Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Чья интервенция гуманитарнее?

  • Чья интервенция гуманитарнее?
  • Смотрите также:

Когда иностранное государство может и должно вмешиваться для гарантии защиты прав человека в дела соседа? Что нужно нарушить, что надо натворить, чтобы то или иное государство поступило так же, как Россия для защиты русскоязычного населения в Крыму? Что об этом говорят международные нормы и практика действий государств? В этой связи какова будет судьба Крыма? Станет ли он аналогом частично признанных государств Кавказа: Абхазии, Южной Осетии или вовсе непризнанных никем, кроме одного государства, территорий, типа Карабаха или Северного Кипра?

Одной из проблем международного права является вопрос о легализации изменений в каких-то странах, где произошли восстания, революции, перевороты. Так, сейчас Россия не признает, что в Киеве легально сменилась власть, но такие же претензии выдвигаются по отношению к крымским властям, референдуму и декларациям о независимости и вхождении в Россию.

И может ли вообще то или иное государство или группа государств вмешаться во внутренние дела другого государства, дабы повлиять на ситуацию в нем?

«На самом деле, данная тема четко и внятно в международном праве не прописана. Есть только одно правило, которое многие считают аксиомой: положение с правами человека в любом государстве не является исключительно внутренним делом.

Нарушение прав человека дает возможность внешним силам требовать от государства их соблюдения. Например, если на Украине нарушаются права русскоязычного меньшинства, то Россия безусловно может потребовать от нее пресечения подобных безобразий, — говорит в беседе с КАВПОЛИТом член правления правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов. — Но должен быть подбор конкретных фактов нарушения тех или иных прав.

Пока, если говорить о Крыме, никаких случаев нарушения прав русских я лично не знаю. Да, проблему функционирования русского языка на Украине нужно обсуждать. Но заметим, что закон о праве регионов вводить русский или какой-либо другой язык в качестве официального, принятый при Януковиче, действует и поныне, несмотря на то что вызывал споры со стороны оппозиции. Тем не менее закон, предоставляющий широкие полномочия регионам Украины в регламентации языковой политики, остался в силе. Попытка киевских революционеров по его отмене не удалась».

Орлов: пока, если говорить о Крыме, никаких случаев нарушения прав русских я лично не знаю

«На каких основаниях можно действовать, в том числе применяя вооруженные силы, если все же имеются систематические нарушения прав человека? Возникает вопрос о так называемой гуманитарной интервенции, то есть военной операции для спасения людей, для пресечения геноцида и т. п. Увы, этот вопрос открытый. Наверное, должна быть некая международная поддержка такого рода действий, скажем так, международная легитимация гуманитарной интервенции. Вряд ли каждое государство может принимать такое решение по отношению к соседней стране без санкции каких-либо международных структур — ООН, ОБСЕ или другие. В таком случае интервенцию стоит называть агрессией», — считает Орлов.

Далеко не всегда и страны «правильной демократии», осуществляя ту самую «гуманитарную интервенцию», руководствуются общими правилами международных отношений или поддержкой международных институтов.

Как отмечает другой наш собеседник — политолог, редактор журнала Terra America” Борис Межуев, классический пример несанкционированных военных действий ради «защиты прав человека» — бомбардировки Сербии в период косовского кризиса 1998-1999 годов, произведенные будто бы для предотвращения этнических чисток албанского населения. «Ничем и никем, кроме стратегов НАТО, они не были санкционированы. Не было даже авторизации Конгресса США. Республиканское большинство было тогда против военных действий. В Совете безопасности ООН Россия и Китай протестовали против вмешательства. Но оно было осуществлено. В Ливии западная коалиция также превысила свои полномочия. Совбез ООН принял резолюцию №1773 о «бесполетной зоне», которой, как «фиговым листком», прикрывались армии НАТО для военной поддержки оппозиции», — говорит он.

По словам Межуева, бесспорно, международное право рухнуло окончательно. Непонятно, как после того, что произошло, продолжат действовать те структуры, которые объявляют о приоритетах международного права.

