Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Вот и Веселая Жизнь закончилась. В колонию к Витишко

  • Вот и Веселая Жизнь закончилась. В колонию к Витишко
  • Смотрите также:

Вряд ли этого человека можно как-то сломать. Евгений Витишко встретил нас воодушевляющей улыбкой. Стал расспрашивать о последних новостях — с внешним миром связи почти нет. Есть доступ к телефонному автомату по карточке, но с него часто не позвонишь, когда он один на всю зону. Почта работает ужасно — телеграмма шла 2 недели, но, писем Женя все равно ждет.

Справка

Евгений Геннадиевич Витишко, (3 июля 1973 года, Славянск-на-Кубани, Краснодарский край, СССР) — российский общественный и политический деятель, член Совета Экологической Вахты по Северному Кавказу, политический заключённый.

Стал широко известен в связи с так называемым «делом о порче забора» на даче губернатора Краснодарского края Александра Ткачева в Голубой бухте, в рамках которого в июне 2012 года Витишко был осуждён на три года условно. 20 декабря 2013 года условный срок был заменен тремя годами заключения в колонии. 12 февраля 2014 года Краснодарский краевой суд оставил это решение в силе.

13 ноября 2011 года вместе с группой гражданских активистов Евгений Витишко принял участие в общественной инспекции «дачи Ткачёва». В ходе этой инспекции на забор, незаконно установленный вокруг этой дачи, были нанесены надписи «Саня — вор!», «Лес — общий!», «Ткачев уходи, жулик и вор!» и т. п. Вскоре, в декабре 2011 года, в отношении Витишко и ещё одного активиста Экологической Вахты по Северному Кавказу Сурена Газаряна было возбуждено уголовное делю о так называемой «порче забора» по статье 167 Уголовного кодекса РФ. В мае 2012 года в Туапсе начался судебный процесс, в котором Газарян и Витишко выступили в качестве обвиняемых. Несмотря на, по мнению некоторых правозащитников, очевидную абсурдность обвинения и широкую общественную кампанию в защиту Газаряна и Витишко, 20 июня 2012 года судья Галина Авджи приговорила их к трем годам условного заключения с двухлетним испытательным сроком. При этом приговором на них был наложен режим ограничений, в соответствии с которыми осужденные в течение испытательного срока не имеют права менять место жительство без уведомления уголовно-исполнительной инспекции и обязаны находиться по месту жительства в период с 24 часов до 6 часов. Союз солидарности с политзаключёнными признал Витишко и Газаряна «лицами, преследуемыми по политическим мотивам».

Режим ограничений, наложенный на Витишко приговором, стал основанием для создания препятствий в осуществлении им общественной и политической деятельности. В декабре 2012 года режим ограничений решением суда был ужесточен, Витишко запретили выезжать за пределы Туапсинского района без уведомления Уголовно-исполнительной инспекции и обязали два раза в месяц в неё являться. После этого в адрес Витишко было сделано ещё несколько предупреждений о нарушении режима ограничений. За ним была установлена постоянная слежка, его телефоны прослушивались спецслужбами. В связи с этим в защиту Витишко выступила международная правозащитная организация Human Rights Watch.

Вынесение в ноябре 2013 года Уголовно-исполнительной инспекцией УФСИН по Краснодарскому краю очередного предупреждения в адрес Евгения Витишко обернулось тем, что Туапсинский филиал этой инспекции направил в суд представление с требованием о замене Евгению Витишко условного срока на реальный. Суд был назначен на 28 ноября 2013 года, но перенесён на 19 декабря 2013 года. В связи с тем, что заместитель председателя Верховного суда РФ принял решение о пересмотре дела и возвращении дела о «порче забора» на рассмотрение президиума Краснодарского краевого суда, имелся шанс на то, что приговор в отношении Газаряна и Витишко будет отменен. Однако этого не случилось. Суд под председательством Александра Чернова — председателя Краснодарского краевого суда - отказал в пересмотре дела. 19-20 декабря 2013 года в Туапсе состоялся суд над Витишко. В результате рассмотрения дела, судья Туапсинского городского суда Игорь Милинчук вынес решение о замене в отношении Витишко условного наказания на три года заключения в колонии-поселении за «систематическое нарушение режима ограничений». Это решение было оспорено в апелляционной инстанции, жалоба была рассмотрена 12 февраля 2014 года Краснодарским краевым судом, который отказал в ее удовлетворении, после чего решение о заключении Витишко на три года в колонию вступило в силу.

