Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Латынина: получим превращение России в страну-изгоя

  • Латынина: получим превращение России в страну-изгоя
  • Смотрите также:

А.ПЛЮЩЕВ: В Москве 19 часов 8 минут, вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы». Юлия Латынина будет буквально через полминуты, я – Александр Плющев. Сегодня мы немножко в связи с тем, что у нас такие, стремительно развивающиеся события на Украине, вокруг Украины, вокруг Крыма, немного изменили формат программы «Код доступа», и будет что-то типа «Особого мнения». Ну, Юлия Латынина у нас на прямой телефонной связи, как я понимаю. Юлия, добрый вечер. 

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер, Александр. 

А.ПЛЮЩЕВ: Да, отлично, слышно вас прекрасно. Давайте начнем. Я призываю радиослушателей наших так же, как это обычно бывает, через смски +7 985 970-45-45 или через Twitter-аккаунт @vyzvon задавать вопросы. Если будут те, которые по теме, интересные, мы будем обязательно их задавать Юлии Латыниной. 

Прежде всего с самого начала. То, что происходит сейчас вокруг Украины, в Совете Федерации, обращение Владимира Путина. Это война? 

Ю.ЛАТЫНИНА: Ну, да, это война. И, конечно, то, что теперь будет происходить, будет зависеть исключительно от реакции международного сообщества. Потому что если прокатит (а, вот, давайте все держать пальцы, чтобы прокатило), ну, как, в конце концов, прокатила война с Грузией, то мы получим Крым. Ну, правда, скорее мы получим горячую точку в Украине. А если не прокатит, то, конечно, мы получим превращение России в страну-изгоя, арест счетов. Это всё безумно серьезно. Все-таки, напомню, что, в конце концов, Янукович прилетел, когда арестовали его счета. 

А.ПЛЮЩЕВ: Но давайте по порядку. Насчет реакции международного сообщества, если позволите, чуть позже. Но насколько это, действительно, серьезно? Насколько Россия может быстро взять под контроль Крым? И не последует ли ответа Украины? Вообще может ли он последовать, как вы думаете? 

Ю.ЛАТЫНИНА: Нет. Значит, слушайте. Никакого ответа Украины не последует – об этом надо забыть, да? Собственно, единственное, что может последовать со стороны Украины, это дальнейший развал самой Украины, на что, я думаю, собственно, и надеются в Кремле. Это совершенно не исключенный вопрос, тем более, что, знаете, когда у вас есть деньги, то добиться в нищей стране можно очень многого. Плюс мы понимаем, что Майдан, революция – она началась. Я в большом восхищении от этой революции. Действительно, украинская буржуазная революция, и это впервые на наших глазах сформировалась украинская нация. Но понятно, что буржуазные революции – они так только начинаются, они так не кончаются и они обычно становятся (НЕРАЗБОРЧИВО). Мы должны посмотреть, что будет через 2 месяца, когда на востоке ни разу не заплатят зарплаты (а ее не заплатят). Как тогда заговорит восток? 

Мы должны посмотреть... Не забудем, кроме того, что хотя события в Украине произошли великие, люди, которые пришли там к власти, остались очень мелкие. Господин Яценюк – это человек масштабом не больше Януковича. Мы видим, что Майдан не принял Юлию Тимошенко пока, единственного человека большого калибра – сейчас не будем говорить, плюс или минус. Она очень это тонко поняла и сразу уехала лечиться. Посмотрим, будет ли она востребована, когда приедет. Если она будет востребована, когда приедет, хорошо, потому что она умеет договариваться с Путиным, Путин умеет договариваться с ней. И, конечно, с возможностью того, что российские войска могут взять под контроль любую территорию Крыма в отсутствие какого-либо сопротивления, я даже не сомневаюсь. Более того, вы знаете, насколько я понимаю, Кремлю бы очень хотелось, чтобы было какое-то сопротивление, потому что вы заметьте, что все сейчас рассказы строят на том, что мы там спасаем Крым то ли от украинских, то ли от американских прямо сразу фашистов. И, вот, что сейчас бандеровцы будут убивать людей в Крыму. 

