Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Дети Майдана: участие молодёжи в революциях

  • Дети Майдана: участие молодёжи в революциях
  • Смотрите также:

Дети...они выходят на огромную, бескрайнюю площадь столичного центра - и площадь превращается в полноводную реку ярких флажков, в море креативных лозунгов, в протестующий океан. Людские волны выплескивают рокот недовольства происходящим в стране, а на сцене поют и говорят, а в Раде говорят и поют, а журналисты захлебываются от пения - и некому (да и некогда) поразмышлять об авторстве всех партитур. Об умелой режиссуре масштабных сборов и сборищ, постановок и подстановок.

Дети...они утомлены мирным протестом, собственной стойкостью на морозе и бесполезным пением. Детям нужен зримый результат по формуле юного максимализма «Немедленно, здесь и сейчас!» Они громоздят баррикады, захватывают здания и бегут на жандармов режима, они ловко кидают булыжники, осваивают рукопашный бой и учатся метать бензиновый коктейль. Дети за все хорошее, они искренне верят в допустимость поджогов живых людей ради искоренения жестокости. Во имя праведной свободы они готовы писать слово «Раб» на лбах инакомыслящих, готовы ставить их на колени. И пишут, и ставят, и снимают процесс коленопреклоненного возмездия на камеру своего iPhone, дабы выложить ролик на Facebook. Ведь он соберет множество like'ов и наберет немало repost'ов, он понравится всем добрым людям, как и его автор.

Дети...они очень разные и непохожие друг на друга. Среди них есть те, кто узнал вкус крови задолго до майдана, кто упивается чужой болью и рад чужим страданиям. Кто начинал с замученных кошек и готов продолжить эксперименты на людях. У таких детей глаза горят ярче, они двигаются резче, они решительны в суждениях и отрывисты в разговоре. Они первые добросят пылающую бутылку до милицейской цепи. Первыми изловчатся сунуть шилом под ребра мальчишке из оцепления внутренних войск. Первыми вырвут барсетку у случайного прохожего - и пусть ограбленный радуется, что остался живым и слегка помятым. Жестокие дети первыми овладеют боевым стволом и научатся с ним обращаться. Ведь стрелять не сложнее, чем палить в компьютерный монитор. Пальба - отличный симулятор решения проблем, стимулятор посильнее наркотика.

Дети...им нужно иногда забегать домой, отвлекаться от революционной борьбы, отмываться от ее запахов и переодеваться. Им хочется домашнего борща вместо клейкой каши из полевой кухни, заготовленных разносолов вместо впопыхах нарубленного сала. И там, в этом уютном семейном гнездышке, уже можно разглядеть отдельные проблемы. Можно заметить, что во вкуснейшем бабушкином борще подозрительно не хватает мяса. Что родители внезапно остались без работы или ходят на нее через день и с опаской. Что производство остановилось не в бананово-лимонном Сингапуре, а именно на той фабрике, где работает папа. Что владелец закрыл магазин, где работает мама. Что сестренке страшновато добираться до музыкальной школы в другом районе, что у бабушки кончается инсулин - а в аптеках с ним перебои.

Дети...они слегка удивляются, но вектор движения-заблуждения неумолим. - Ничего, потерпите! - бросают дети на ходу своим домашним - это все вылазки «титушек», козни зарубежных провокаторов, поползновения предателей и ретроградов. Вот мы их всех победим скоро-скоро и заживем куда лучше прежнего. И убегают опять на свой майдан, будто медом там намазано, будто он подобен пламени в ночи для озябших мотыльков.

Дети...они бегут по замусоренным улицам, пролетают мимо закрытых офисов, призраками скользят вдоль опечатанных складов и боязливо задернутых окон. Им неинтересно, что по мере их протестов за созидание с эффектом домино рушится вся экономика страны. Здесь покалечили инженера, там порезали бухгалтера, один не оформил заказ, второй не закупил сырье, третий отогнал свой грузовик до лучших времен в бетонированный гараж, четвертый плюнул на поставку лекарств и уехал к европейским родственникам. Лично евроинтегрировался в самостийном режиме, ага. И спокойно себе ждет, где, когда и чья возьмет.

