Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Моздокский суд Европейскому не товарищ

  • Моздокский суд Европейскому не товарищ
  • Смотрите также:

Адвокаты православного активиста Анатолия Сухова обжалуют содержание его под стражей.

КАВПОЛИТ внимательно наблюдает за ходом уголовного преследования православного активиста из североосетинского Моздока Анатолия Сухова. На днях ему продлили срок содержания под стражей.

Постановлением Моздокского районного суда РСО-Алания от 26 февраля 2014 года было удовлетворено ходатайство заместителя руководителя следственного отдела по Моздокскому району следственного управления Следственного комитета по РСО-Алания И.Доева о продлении на 1 месяц и 24 дня срока содержания под стражей жителя Моздока Анатолия Сухова, которого обвиняют в вандализме (он якобы способствовал разрушению памятника Ленина на главной площади города) и в хранении наркотиков (по уверению защиты, гашишное масло было подкинуто сотрудниками соответствующих органов).

К настоящему времени Сухов находится под арестом более двух месяцев.

Как считает его адвокат Алексей Белоконь, это произвол и совершенно необоснованная мера. К тому же, по мнению защитника, следствие проводится со многими нарушениями, в числе которых привязка дела о разрушении памятника, уже завершенного в расследовании с делом о неожиданном обнаружении наркотиков у Сухова спустя почти полтора года после вандалистского инцидента.

«Данное постановление (о продлении срока содержания под стражей) является незаконным, необоснованным и подлежит отмене на основании п.п. 1, 2 ст. 389.15 УПК РФ в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в постановлении, фактическим обстоятельствам уголовного дела, и существенным нарушением уголовно-процессуального закона, — говорит в беседе с КАВПОЛИТом адвокат. — Во-первых, в постановлении не указаны конкретные фактические обстоятельства, на основании которых суд принял решение о продлении срока содержания под стражей. В соответствии с ч. 1 ст. 108 УПК РФ при продлении меры пресечения в виде заключения под стражу суд должен указать на проверенные конкретные фактические обстоятельства, на основании которых принимается решение о продлении срока содержания под  стражей.

При продлении срока содержания под стражей на любой стадии производства по уголовному делу судам необходимо проверять наличие на момент рассмотрения данного вопроса предусмотренных ст. 97 УПК РФ оснований, которые должны подтверждаться достоверными сведениями и доказательствами. А этого не было сделано. Также и выводы суда о том, что Сухов может скрыться от предварительного следствия, что, в свою очередь, может воспрепятствовать производству по уголовному делу, не подтверждаются никакими  достоверными сведениями и доказательствами.

Сухов ранее не судим, является гражданином РФ, имеет постоянное место жительства, женат, имеет на иждивении двоих малолетних детей, супруга Анатолия находится на 17-18 неделе беременности, по месту жительства и руководством СОШ и ДЮСШ характеризуется положительно, до задержания работал помощником адвоката. Эти данные о личности Сухова свидетельствуют об отсутствии у него намерения скрыться от предварительного следствия.

Во-вторых, тяжесть предъявленного Сухову обвинения не может сама по себе обосновывать дальнейшее продление срока содержания под стражей. Якобы ему вменяется совершение трех умышленных преступлений. Такая позиция суда, продлившего срок содержания под стражей на 1 месяц 24 дня, не основана на требованиях уголовно-процессуального закона и обязательной для Российских судей практике Европейского Суда по правам человека». 

Адвокат Белоконь особо отметил, что практика Европейского Суда по правам человека в делах об обжаловании длительности срока содержания под стражей указывает, что должна существовать презумпция в пользу освобождения. До признания лица виновным оно должно считаться невиновным, и целью п. 3 ст. 5 Конвенции является то, чтобы обеспечивать временное освобождение обвиняемого, как только его содержание под стражей перестаёт быть разумным. Обвиняемый должен освобождаться, если государство не продемонстрирует, что существуют относимые и  достаточные причины, оправдывающие его длительное содержание под стражей.