«События в Крыму важны тем, что впервые за долгое время после Второй мировой войны фундаментально ставится вопрос о праве одной части какой-то страны присоединиться к другой. Да, раньше такого не было, но с другой стороны, почему право народа на самоопределение не может включать идею о вхождении в состав иного государства, — указывает политолог. — Существовало некое табу. Нельзя было представить, чтобы Техас взял и проголосовал за «возвращение» в Мексику. Или Судеты вновь присоединились к Германии, как это однажды было. Или непризнанные государства заявили о присоединении к кому-либо. Даже Северный Кипр, фактически принадлежащий Турции, не ставил формально вопрос о присоединении к ней. Правда, в Карабахе было много общего с крымской историей. Первоначально армяне региона взбунтовались, желая воссоединиться с Арменией. Опять же никто этого не признавал, и формально Карабах тоже объявил о независимости». 

Межуев: события в Крыму важны тем, что впервые за долгое время после Второй мировой войны фундаментально ставится вопрос о праве одной части какой-то страны присоединиться к другой

«В целом крымский референдум — несомненно вызов для международного сообщества. Это новое явление. Однако мы не знаем, насколько оно будет реализовано. Присоединит ли Россия Крым к себе. Второй момент — будет ли создаваться новая архитектура международных отношений? Сегодня конституитивной, неотъемлемой чертой международного порядка стали двойные стандарты. К сожалению, Россия ощутит их вновь и на себе. И для США не имеет значения, что Россия вынуждена вмешаться в условиях коллапса власти на Украине, угрожающей безопасности россиян, аналогично тому поводу, что использовала Америка для вторжения на Гренаду в 1983 г. Да и какая-либо европейская страна не откажется от военных действий в случае посягательства на их граждан где-нибудь в Африке», — подчеркивает Межуев.

По его мнению, Запад достаточно ясно дал понять, что в «Большой восьмерке» России не дозволяется совершать того, что разрешают себе другие «большие государства».

Межуев: в Карабахе было много общего с крымской историей. Первоначально армяне региона взбунтовались, желая «воссоединиться» с Арменией. Опять же никто этого не признавал, и формально Карабах тоже объявил о независимости

«Россия же заявила, что не хочет мириться с двойными стандартами. «Если хотите, чтобы мы играли по вашим правилам, не относитесь к нам как к государству «второго сорта». Тем более если вы зависите от нас при решении некоторых задач: ликвидации химоружия в Сирии, иранской ядерной проблеме, снабжения войск в Афганистане, энергопоставок в Европу и т. д. Россия жестко декларировала о своем равенстве с Западом, чего не делало ни одно государство. Ситуацию взорвал не крах международного права, которое рухнуло ранее, а демонстративное отвержение двойных стандартов. Переживет ли мир такой, как говорил Лев Толстой, «сброс всяческих масок»?», — вопрошает аналитик.

«Сегодня конституитивной, неотъемлемой чертой «международного порядка» стали двойные стандарты. К сожалению, Россия ощутит их вновь и на себе»

Он уверен, что придется либо строить новый мир, хотя пока делать это некому. Серьезные люди в Америке или в Европе психологически не готовы к сооружению нового типа международных отношений. Альтернативой новому мирному мирострительству может быть лишь своеобразный хаос, напоминающий обстановку в мире перед началом Первой мировой войны, и этот вариант крайне опасен.

«Пьеса требует новых актеров. Но до сих пор силы, которая возвысила бы голос против корыстных интересов политиков, подобно тому, как это не очень успешно пытался делать президент США Вудро Вильсон, декларировавший мир без аннексий и контрибуций, в Америке нет. Да и Россия, в принципе, нарушив табу и обнажив двойные стандарты, сама не предлагает новых правил игры, а лишь хочет ''играть на равных”», — подытожил Борис Межуев. 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Чья интервенция гуманитарнее?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.