А поскольку никакой бандеровец в Крыму человека не трогает, не совсем понятно, от чего мы спасаем Крым. Там некоторая доля сопротивления со стороны Украины, я думаю, была бы для России плюсом, ну, хотя бы как это было в Грузии, чтобы можно было рассказывать, что вот там мы кого-то спасали. 

И, конечно, абсолютно всё, что зависит, это зависит исключительно от реакции международного сообщества. И то, что произошло, это очень неожиданно и очень страшно, потому что, вот, ровно неделю назад мы наблюдали украинскую революцию, которая переменила судьбу Украины, которая сделала из украинцев нацию, европейскую нацию. Вдруг мы столкнулись с тем, что та же революция через неделю может переменить судьбу России радикально, сделать из нее государство-изгой с тяжелейшими последствиями, включая полную такую интеллектуальную ваххабизацию России, потому что, ну, естественно, нам будут объяснять из всех утюгов, что в Крыму мы спасали от американских бандеровцев население, которое они уже вырезают. 

То есть в перспективе мы имеем превращение России в изолированное, достаточно бедное государство. Несмотря даже на нефть, это сильно может сказаться на уровне жизни, может быть тяжелейший экономический кризис. Вообще у нас и сейчас рубль падает, понятно. Понятно, что он не от того падает, что российская экономика падает. Это такая специальная другая история с ослаблением рубля. Но понятно, что он будет продолжать падать в такой ситуации. Это вызовет тяжелейший мировоззренческий кризис, когда, как я уже сказала, всем нам прикажут верить в то, что в Крыму борются против американских фашистов. И, конечно, там все мировые религии, построенные на принципах веры, это абсурдно, но в данном случае это не утешает. 

И, конечно, это может перевести Путина в ранг Саддама Хусейна после Кувейта. 

А.ПЛЮЩЕВ: Юлия, я вас прерву ненадолго, поскольку у нас новости выходят в режиме раз в 15 минут. После новостей мы вернемся. Вот на этом мы поставим точку, что происходящее может перевести Владимира Путина в ранг Саддама Хусейна. Давайте прервемся сейчас на минуту. 

НОВОСТИ 

А.ПЛЮЩЕВ: Мы продолжаем программу «Код доступа», у микрофона – Александр Плющев. Задаю я в том числе и ваши вопросы Юлии Латыниной, ведущей этой программы. Но прервал я ее на том, что происходящее может, как бы, приравнять Владимира Путина каким-то образом к Саддаму Хусейну, если я правильно понял. Юлия, продолжаем. 

Ю.ЛАТЫНИНА: Да. Потому что, конечно, ситуация в Крыму – это такое создание горячей точки по образцу Приднестровья, Абхазии, Северного Кипра. Кстати, почему в Крыму? Потому что, в общем, насколько я понимаю, с тех пор, как Владимир Владимирович заявил на саммите в Бухаресте, что Украина – несостоявшееся государство, там всё время господствовала эта теория о том, что в случае каких-то перемен Украина развалится. Ну, видимо, решено ей помочь. И пока все остальные надежды на развал не оправдались, пока восток не собирается отделяться. Хотя, я бы не делала тут прогнозов. В любом случае он вряд ли собирается присоединиться к России, потому что я думаю, что это кошмарный сон многих украинских олигархов. 

Европа быстро признала новые власти, то есть в этом смысле хаоса не произошло. И Крым – такой, самый удобный вариант. И, конечно, знаете, вот, выходит в прокат германовское «Трудно быть богом» о том, что когда власти серые, потом всегда приходят черные. И одновременно нам «Трудно быть богом» показывают в прямом эфире, потому что, конечно, вряд ли... Россия опять на первых полосах в СМИ, там CNN, Fox News. Причем, знаете, еще даже до того, как в Совет Федерации поступило обращение ввести войска, никаких разночтений уже не было – там никто не говорил, что, мол, не зная, кто вводит войска. Заголовки были «Украина – новая война в Европе», «Обама предупредил Россию», «Официальные лица Украины говорят о вооруженном вторжении русских», «Обама слишком мягок» и так далее, и так далее. 

