет свое апостольское служение сна 2000 чала на примере своей жизни, а только потом прибегая к словам.

Цельность жизни.  Близость к Богу, освящение земных занятий и апостольское рвение гармонично сочетаются в «простой и твердой цельности жизни».

Итак, «Дело Божие» представляет собой общество мирян, призванных к святости – и это вторая маленькая революция католической церкви. До Хосемарии Эскрива святость считалась уделом исключительно монахов и священнослужителей – простой мирянин даже думать не смел о таком дерзновении перед Богом. «Опус Деи» переворачивает представление о святости в церкви, Эскрива каждого объявляет святым, мало того, он называет всех священниками Божиими. Именно священническое достоинство Хосемария усматривал в каждом человеке, в мужчине и женщине, и утверждал, что все вместе христиане совершают служение Богу, равно как священники, так и миряне.

Идеи основателя «Opus Dei» многим казались безумными, над ним насмехались, ему угрожали, а между тем общество с каждым днем прибавлялось новыми членами. По одному, по два человека – но оно росло. И это как раз очевидное следствие тех самых насмешек и угроз. Человек от природы личность достаточно любопытная, а в случае, когда объект любопытства еще и оказывается негласно запрещенным в обществе, как это и произошло по началу с «Opus Dei», то любопытство преумножается. Запретный плод сладок, как говорит нам древняя пословица. Оказавшись впервые в дверях «Дела» каждый новенький встречался с Хосемарией Эскрива, а равных ему оратора тогда было не найти. Кроме того, Хосемария проповедовал крайне привлекательные для простого труженика идеи.

На фоне быстрорастущего в Испании и по всей Европе антиклерикализма и пренебрежения церковностью Хосемария говорил об освящении человеческой жизни через работу. То есть приходящий впервые в «Опус Деи» плотник с удивлением узнавал, что выполняя очередной заказ он достигает святости, ибо всякая работа есть возрастание в Боге. По словам самого Хосемарии «я не могу назвать хорошим человека плохо выполняющего свою работу». Трудолюбие – вот критерий святости в миру. Единственное, чему учил Хосемария сверх того: это сострадательность, милость и посвящение каждой минуты своей жизни Богу. Работаешь – посвяти работу Богу. Болеешь – посвяти болезнь Богу. Ухаживаешь за старой бабушкой – посвяти это Богу. И таким образом освятишь всю свою жизнь. Возвращаясь несколько назад стоит добавить, что речи о важности посещения мессы и Причастия нет.

Когда у новичка проходил шок от услышанного и он мог адекватно «переварить» полученные знания, он со всех ног устремлялся к Отцу Хосемарии за новым духовным советом. Шутка ли – достижение святости здесь, на Земле, просто работая и славя Бога. Даже никакой особой молитвы не требуется – молитва есть труд, как учил Хосемария. Я не случайно назвал Хосемарию Эскрива Отцом – именно так, с большой буквы, его именовали члены «Opus Dei», а впоследствии и священники, и епископы, и кардиналы, и монахи католических орденов.

И именно в этом месте следует поставить жирную кляксу на столь идеальном на первый взгляд образе Хосемарии Эскрива. Обращение отец, падре, даже Папа – распространены в христианском мире, в том числе в католической церкви. Но пишут ли слова отец или падре с большой буквы? Нет. В титуле Папа Римский проводится дань уважения к высшему сану в РКЦ. А ведь сам Господь в Святом Евангелии говорит нам, чтобы не называли никого себе Отцом, потому что один Отец у вас – Бог. Знал ли Эскрива о столь трепетном названии его Отцом с большой буквы? Безусловно знал, последние 20 лет его жизни к нему исключительно так и обращались. Но никак не осуждал этого – все-таки было в душе Хосемарии место для тщеславия.