Так, как подчеркнул адвокат, в Постановлении Европейского Суда по правам человека от 26 октября 2006 года по делу «Худобин против РФ», жалоба № 59696/00, указано следующее: «Европейский Суд напоминает, что тяжесть обвинения является условием для первоначального заключения под стражу, но по истечении определённого времени она уже является недостаточной… Европейский Суд напоминает, что тяжесть обвинения не может сама по себе служить основанием продолжительного срока содержания под стражей. Она также не может использоваться для того, чтобы предвосхитить применение к лицу уголовного наказания в виде лишения свободы».                       

Помимо этого, ЕСПЧ часто устанавливал нарушение п. 3 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04 ноября 1950 года (право каждого задержанного или заключённого под стражу на освобождение до суда) в российских делах, в которых суды страны продлевали срок содержания под стражей, учитывая в основном тяжесть предъявленных обвинений и используя шаблонные формулировки без исследования конкретных фактов или рассмотрения возможности применения альтернативных мер пресечения (например, Постановление Европейского Суда от 01 марта 2007 года по делу «Белевицкий против РФ», жалоба № 72967/01, Постановление Европейского Суда от 01 июня 2006 года по делу «Мамедова против РФ», жалоба № 7064/05, Постановление Европейского Суда от 07 апреля 2005 года по делу «Рохлина против РФ», жалоба № 54071/00). 

В связи с этим, то, что суд не рассмотрел возможность применения иной, альтернативной  меры пресечения (домашний арест, подписка о невыезде или залог), адвокат также считает нарушением.

«Между тем нахождение Сухова под домашним арестом по месту жительства вместе с двумя малолетними детьми и беременной супругой, снимало бы все возможные следственные опасения по поводу того, что он может скрыться от предварительного следствия и воспрепятствовать производству по уголовному делу», — полагает он.

Кроме продления срока содержания под стражей, адвокат убежден и в неправомерности соединения в одно производство двух уголовных дел, по которым обвиняется православный активист Сухов.

Моздокский суд безосновательно проигнорировал ходатайство обвиняемого об отмене вышеназванного решения следствия.

А ведь еще 27 августа 2013 года уголовное дело по обвинению Сухова в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 214, ч. 1 ст. 222 К РФ, было возвращено прокурору Моздокского района РСО-Алания для устранения препятствий его рассмотрения судом. Таким образом, следствие по данному делу считалось завершенным. 

«Возвращение судом уголовного дела прокурору имело только цель — устранение существенных нарушений закона, препятствующих судебному  рассмотрению данного уголовного дела. Суд безосновательно не принял во внимание и не дал оценку тому обстоятельству, что соединение уголовных дел в тот момент, когда основное дело возвращено из суда для устранения недостатков, нарушает и противоречит требованиям п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами норм УПК РФ» от 05 марта 2004 года № 1: Следует также иметь в виду, что в таких случаях после возвращения дела судом прокурор (а также по его указанию следователь или дознаватель) вправе, исходя из конституционных норм, провести следственные или иные процессуальные действия, необходимые для устранения выявленных нарушений, и, руководствуясь статьями 221 и 226 УПК РФ, составить новое обвинительное заключение или новый обвинительный акт», — пояснил адвокат.

«Моздокский суд в постановлении безосновательно пришёл к выводу о том, что принятое руководителем следственного органа обжалуемое заявителем процессуальное решение не может расцениваться как нарушающее его конституционные права, предусмотренные ст. 46 Конституции РФ либо п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав и основных  свобод. 

Данный вывод является несостоятельным в силу того, что провозглашённая в ст. 46 Конституции РФ гарантия судебной защиты предполагает, в частности, обеспечение каждому обвиняемому в преступлении права на рассмотрение его дела в суде без неоправданной задержки.

В силу п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав и основных свобод каждый при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом», — резюмирует Алексей Белоконь.

В данное время защита апеллирует в различные инстанции об отмене постановлений суда, которые, по ее утверждению, в корне нарушают права обвиняемого.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Моздокский суд Европейскому не товарищ


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.