Дети...им кажется, что они несутся на крыльях прогресса в лучезарное будущее, а смрадная реальность под ногами и вокруг - это мелочь и пустяк. Им не приходит в голову, что во время беспорядков любой бизнес сворачивается и отползает в безопасное место быстрее самой стремительной змеи. Оставляя после себя закрытые заведения, цеха и мастерские. Оставляя после себя неоплаченные счета, разорванные контракты и покореженные карьеры. Оставляя после себя множество продавцов, официантов, клерков, дизайнеров, адвокатов, строителей и прочих работяг уже без работы, без пособий и без компенсаций. Мы же еще не в Европе, чтобы выплачивать достойную социалку. Мы только бежим к ней навстречу. Цель вот только продолжает удаляться, надо удвоить беговые усилия.

Дети...детям некогда думать, детям надо бежать. Собственно, они уже на финише своего безумного забега. Им сегодня пообещали важнейший день в карьере уличных бойцов за справедливость. Им посулили решительный приступ в бою за народное счастье. И вот они здесь - не все, но многие, они не смущаются бегающими глазками координаторов, их суетливостью, их быстрой, рваной, зигзагообразной походкой на открытой местности. Их не удивляет малолюдство широченной площади и просторных улиц, отсутствие знаменитых (и даже заметных) фигур политического ранга. Они готовы стоять, бить и бежать с молодым задором.

Дети...сперва они слышат новые щелкающие звуки, которых раньше не было в многомесячной какофонии протеста. Звуки впиваются в них жалящими свинцовыми пчелами. Дети начинают рыдать, прятаться за тумбами, за бетонными парапетами и тонкими щитами. Они в ужасе разбегаются и падают, когда их расстреливают анонимные снайпера. - Как же так, ведь это не по правилам, так нельзя! - хрипят они простреленным горлом и скребут ногтями по истерзанной брусчатке. И нет клавиши «Начать уровень заново», в этой игре «Game over» по-настоящему и навсегда.

Дети застывают на площади, на улицах и тротуарах холодеющими запятыми, пунктуацией чужих рукописей, росчерками на чертежах по переделу власти. Дети съеживаются мягкими куклами на армейских плащ-палатках и носилках, а их тела продолжают снимать. Крупный план, еще крупнее, голова должна быть в кадре полностью, возьми ракурс с видом на висок! Операторы опытны и целятся не хуже снайперов. Такой огнестрельно-операторский тандем, творческое единство палача и документалиста. Но дети этого кино уже никогда не увидят.

Дети...они становятся сакральными, публичными, очень нужными, очень киногеничными жертвами переворота. Они призваны стать новыми Данко, их смерть должна воспламенить сердца других детей и взрослых, их жестокий расстрел сметает один режим и воздвигает на его месте другой. Совсем другой. Кардинально иной. Персоны только те же на политманеже, правила игры прежние, риторика лжи сохранилась, методики откатов и прибыльность распилов оставлена без изменений, да режиссеры-постановщики детского бега навстречу геройской смерти никуда не делись. Но в остальном - все по-новому.

Дети...их имена будут увековечены и запечатлены, их судьбы послужат весомым оправданием новому террору, новой волне убийств, новым вспышкам насилия, новой поросли вандализма, новому витку нетерпимости. Видите сколько нового, ваши жертвы были не напрасны. Евроминистры посвятят им одну минуту в деловом разговоре. Сверстники вспомнят иногда на переменке. Родители будут оплакивать их каждый день своей утерявший смысл жизни.

Посмотрите на своего ребенка. Пообщайтесь с ним лишний раз без дополнительного повода. Объясните, что книжные революции прекрасны с безопасного исторического расстояния. Что героический эпос желательно оставить на терпеливой бумаге или на экране-мониторе. Объясните, что если ваш ребенок хочет видеть собственную страну в кровавом параличе, в язвах преступности под маской правосудия, в метастазах мародерства под личиной справедливости, в коме беспредела безо всякого прикрытия - нет лучше способа, чем насильственный бег с билетом в один конец. По Майдану, по Тахриру, по парку Гези, по площади Болотной - адреса разные, финиш одинаков.

Путь созидания труден и долог, но у цивилизации нет другой дороги. Нет объездных и тайных путей по-над кровавым обрывом. Поговорите с детьми, пока существует такая возможность. Когда и если они убегут в свой убийственно-жертвенный забег, говорить будет поздно.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Дети Майдана: участие молодёжи в революциях


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.