А кому присуще тщеславие? Кто еще во время жизни Христа так любил выделение себя из толпы хотя бы обращением? Кто тешился преждеседанием на торжищах и преждевозлежанием на вечерях? Фарисеи и старейшины иудейские, люди, распявшие Христа. И утверждавшие себя носителями некоего сакрального знания. А кто стал идейными продолжателями фарисейского дела как не масоны, общество стремящихся к общей великой религии, одной на весь свет, общества все еще ожидающего спасителя мира.

И стоит обратить внимание на следующий факт: несмотря на то, что Хосемария был обычным священником, он легко мог входить на аудиенцию к губернаторам и министрам. Безусловно, его подвижничество на поприще помощи бедным и больным было широко и 3000 звестно в обществе, но когда это мешало чиновнику отказать в приеме? Мало того, Хосемарию принимали даже открыто враждовавшие с ним министры. Создается впечатление, что они не смели ему отказать! Кроме того, Хосемария Эскрива в послевоенной Испании открыл ни много ни мало 5 различных учреждений «Opus Dei», как правило больницы и учебные заведения. Это в разрушенном войной государстве, где каждая копейка на счету, не говоря уже о том, что эти учреждения необходимо было оснастить.

Со слов самого Эскривы, когда ему что-либо требовалось, он усиленно молил Господа подать ему необходимое для совершения «Дела Божиего», после чего появлялся «таинственный незнакомец», приносивший все необходимое – будь то деньги или предметы обихода. Что за таинственный незнакомец мог в разоренной стране иметь такие широкие возможности, особенно учитывая, что официального папского признания «Opus Dei» тогда еще не получило и далеко не всегда приветствовалось католической церковью. Ответ очевиден – за снабжением «Дела Божиего» стоят масоны.

Взглянем несколько глубже: «Opus Dei» объединяет в себе самых разных людей, собранных вместе идеей достижения святости через выполнение своей работы. Общество не ставит во главу угла церкви, а молитвой называет все ту же работу. Проповедует идеи милосердия к ближнему и благотворительности. Не осуждает богатство, поскольку оно является иной раз вынужденным следствием продуктивной работы. Распространяется по всему миру, мечтая привить свою идеологию каждому человеку на Земле. Говорит о необходимости объединения церквей и является родоначальником экуменизма. Принимает в свои ряды не только простых католиков, но священников и монахов, которые не состоят официально в «Opus Dei», но являются членами Священнического Общества Святого Креста. В качестве помощников принимают людей любых религиозных и даже арелигиозных убеждений. Разве что не ждут нового спасителя мира.

Ни одна католическая организация не проповедует столь близкие к масонству идеалы – стоит ли удивляться, что именно в масонской среде «Opus Dei» снискал себе помощников и покровителей. Справедливости ради стоит заметить, что первым духовником Хосемарии Эскрива во время становления идеологии «Дела» был иезуит, но это явно не мешало основателю встречаться и консультироваться у «старших братьев» – иначе откуда такое сходство? Неужели можно даже предположить, что один человек мог самостоятельно разработать столь обширную и складную программу целого общества? Или допустить реальную помощь Божию человеку, отказавшему Богу в священническом и божием достоинстве, убрав из устава общества Евхаристию и назвавшись Отцом?

Вне всякого сомнения, «Opus Dei» не является масонской ложей, но в этом и заключается ее главное преимущество и загадка. Эта организация проповедует масонские идеи не являясь при этом масонской ложей, фактически становясь последней ступенькой для добровольного и осознанного принятия масонских идей. Да и зачем масонству огромное количество членов в ложах? Это законспирированная организация, объединяющая влиятельнейших людей Земли – простые люди им будут только мешать. Но как подготовить людей к принятию масонской идеологии, не вводя их в ложи? А очень просто – создать организацию, объединяющую максимум сословных и религиозных кругов единой идеологией труда, равенства и милосердия – создать «Opus Dei».