Источник: ru.wikipedia.org

Конец жаркого и зеленого Краснодарского края, закат, ночь и нескончаемое количество населенных пунктов быстро сменяющих друг друга, под хорошую музыку и разговоры соратников.  Вот и Веселая Жизнь закончилась.

Дорога, кстати, была хорошая, до самого Тамбова. Когда мы уже подъезжали, кто-то сверкнул глазами, перебегая дорогу — не волк, а кошка, к счастью белая.

Доехали мы за 15 часов, Лена Шмакова оказалась потрясающим водителем, хотя временами было тревожно осознавать, что за рулем, человек не спит почти сутки. Но, мы спешили, хотели провести два свидания с Женей, ведь нас трое, а пропускают только по 2 человека — нужно было приехать с утра.

Тамбов встретил нас не только плохими дорогами, но и снегом. Оказалось, что по ночам в городе выключают фонари в целях экономии. Вообще, город уникальный: маленькая табличка обозначающая въезд в город — крошечная даже в сравнении с указателями поселков, которых мы проезжали. Табличка и все, даже стелы нет. Зато красуется громадная конструкция из массивных букв: ЛДПР.


Остановка в Тамбове

Ну, вот и Кирсанов проехали, 20 минут по грунтовой дороге, несколько заброшенных деревень и перед нами КПП поселка, куда мстительный Ткачев запрятал Женю. Найти не просто, даже навигатор порой заставлял нас блуждать. За время поездки мы к нему так привыкли, что на его лаконичные заявления: «через 100 метров поверните на право», отвечали по-родственному: «спасибо, дорогой!»

Идем на встречу. Вокруг грязь, болота, люди в повозках на лошадях. Чтобы покурить, пришлось идти в отведенное место и стоять в луже. Когда подошли к месту во второй раз, через лужу уже лежала деревянная т 2000 ропинка.

Нас пригласили. Мы написали заявления на свидание, сдали паспорта, оформли передачку. В месте для ожидания стоит телевизор, с шикарным видео о колонии: все в зелени, сады кругом, внутри чистота: «никак, Киселев делал», — подумали мы с Аней Михайловой.


Вход в колонию


Примыкающая к колонии територия

Примыкающая к колонии територия


За колючей проволокой территория, где держат Витишко

На встречу сначала пошла Лена, потом мы. Витишко встретил нас воодушевляющей улыбкой. Вряд ли этого человека можно как-то сломать. Стал расспрашивать о последних новостях — с внешним миром связи почти нет. Есть доступ к телефонному автомату по карточке, но с него часто не позвонишь, когда он один на всю зону. Свободно передвигаться здесь нельзя, живут они на территории огороженой забором с колючей проволокой. Работать обязаны — 8 часов в день. Женя, имеющий четыре высших образования, работает дворником. Построение 3 раза в день. Кормят плохо. Почта работает ужасно — телеграмма шла 2 недели, но, писем Женя все равно ждет.

Пошли какие-то слухи, что Витишко отказывается давать интервью СМИ. Это не так, он просил передать, что открыт для всех, пусть пишут и приезжают.

Женя не тот человек, который жалуется, и вытянуть удалось не много. Самое главное — он не сдается. Помагает заключенным в юридических вопросах. Сильно интересовался о делах в дорогой для него Эковахте по Северному Кавказу. Мы делились, спрашивали советы. Так и пролетели отведенные 2 часа.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Вот и Веселая Жизнь закончилась. В колонию к Витишко


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.