И, конечно, всё это очень сильно напоминает историю с Отто Куусиненом, который, помните, Сталина просил об освобождении белофинской Финляндии. Это страшно напоминает историю с Бабраком Кармалем, которого сначала привезли в Афганистан, который уже потом просил о вводе российских войск, советских тогда войск. И, конечно, когда мне задавали вопросы по интернету, я обратила внимание, что вопросы так разделились ровно наполовину: одни меня спрашивали про США, которые начали свою интервенцию в Крыму, а другие меня спрашивали, как я оцениваю схожесть риторик России и Германии в 1938 году, и приводили речь Гитлера насчет Судет, когда он говорил, что для мировой державы нестерпимо осознавать, что братья по расе, поддерживающие ее, подвергаются жесточайшим преследованиям и мучениям. 

А.ПЛЮЩЕВ: Я прошу прощения, еще раз прерву, Юлия, поскольку Совет Федерации только что проголосовал. Вот, мы смотрим в прямом эфире трансляцию. 87 человек поддержали, ну, все 87 человек поддержали решение. Поддержали обращение Владимира Путина, насколько я понимаю. Поскольку я смотрю без звука... Только что было голосование. Один вопрос ставился на голосование, насколько я понимаю. 

Ю.ЛАТЫНИНА: Ну, я думаю, что даже если б вы смотрели не только без звука, но и без изображения, было бы совершенно ясно, что поддержат. Причем, я вам знаете что?.. Насколько я понимаю, до самого последнего момента очень многие находились в неведении, в Украине, как я понимаю, все находились в неведении и искренне думали, что это какая-то самодеятельность крымских бандитов, которые разводят Путина на то, чтобы он... Там же реальные братки были поставлены Януковичем руководить Крымом. И что, вот, они разводят Путина на то, чтобы он дал им бабла и спас от того, что случилось с Януковичем. 

И напоминаю, что иностранцы писали, что разведка США пришла к выводу, что Россия не намерена вторгаться на Украину. Ну, я поздравляю разведку США, обделавшись, как сказали бы. Потому что, вот, мы уже сейчас видим... Я, кстати, рекомендую прекрасную статью Фельгенгауэра в «Новой газете», что план, выполнявшийся, видимо, в большой тайне, был задуман уже, конечно, некоторое время назад. И, видимо, первое заседание постоянных членов нашего Совбеза по украинскому вопросу было 21 февраля. второе уже 25-го. И, видимо, с этого всё началось, потому что начались массированные передвижения войск. Начались маневры, а дальше началась... Ну, видимо, это замечательная история, когда сначала неизвестные люди 27 числа захватывают Верховную Раду Крыма. При этом они явно ведут себя, даже не скрывая, не как бандиты, потому что, ну, бандиты в таком случае сразу начинают грабить и стрелять. А эти были очень дисциплинированные. 

Дальше утверждается новый премьер, господин Аксенов по кличке «Гоблин». И дальше этот же человек под контролем неизвестных лиц или без контроля этих неизвестных лиц обращается к России за помощью. 

Я обращаю внимание, что, конечно, в очень смешном положении оказалась украинская сторона, потому что 10000 если бы она в этот момент что-то сделала, попыталась бы ментально противостоять, то очевидно это был бы тот самый предлог для вооруженного вмешательства, в котором так нуждался Кремль. А поскольку она ничего не делала (а она явно выбрала эту стратегию жаловаться дальше на Запад, что нас обидели), то она оказалась в еще более глупом состоянии, потому что, конечно, согласитесь: когда легитимность решается с помощью силы... Мы видим вообще, вот, что такое революция? Революция – это когда вопрос легитимности решается с помощью силы. И тут очевидный вопрос: а, типа, почему этим можно, а нам нельзя? 

И когда вопрос легитимности решается исключительно с помощью силы, кто смел, тот и съел, грабь во время пожара. И когда вдруг украинский министр внутренних дел говорит, что здание в Крыму захватили вооруженные террористы и дальнейшее – дело дипломатов, ну, это тройное «ха-ха». 

То есть не было хороших вариантов ни у Украины. Вот, в тот момент, когда был сделан этот ход, у Украины хороших вариантов не оказалось, потому что любое решение, которое она бы приняла, было бы плохим. 