Конечно мы никогда не увидим здоровающихся за руку масона и последователя «Опус Деи» – они не будут сами себя компрометировать. Да и о тесной связи этих организаций наверняка догадываются или знают лишь самые ревностные служители «Дела», настолько проникшиеся идеями Эскривы, что видящие взаимную пользу такого сотрудничества. С другой стороны «Opus Dei» оказывает беспрецедентную поддержку Святой Престол. Общеизвестно, что в 1982 году Папа Римский присвоил «Opus Dei» звание папской прелатуры – таким образом, «Дело» стало первой и единственной немонашеской организацией Римо-Католической Церкви подчиняющейся непосредственно Папе Римскому, подобно могущественному Ордену Иезуитов.

О высочайшем признании Папами общества свидетельствуют также следующие факты: в 1946 году Хосемария Эскрива перебрался в Рим, где неоднократно удостаивался личной аудиенции у Папы и в кратчайшие сроки добился легализации совершенно незаконной до того момента «Opus Dei», активно порицаемой со всех сторон. 27 сентября прошлого года с одобрения Папы Франциска в Мадриде прошла церемония беатификации первого прелата и преемника Хосемарии Эскрива в качестве главы «Опус Деи» Альваро дель Портильо. По словам Папы, «благодаря Альваро дель Портильо папский университет работает на благо Церкви. Он был ревностным служителем Божиим, он сочетал в себе глубокую духовную жизнь, основанную на верности Христу, с щедрой всемирной апостольской миссией по примеру св. Хосемария Эскривы».

Также довольно скоро после избрания на Святой Престол, папа Франциск принял на аудиенции отца Хавьера Эчеваррия, епископа-прелата «Opus Dei», т.е. главу общества. Многих ли глав монашеских орденов и прочих католических организаций Папа Франциск удостоил личной аудиенции? Ответ отрицательный. Более того, в годы проведения II Ватиканского собора (1962 – 1965 гг.) Хосемария Эскрива был негласным духовником кардиналов – членов собора и активно влиял на принимаемые собором решения.

В ходе работы собора были выработаны и приняты решения, навсегда изменившие облик Римо-Католической Церкви. Масштабная богослужебная реформа, нововведения в догматическом учении РКЦ и другие решения, продиктованные стремлением к улучшению миссионерского служения церкви привели в итоге к массовому отказу некогда правоверных католиков от своей веры – костелы стали резко пустеть. И в этом явственно прослеживается рука Хосемарии – зачем нужны костелы если святости христианин достигает через свою работу? Костелы нужны для священников – потому что это их работа. А мирянину он совершенно не обязателен по логике Эскрива.

Все время проведения собора в римскую резиденцию «Opus Dei» за духовным советом к Хосемарии Эскрива регулярно приезжали участники собора, сам Хосемария также неоднократно встречался с Папой. Неудивительно, что Хосемария Эскрива был очень доволен результатами собора – на нем были утверждены все спорные моменты организации Опус Деи, осуждавшиеся ранее. Фактически все учение «Дела Божиего» было возведено в ранг догматов РКЦ. Особое внимание Хосемария уделял значению мирян в церкви, проповедуя идею всеобщего священства всех крещенных католиков и даже им сочувствующих представителей других конфессий ил 4000 и идею Народа Божия. И именно эта идея утверждается на соборе и становится отправной точкой для реализации богослужебной реформы.

Действительно, не могло быть иной причины для разворота мессы лицом к народу. Если до II Ватиканского собора священник служил спиной к людям и лицом к Богу, возглавляя общую молитву, то после он встал лицом к людям, образуя круг и являясь первым среди равных – среди священников. А по сути дела – всего лишь стал выполнять свою работу – не больше и не меньше – ведь именно трудолюбие и выполнение СВОЕЙ работы является молитвой и путем к святости. Именно равенства духовенства и мирян и добивался Хосемария Эскрива в рамках «Опус Деи» еще до собора.

