Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Ставрополье: инновации и реальность

  • Ставрополье: инновации и реальность
  • Смотрите также:

Ставропольское правительство твердо намерено создать для региона имидж «высокотехнологичного». Будут создаваться венчурные производства, а существующие предприятия – модернизироваться и перевооружаться. Правда, пока что всё это лишь на бумаге. Ведь реально работающей системы поддержки инноваций на Ставрополье нет, хотя все прежние руководители края обещали ее создать. Так что пока настоящие инноваторы вынуждены надеяться только на собственные силы и средства (речь о «мозговых» центрах масштаба СКФУ или о крупных компаниях калибра «Энергомеры»).

Ах, не говорите мне за инвестиции!

Кабмин Ставропольского края, который полгода назад возглавил Владимир Владимиров, разрабатывает новую «Инвестиционную стратегию». Существующие документы (программа социально-экономического развития края до 2015 года и госпрограмма развития СКФО до 2025 года) ставят перед правительством следующие цели: снизить долю населения с доходами ниже прожиточного минимума до 15,5%, долю обрабатывающей промышленности в ВРП, напротив, повысить до 35%, а долю инновационной продукции – до 21%, объем инвестиций на душу населения довести до 155 тысяч рублей, а ВРП на душу населения – до 417 тысяч рублей.

Для этого, как рассказывала на недавнем заседании Межведомственной комиссии по социально-экономическому развитию Ставрополья министр экономики Юлия Косарева, нужно актуализировать существующие стратегические документы (в том числе «дорожные карты») и определить драйверы интенсивного экономического роста. Один из этих драйверов – это высокотехнологичные отрасли экономики края, наукоемкие производства, модернизация и техническое перевооружение обрабатывающей промышленности. Как обещала Косарева, только в нынешнем году в крае будет модернизировано 10 обрабатывающих производств, появится 7 тысяч новых высокопроизводительных рабочих мест, появится инновационно-промышленный кластер.

«Ведется работа по повышению доступности финансовых ресурсов для бизнеса, улучшению инвестиционного предпринимательского климата, формированию взаимодействия с основными институтами развития, а также реализации механизмов поддержки малого и среднего предпринимательства... созданию и внедрению экономических стимулов для повышения инвестиционной активности в регионе», – говорит Юлия Косарева. В конечном итоге это позволит позиционировать Ставрополье как высокотехнологичный регион, обещает министр.

Красиво, конечно, всё сказано.

Только вот как всё это будет «работать» на практике?

Спасение утопающего...

«Меня как практика-экономиста не может не радовать высокая концентрация в вашем регионе интеллектуальных ресурсов. В Ставрополе много отраслевых и многопрофильных вузов, научных институтов, научно-производственных фирм, лабораторий, центров. Вы имеете передовой опыт во многих сферах», – размышляет эксперт проекта Евросоюза «Наука и коммерциализация технологий» Джеймс Твид, работающий в британской инжиниринговой компании «Ricardo-AEA».

Действительно, по данным Минобразования России, только в 2012 году семь государственных вузов края потратили на НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) 325 млн рублей, или в пересчете на каждого сотрудника – 92 тысячи рублей. Средства колоссальные. Для сравнения: даже краевая целевая программа «Поддержка субъектов малого и среднего предпринимательства» составляет чуть менее 300 млн рублей в год. Причем еще более 40 млн рублей госвузами Ставрополья по линии НИОКР было получено от иностранных заказчиков.

Я встречался с Джеймсом Твидом восемь лет назад, когда он приезжал в Ставрополь, помогая создавать краевой Центр трансферта и коммерциализации технологий (проект финансировался в рамках сотрудничества правительства России и Еврокомиссии). «В вашей стране много ученых-энтузиастов, но они не должны работать «в стол». Суть процесса коммерциализации – в том, чтобы помочь ученому выйти со своей разработкой на рынок», – объяснял Джеймс Твид.

А вот теперь несколько цифр, позволяющих оценить, удалось ли за восемь лет добиться поставленной задачи. Мы их взяли из опубликованного Высшей школой экономики (ВШЭ) ежегодника «Индикаторы инновационной деятельности: 2013». Объем инновационной продукции (товаров и услуг) в Ставропольском крае составляет менее 1% в структуре ВРП, хотя и больше половины этого продукта уходит на экспорт. Лишь 4% краевых компаний внедряют технологические инновации, а среди инновационных компаний только 32% участвуют в совместных разработках. То есть фактически полноценный трансфер технологий в регионе до сих пор отсутствует.

Чемодан без ручки

Один из инструментов развития инновационной экономики – это венчурные фонды. Есть такой фонд и на Ставрополье, правда, отзывы о его деятельности далеко не самые лестные. Некоммерческая организация «Ставропольский краевой венчурный фонд» была создана в ноябре 2010 года распоряжением правительства края: краевые власти внесли в его уставной капитал 100 млн рублей, еще такую же сумму добавил федеральный бюджет.

Спустя два года был создан закрытый паевый фонд (ЗПИФ), в который венчурный фонд вложил свои 200 млн рублей и еще столько же добавил некий гражданин Гаврилов. На открытом конкурсе была выбрана управляющая компания «АктивФинансМенеджмент», зарегистрированная в Оренбургской области.

