Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Инфраструктурный провал

  • Инфраструктурный провал
  • Смотрите также:

Исправить ситуацию могло бы государственно-частное партнерство, которое в России развито крайне слабо

В России существует огромная потребность в развитии инфраструктуры на всех уровнях и практически во всех сферах. Именно ее неразвитость является одной из причин сильного торможения экономики. Одним их самых эффективных способов реализации инфраструктурных проектов является государственно-частное партнерство (ГЧП). Однако власть сделала ничтожно мало для его развития.

Согласно оценке Всемирного банка, для успешного развития в России ежегодно должно реализовываться до тысячи ГЧП-проектов. Чтобы довести инфраструктуру до уровня Европы, следует инвестировать в нее ежегодно до 36 % ВВП в течение 10 лет.

По мнению министра открытого правительства Михаила Абызова, ГЧП охватывает не только инфраструктурную сферу, но и многие другие отрасли. Ее альтернатива – государственные прямые инвестиции, как это было при реализации проекта АТЭС, Олимпиады в Сочи, хотя там использовались в разных формах и механизмы ГЧП. Другая альтернатива – частные вложения, которые наиболее выгоды государству.

Как признает Абызов, эффективное развитие инфраструктуры только усилиями государства невозможно. Стоит задача по созданию механизма использования ГЧП, в том числе законодательного. Сегодня же законодательное поле не позволяет задействовать его в полном объеме. В Государственной Думе прошло второе чтение законопроекта о ГЧП, который на протяжении нескольких лет все никак не могут принять. А это крайне важно, так как в основе ГЧП-проектов лежит доверие между его участниками, то есть бизнесом и государством. Но именно его-то, как воздуха, не хватает.

Между тем, без нормального законодательства невозможно развивать это направление. Накопилось много вопросов: как управлять ГЧП-проектами, как эксплуатировать построенные с их помощью объекты, по каким принципам распределять доход? Все это и приводит к тому, что вместо требуемой тысячи проектов в стране каждый год реализуется не более двадцати. Но, как считают эксперты, даже после принятия закона их число автоматически не вырастет, для этого нужно проделать большую работу, изменив бизнес-климат в стране. Это доказывает тот факт, что более чем в 50 регионах приняты местные законодательные акты о ГЧП, но никакого бума не наблюдается. И одна из причин, хотя далеко не единственная, – это большие риски. Органы внутренних дел крайне подозрительно относятся к таким схемам, на их участников заводят уголовные дела. К тому же во многих субъектах Федерации законы о ГЧП принимались совсем не с целью его развития, а для обхода законодательства о государственных закупках.

Возможно, сдвинуть с места общий застой

с ГЧП-проектами можно будет с помощью технологического ценового аудита. Этот инструмент позволяет сделать их значительно более прозрачными. Кстати, этот механизм уже применялся к проектам Росавтодора и Русгидра. Это позволяет гораздо лучше понять будущую отдачу от вложений, что в свою очередь способствует готовности к рискам, что особенно полезно, учитывая плохое качество многих проектов. У нас они зачастую по-настоящему не прорабатываются или реализуются в угоду каким-то сомнительным политическим или репутационным интересам, а то и служат прикрытием для откровенной коррупции и хищений. Примеров таких масса. Не случайно совсем недавно отказались от строительства высокоскоростной магистрали Москва-Казань – слишком сомнительным и дорогостоящим проектом она оказалась. А вот в Калифорнии, прежде чем начать прокладку такой же дороги, в течение длительного периода проводили консультации с бизнесом.

ГЧП – это по сути дела новая сфера государственного управления, когда государство должно выступать в качестве квалифицированного заказчика. За 10 лет на этой основе было привлечено 900 млрд. руб. частных инвестиций. В ближайшие 5 лет этот рынок оценивается в более чем 1 трлн. руб. Как замечает в этой связи председатель правления Центра развития ГЧП Павел Селезнев, чтобы эти планы воплотились в жизнь, нужно коренным образом менять правила игры. Со стороны государства они должны быть более прозрачными, но должен измениться и бизнес, ему нужно мыслить более стратегическими категориями. Он должен думать не только о вхождение в проект, но и о длительной эксплуатации объекта.