Безусловно, Римо-Католическая Церковь не могла «переварить» столь новую для себя духовную пищу одним махом. 40 с лишним лет Хосемария Эскрива постепенно прививал абсолютно новые, революционные для того времени идеи членам «Opus Dei», прежде чем их вынести на собор. Но в «Деле» находились люди, изначально разделяющие интересы общества, чего нельзя сказать о всей полноте католической церкви. Но вот уже прошло 50 лет после собора – изменилось ли что-то в РКЦ? Начиная свою проповедь в новом городе Хосемария Эскрива первым делом посещал больницы с нехваткой медицинского персонала, заходил к тяжелым инфекционным больным и вместе с помощниками из числа «братьев Дела» менял постели больным, убирал палаты, выносил горшки – после чего его очень и очень внимательно и с интересом слушали.

Этот пример очень напоминает нынешнего Папу Римского Франциска. После избрания СМИ регулярно акцентировали внимание на высокий духовный облик нового Папы. Еще будучи кардиналом, он жил не в епископском дворце, а в небольшой квартире, пользовался общественным транспортом, а не лимузином. Он как бы реализовывал на практике призыв кардинала Ратцингера: «Церковь должна быть не Церковью для бедных, а бедной Церковью». В Великий четверг 2001 года в воспоминание о приготовлении к Тайной Вечери он посетил больницу, где омыл и поцеловал ноги 12 больным СПИДом.

Помощь больным, призывы к милосердию, скромность и трудолюбие, не осуждение, но молитва (Франциск в одном из своих последних заявлений утверждает, что не может осуждать гея, который является достойным христианином, но не приветствует гомосексуализм как таковой. Непонятно, как может гей в принципе быть достойным христианином, но оставим это измышление на совести Папы), объединение разных ветвей католичества (сам иезуит, но принял имя в честь основателя Ордена Францисканцев) – все это настолько напоминает деятельность Хосемарии Эскрива, что не заметить сходства просто не возможно.

Идеология «Дела Божиего» начала новый виток своего воплощения сегодня, в устах и делах Папы Римского Франциска – а приносит ли она плоды? И мы должны признать, что популярность не только Папы выросла в самых широких кругах мирового населения, но и поднялся некогда приниженный статус Римо-Католической Церкви. Папа Франциск пришел исключительно вовремя – известно, что на предыдущих выборах он был главным соперником Йозефа Ратцингера, но тогда Хорхе Марио Бергольо не выбрали – было слишком рано. Сегодня Римо-Католическая Церковь наконец «переварила» решения II Ватиканского собора и готова заново проникнуться идеями Хосемарии Эскрива, которые несет в массы новый Папа.

Конечно, как и сто лет назад, «Opus Dei» не сидит сложа руки, а ведет активную проповедническую и пропагандистскую работу по всему миру. Предположительно «Дело» насчитывает около 85 000 человек, но никаких официальных цифр получить невозможно – списков общества просто не существует. И скорее всего реальное число последователей намного больше. Как уже было сказано выше, из-за уникальных особенностей деятельности «Opus Dei» организация вызывает огромный интерес со стороны общества, в котором появляются активисты «Дела», и очень быстро прирастает новыми членами – это одна из причин ложного мнения о «Деле Божием» как о тоталитарной секте, обычно именно жесткие централизованные организации расширяются с такой впечатляющей скоростью.

Если мы внимательно посмотрим на современный мир, а в частности на страны Европы и США, где так распространено «Opus Dei», то мы увидим капиталистическое общество, стремящееся проводить комфортную жизнь, для чего необходимы деньги и плодотворная работа. Неудивительно, что социум, где часто нет никаких духовных ценностей, кроме работы, приносящей достаточный для комфортного существования доход, с легкостью воспринимает идеи «Дела». Хосемария Эскрива, безусловно не без помощи своих «старших братьев» – масонов создал безукоризненную религиозную программу именно для капиталистического общества.