А вот что интереснее: счета фонда были открыты в коммерческом банке «Развитие» в Карачаево-Черкесии, которым владеют два бизнесмена Светлана Сторожилова и Олег Березовский, имеющие обширные деловые интересы и на Ставрополье. Причем это далеко не «Сбербанк»: активы «Развития» составляют всего 680 млн рублей.

За годы существования фонда здесь был рассмотрен 41 инновационный проект, но ни один из них до реализации так и не дошел. При этом на содержание фонда из бюджета было потрачено более 16 млн рублей. В том числе за счет того, что ежемесячный фонд зарплаты за три года вырос почти вдвое: исполнительный директор Андрей Котов в настоящее время получает (с учетом премий) более 90 тысяч рублей в месяц. В конечном итоге фонд сработал «в минус»: проценты, заработанные от размещения средств в банке, даже не покрыли убытков от инфляции.

Все эти выводы сделала Счетная палата края, которая провела проверку фонда по заданию краевых депутатов: об итогах аудитор Вячеслав Думих доложил на заседании думского комитета по экономическому развитию. Представители Минэкономики парировали: дескать, сложности в работе фонда связаны с правовыми ограничениями. В частности, согласно требованиям ОАО «Российская венчурная компания», исполнительным директором фонда может стать только финансовый инвестор, имеющий три профессиональных сертификата. А уже таковых в крае и не нашлось кроме Андрея Котова.

Впрочем, после того, как были озвучены результаты проверки Счетной палаты, правительство края активизировалось. Сменился наблюдательный совет венчурного фонда, который возглавил вице-премьер Андрей Мурга. В январе он провел встречу с руководством ОАО «Российская венчурная компания», по итогам которой изменились и требования к работе краевого фонда. В частности, упрощена процедура отбора венчурных заявок, отчетность должна стать ежемесячной, а контрольные встречи – ежеквартальными. Посмотрим, когда эта система заработает. И лишний раз вспомним о четырех бесцельно потраченных годах.

Развитие не благодаря, а вопреки

Как правило, опыт инвестиционных компаний демонстрирует, что в условиях глобальной конкуренции они порой даже не ждут поддержки от региональных властей – ставки слишком высоки. Пример – концерн «Энергомера», который на сегодняшний день является мировым лидером по производству искусственных сапфиров (оксид алюминия) и алюминиевых паст для фотовольтаики. Сапфир обладает уникальным свойством – он прозрачен, но в то же время необычайно тверд (по крепости он уступает только алмазу и эльбору). Поэтому и используют его при производстве, например, иллюминаторов в космических кораблях, бронированных и часовых стекол, а также окошечек в магазинных сканерах штрих-кодов.

Но для современного человека куда важнее знать, что сапфиры используют для производства специальных кремниевых полупроводниковых схем, которые, в свою очередь, нужны при изготовлении сотовых телефонов, раций и спутниковых систем связи. На основе сапфира производят также синие светодиоды (LED), которые сегодня можно найти в любом портативном девайсе с дисплеем.

И концерн «Энергомера» (точнее, входящий в его структуру завод «Монокристалл») является мировым лидером производства искусственных сапфиров: из 250 тонн этого кристалла, выращенных в мире в прошлом году, примерно 70 тонн пришлось на ставропольских промышленников. Сейчас каждый третий светодиод в мире производится на «Монокристалле», а каждая десятая солнечная батарея содержит компоненты, выпущенные на этом заводе.

И вот удивительный факт: за годы работы ни один российский банк не выдавал «Энергомере» долгосрочные кредиты на развитие. Уж не знаю, почему. Первым отечественным банком, который решил поддержать высокотехнологичный бизнес, стал ВТБ. В сентябре на инвестиционном форуме в Сочи он подписал соглашение с «Энергомерой», а в феврале концерну была открыта кредитная линия в размере 1,8 млрд рублей сроком на восемь лет.

Из этой суммы половина и пойдет на развитие завода «Монокристалл», как рассказали  на совместной пресс-конференции президент концерна Владимир Поляков и управляющий филиалом ВТБ в СКФО Виктор Кузьменко. По словам бизнесмена, более 1 млрд рублей концерн потратит уже в первой половине нынешнего года на расширение мощностей по выращиванию сапфиров, закупку техники для шлифовки, резки и полировки. В перспективе же будет выбираться площадка для строительства нового завода, причем рассматривается три варианта: помимо Ставрополя это также Белгород (где у «Энергомеры» также уже есть завод) и один из моногородов в Восточной Сибири.

Как видно, самое дорогое и брендовое производство на Ставрополье развивается без поддержки государства. Скажем так, не благодаря, а вопреки. Это, конечно, исключение из правил. Но весьма показательное. Кто знает, сколько еще Владимиров Поляковых не удалось взрастить на Ставрополье за последние годы в отсутствие реально действующей сист 8000 емы поддержки инноваторов? Ведь когда-то и производство искусственных сапфиров и компонентов солнечных батарей в аграрном крае казалось нонсенсом.


Самое читаемое сегодня


Категория: Бизнес Новости | |

Подписка на RSS рассылку Ставрополье: инновации и реальность


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.