Пока же ничего этого нет. При этом исследования показывают, что существует возможность применять действующее законодательство на 95 % активнее, чем сейчас. Иными словами, у нас крайне слабо используется даже имеющийся потенциал.

Это подтверждают и проводимые опросы. Президент ТПП Сергей Катырин приводит такие данные: 80 % бизнесменов отмечают, что действующие механизмы ГЧП малоэффективны. Между тем, очень важно, чтобы ГЧП продвигался внутрь страны. На федеральном уровне никогда не будет большого числа ГЧП-проектов. Основная их масса должна реализовываться в регионах. Но пока там положение далеко от желаемого. Анализ дает такие цифры: от числа предлагаемых проектов до реализации доходит в 50 раз меньше. То есть, отбраковка просто гигантская.

Тем временем, в мире ГЧП является одним из основных инструментов проведения экономической политики. Такие партнерства используются практически во всех сферах экономики и жизни. Существуют частные тюрьмы, в США к работе на самых секретных атомных субмаринах допускаются небольшие фирмы. У нас же некоторые губернаторы все еще не представляют себе, что это такое, и как работать с этим механизмом.

Чтобы ГЧП заработало, в стране должно появиться новое поколение чиновников с совсем иной мотивацией – не обогащаться на государственной службе, а иметь желание внедрять в стране новую, более качественную систему госуправления. Пока таких совсем немного. И сложившаяся практика не способствует их появлению. У нас часто власть и бизнес годами ходят вокруг одного и того же проекта, откладывают его рассмотрение, затем возобновляют. А дело вперед не движется. Причина кроется в том, что не хватает либо политической воли, либо умения взяться за дело.

Сейчас в условиях кризиса, дефицита региональных бюджетов основная задача –

как-то залатать возникающие бюджетные дыры. Ни о каком стратегическом виденье речи не идет. Между тем, по самой своей природе большая часть ГЧП-проектов носит долгосрочный характер – от 5 до 15 лет, что позволяет совсем иначе выстраивать экономическую и бюджетную политику. Инвесторы обычно смотрят, 2000 насколько развита в том или ином регионе практика использования ГЧП. Если она хорошо отлажена, это улучшает местный бизнес-климат, становится важным аргументом для инвестирования.

Государство всегда оценивается по степени развитости инфраструктуры, умению создавать ее быстро и эффективно. Мы это делаем медленно и очень дорого. Во многом это связано со стремлением экономить на том, на чем экономить вредно. В России порой не удается найти ни экономического, ни идеологического стимула для реализации давно назревших проектов. При этом уровень инфраструктуры в субъектах РФ может различаться в десятки раз. ГЧП – один из механизмом, способных сократить этот разрыв. Благодаря ему снижается сумма расходов на реализацию проектов минимум на 12-15 %. Но главное – это существенное замещение бюджетных средств частными.

Но и с этим у нас дела обстоят неважно. На строительстве федеральной трассы Дон доля частных инвестиций не превышает 3-5 %. К тому же это преимущественно средства, взятые в кредит из государственных банков. От подобных ГЧП-проектов эффект для экономики невелик.

Между тем, Всемирный банк провел анализ эффекта от ГЧП-проектов в Латинской Америке за период с 1986 по 2000 годы. Он оказался весьма заметным, способствовав увеличению ВВП на четверть. Некоторое время назад ситуация в Бразилии сильно напоминала российскую – строительные проекты отдавались на реализацию компаниям-монополистам. Однако властям удалось разрушить сговор чиновников и бизнесменов, сделать рынок открытым, конкурентным, что позволило снизить сметы на 30 %.

По расчетам Всемирного банка, 10-процентное увеличение вложений в инфраструктуру дает 1 % роста ВВП. В России, где он близится к нулю, это особенно актуально. Власть намерена открыть кубышку Фонда национального благосостояния для инвестирования именно в такие проекты. Но есть реальная опасность того, что отдача будет совсем не той, на которую надеются инициаторы этой затей. Сначала надо создать механизм, а уж потом тратить деньги.


Самое читаемое сегодня


Категория: Бизнес Новости | |

Подписка на RSS рассылку Инфраструктурный провал


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.