Причем «Opus Dei» готово работать с людьми абсолютно любого возраста и социального статуса. Самыми распространенными проектами «Дела» являются разнообразные профессиональные учебные заведения, где наряду с науками проходят занятия по духовному развитию. Как правило, активисты «Дела» стараются организовать новый учебный корпус в месте максимально удаленном от других образовательных заведений, фактически лишая права выбора будущих учеников. Зачастую поступающий до последнего момента может даже не догадываться, что обычный с виду ВУЗ на самом деле является составной частью религиозного общества. Но, как правило, становится членом «Opus Dei» навсегда.

Типичное название образовательного учреждения «Opus Dei» выглядит так: «Воспитание. Труд. Образование. Спорт». Ничто даже не намекает на религиозную подоплеку учебного процесса. Однако часто именно эти образовательные учреждения становятся крупнейшими в городах и даже странах. В 1958 году в Кении активисты «Opus Dei» пошли на беспрецедентный шаг. Страна погрязла в этнических междоусобицах, а столица Найроби была разделена на три сектора: чернокожих, азиатов и белых. И первым делом «Opus Dei» стало строить… межрассовый колледж в центре столицы. Выглядело это настоящим безумием, пока в центре не появился первый ученик, затем второй, третий. Сегодня он является одним из самых престижных кенийских образовательных центров.

Шок и неподдельное любопытство – вот те два основных чувства, что вызывает «Opus Dei» у новичка, впервые познакомившегося с этой организацией – а этого более чем достаточно для развития в человеке самого живого интереса и желания попробовать. А в «Деле Божием» даже пробовать не надо – хорошо работай и освящайся. Фактически, «Опус Деи» предлагает один из самых легких путей святости сегодня, причем без каких-либо специальных практик. Члены общества настолько глубоко уверяются в своей собственной святости, что даже страшные болезни переносят относительно легко – они просто не могут страдать полноценно из-за огромного душевного спокойствия и равновесия. Каждый член «Дела» знает зачем он болеет – ради Христа и своих близких, которым больной призван посвящать свой недуг.

«Opus Dei» не только составляет основу католического мировоззрения сегодня, но и является почвой для объединения протестантов и католиков. Протестанты, как известно, не признают значение дел по вере, но уверены, что спасение лежит только в вере для каждого человека. При этом протестанты известны как успешные бизнесмены и просто работники – им больше ничего и не остается. «Опус Деи» предлагает протестанту делать все тоже самое, но еще и освящаться через работу. Фактически «Дело Божие» также не говорит о необходимости дел по вере, но призывает к делам для освящения человека. По большому счету «Opus Dei» и представляет собой протестантское течение кроме полного подчинения и уважения Папы Римского. Особый акцент на этом всегда делал Хосемария Эскрива, прививая любовь к Папе у своих последователей.

«Дело Божие» позиционирует себя как голос учения церкви, утверждая, что ничего сверх католического вероучения они не проповедуют. Сегодня с этим утверждением невозможно спорить, но до II Ватиканского собора учение «Opus Dei» практически во всей своей полноте имело значительные отличия от католических догматов: это и призыв к святости для мирян, и идея всеобщего священства, и учение посвящать свои страдания святым и близким, и освящение через работу. Это лишь самые главные отличия учения «Дела» от учения РКЦ того времени. Неудивительно, что отдельные представители католичества резко осуждали общество и не признавали его.

Что важно отметить, масштабного преследования «Opus Dei» никогда не было. Даже со стороны монахов это были редкие отдельные голоса – никогда целый монашеский Орден не ставил себя в оппозицию «Делу Божию». Почему так? Ответ приходит следующий. Небольшие, но многочисленные провокации против «Дела» как такового, так и против отдельных его членов в частности были необходимы для романтизации образа «Opus Dei» в народном созна 2000 нии, для создания ореола мученичества. Биографии основателя Хосемарии Эскрива пестрят словами «страдания», «пережить», «пройти». Учитывая изначальную благосклонность католического высшего духовенства к «Делу» нетрудно догадаться, откуда именно исходили указания для совершения провокаций. Требовалась быстрая и эффективная популяризация общества, иными словами – реклама.