А.ПЛЮЩЕВ: У нас тут есть развитие. Совет Федерации, постановление Совета Федерации об использовании вооруженных сил России на Украине вступает в силу со дня принятия – это уже текст документа. Ну, действительно, проголосовали сенаторы по обращению главы государства, дав согласие на использование российских сил на территории Украины. Но при этом заседание продолжается. Тут идут выступления сенаторов в том числе (я имею в виду по каналам информационных агентств), выступления сенаторов нам поступают. И, в частности, один из сенаторов Евгений Бушмин сказал, что более 140 человек выехали в Россию с Украины. Он не называет их «беженцами», просто говорит, что более 140 тысяч человек выехали в Россию с Украины с момента обострения ситуации в этой стране. 

Мы продолжаем программу «Код доступа» с Юлией Латыниной. 

Ю.ЛАТЫНИНА: Да, но мне больше всего нравится вот эта формулировка «Вступает в силу с момента опубликования», потому что я думаю, что вот этот закон о применении войск вступил в силу за несколько дней до момента опубликования. 

А.ПЛЮЩЕВ: «Со дня принятия» - даже не опубликования, а принятия. 

Ю.ЛАТЫНИНА: По теории относительности Эйнштейна. Принятия, да? А вообще всё происходящее в Крыму, конечно, напоминает мне известный неприличный анекдот. Помните, сын спрашивает у отца «Папа, а что такое теоретический и практический?» И папа в ответ подходит к жене и спрашивает там: «Слушай, ты бы отдалась за миллион долларов?» - «Конечно, - говорит жена. – Ну, за такие деньжища». Ну, папа обращается к сыну и говорит «Понял, сынок? Теоретически мы с тобой миллионеры, а практически мама у нас шлюха». 

Так вот я должна сказать страшную вещь с либеральной точки зрения, что теоретически я была бы очень рада видеть Крым в составе России. Я изложу. Мои резоны простые, да? Приобретение любой территории, которая заселена твоим этносом, это всегда стратегический плюс. Проблемы при приобретении такой территории обычно – приходящие трудности. В Крыму 60% - этнические русские. Вряд ли мы, все-таки, можем говорить, что целостность Украины... Это государство, все-таки, образовалось 22 года назад, и это некая имманентная данность. И, вот, если в 1991 году, когда разваливался Союз, Крым отвалился на ту сторону, что это такое судьбоносное событие, которое должно изменить судьбы Крыма на тысячелетия. 

Плюс добавлю, конечно, что власти Украины, в том числе и Янукович, довольно низко и подло себя вели по отношению к русскому языку. Я понимаю резон такого поведения, потому что украинская нация не существует без украинского языка. Если они не будут говорить на украинском, то что же это за ребята? Да? Но, все-таки, что было в Крыму? Русский врач вынужден выписать русскому пациенту или вести историю болезни на украинском языке. 

В Ливадийском дворце таблички, которые, кстати, еще при Совке прекрасно были на русском не то, что на русском содраны – таблички повешены на всех языках, включая китайский, но на русском нет. Там экскурсии проводились на украинском. Но извините, хотя бы тогда на английском. По-видимому, английского вокруг никто не знал. И, конечно, это вызывает большое раздражение, когда русские в Крыму вынуждены отдавать ребенка в украинскую школу, потому что, извините, украинский не английский, и вряд ли этот мальчик, который учит украинский, приобретает там большие жизненные перспективы. 

А.ПЛЮЩЕВ: Я хотел бы опять прервать, к сожалению, Юлию Латынину. Дело в том, что хочется до новостей обсудить еще одну новость из Совета Федерации. Просто у нас потом будут новости и включение нашего корреспондента, можем далеко уйти. 

Совет Федерации поручил Комитету по международным делам подготовить обращение к президенту России об отзыве посла России из США. Ну, уже раздавались подобные призывы, потому что президент США выступил и сказал, что Россия должна уважать территориальную целостность Украины, и каждый шаг по дестабилизации ситуации на Украине вызовет свои последствия. Ну, вот, сенаторы, очевидно, сочли это угрозой и решили, что нужно отозвать посла России из США. Ваш комментарий, Юль, по этому поводу? 