Итак, мы видим, что «Opus Dei» становится новой идеологией Римо-Католической Церкви, ее «мозгом». РКЦ переходит на новый уровень управления и развития, когда централизованная власть в Ватикане обладает инструментами воздействия на самые широкие массы населения и имеет религиозный вес во всем мире. Одним из таких инструментов является «Opus Dei». По аналогии с любой государственной структурой, где обычно есть три ветви власти: законодательная, исполнительная и судебная, можно предположить, что и Ватикан обладает тремя инструментами воздействия.

Если снова обратиться к истории, то станет ясно, что «Opus Dei» стало последним инструментом в руках римского понтифика – два других уже многие годы существовали и трудились на благо Римского Папы. Имеются ввиду Орден Иезуитов и Мальтийский Орден. Если последний имеет высочайший международный авторитет и признание, то Орден Иезуитов «прославился» в мировой истории как организация, решающая абсолютно любые вопросы в пользу Ватикана, не считаясь со средствами и методами. Таким образом сегодня у Римо-Католической Церкви есть все необходимое для успешного духовного руководства не то что миллионами – миллиардами людей по всей Земле. Ответственным за вероучение является «Дело Божие», авторитет РКЦ представляет Мальтийский Орден, собравший в себе самых влиятельнейших людей Земли, а любую проблему всегда готов решить Орден Иезуитов. Причем все три организации подчиняются непосредственно Папе Римскому и никак не зависят от каких-либо других структур в составе РКЦ.

Стоит также сказать несколько слов о такой стороне «Дела», как умерщвление плоти. Общеизвестно, что Хосемария Эскрива ежедневно прибегал к самобичеванию, носил власяницу и так далее. Этих фактов никто не скрывает и в самом обществе об этом открыто говорят. Но вопреки популярному мнению умерщвление плоти не является обязательным атрибутом члена «Opus Dei», а выполняется исключительно по желанию. И здесь также можно усмотреть след довольно хитрой и дальновидной политики. С одной стороны самобичевание никак не значится в программе общества, с другой стороны есть яркий пример основателя Хосемарии Эскрива, регулярно прибегавшего к нему. В итоге для проникшегося идеями «Дела», особенно мыслью о посвящении своих страданий Христу, умерщвление плоти становится чем-то самим собой разумеющимся, но абсолютно добровольным. Подчеркну еще раз – если бы «Opus Dei» было тоталитарной сектой – это было бы очевидно и понятно. Тоталитарная секта – грубая сила на духовном поле, подобно крупному воину в тяжелых доспехах. А как показывает практика, часто победы в войнах одерживались не силой, а хитростью и изворотливостью – а вот этих качеств у «Opus Dei» вполне хватает.

Так что же такое «Opus Dei» на самом деле? Это не тоталитарная секта, не монашеский орден, не масонская ложа – «Дело Божие» не подходит ни под одно определение, которыми так любят его «облагораживать» СМИ. «Дело» оказалось намного проще и одновременно сложнее. «Опус Деи» – действительно крупная и серьезная католическая организация со статусом Папской Прелатуры, влияющая и определяющая сознание миллионов человек по всему миру. «Дело» – это основа вероучения Римо-Католической Церкви, основатель экуменизма и платформа для возможного создания мировой религии капиталистического, замечу, характера. «Opus Dei» – это завершающая ветвь развития Католической Церкви, последний необходимый кирпичик в здание Ватиканского Престола. Очевидно, что создавая три ветви своей власти: Опус Деи, Мальтийский Орден и Орден Иезуитов – Святой Престол добивается расширения границ своего влияния, стремится поднять авторитет Римо-Католической Церкви и Ватикана на международной арене на небывалую высоту и именно «Opus Dei» призвано стать локомотивом в этом составе, стремящимся к власти.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Опус Деи краеугольный камень учения католичества


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.