Ю.ЛАТЫНИНА: Ну, я могу сказать, что Обама выступил совершенно в жанре украинского министра внутренних дел господина Авакова. Напомню, что Аваков сказал, что здание захватили террористы и это дальнейшее дело дипломатов. А господин Обама сказал, что российское военное вторжение в Крым вызовет последствия, и больше ничего не сказал. 

Но, в общем-то, это, мягко говоря, не слова президента великой державы. Потом, правда, из Белого дома донеслось уточнение, которое заключалось в том, что, знаете, они вызовут серьезные последствия в том смысле, что Обама не приедет на саммит в Сочи «восьмерки» в июне. Ну, знаете, если серьезные последствия ограничатся этим, то Крым можно свободно захватывать. 

Так вот, собственно, возвращаясь к истории с Крымом. Я... 

А.ПЛЮЩЕВ: У нас полминуты примерно до новостей. 

Ю.ЛАТЫНИНА: Да. Возврат Крыма мог бы быть одним из важных геополитических приоритетов власти. Вот там Олимпиада стоила 50 миллиардов долларов. Но представьте, если бы мы из этих 50-ти 30 дали нищей Украине с условием, что она позволит провести в Крыму референдум о присоединении к России, еще 20 грамотно бы потратили бы на организацию этого референдума... На фальсификации и на грамотный политический пиар. Ну, почему бы нет? Как сказал в свое время Жозеф Де Местр, государства гордятся достижениями, тем, что для обычного человека является преступлением. Ну, о дальнейшем, наверное, после новостей, потому что всё было чисто теоретически. 

А.ПЛЮЩЕВ: Да, спасибо большое. Юлия Латынина остается с нами. Продолжим в таком неожиданном и необычном формате программу «Код доступа». Сейчас у нас новости от Оксаны Пашиной. 

НОВОСТИ 

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, скажем так, вдогонку к новостям Евгений Бунтман сейчас находится в Симферополе. О том, как там, как в столице Крыма восприняли то, что происходит в России и то, что президент запросил у Совета Федерации разрешения на использование войск на Украине. Только что Совет Федерации одобрил этот запрос. Как отреагировали в Крыму, расскажет Евгений Бунтман. Жень, что там происходит? 

Е.БУНТМАН: Да, добрый вечер. Надо сказать, что формальное одобрение от Совета Федерации, о нем еще не знает подавляющее число митингующих. Я сейчас нахожусь на подступах к дому правительства Крыма. Но здесь были уверены практически с утра, еще когда Валентина Матвиенко начинала говорить о том, что надо вводить ограниченный контингент в Крым, это восприняли тут на ура. И восприняли, конечно, с великим энтузиазмом. 

Люди ходят последнюю пару часов вокруг митинга по центральным улицам, ходили люди многотысячными колоннами. Ну, не знаю, тысяча-две каждая колонна была. И скандировали «Севастополь, Крым, Россия» и «Беркут-Беркут! Путин-Путин!» Скандировали радостно лозунги пророссийские. 

По-прежнему находятся военные без опознавательных знаков около всех административных зданий. Вот, у дома правительства как раз сейчас цепочкой выстроились военные. Знаков на них, подчеркну, на форме, похожей на форму российского образца, никаких шевронов, никаких триколоров нет. 

И то же самое у Верховной Рады Крыма. Там по всему периметру Верховной Рады выстроились вооруженные люди. Вторым кольцом стоят активисты самообороны. И обстановка, в общем-то, спокойная. Местные здесь не очень любят иностранных журналистов, и журналистов как таковых. Почему-то очень агрессивное отношение со всех сторон. Единственные, кто общаются более-менее адекватно, это местные милиционеры, которые в последние дни оказались здесь в таком, двусмысленном положении. Потому что, вроде бы, они – власть, и, вроде бы, и не власть. Потому что, с одной стороны, они должны обеспечивать порядок. А с другой стороны, есть вот эти вот непонятные люди вооруженные в непонятном виде, в камуфляже, которые как раз и обеспечивают порядок в административных зданиях, молча стоят вооруженные до зубов. 

Им милиция не подчиняется – она подчиняется непосредственному руководству, то есть это руководству Крыма политическому и своему руководству крымского главка МВД. Руководство политическое – это, собственно, спикер Верховной Рады Крыма и премьер-министр Аксенов, который и раздает приказы милиционерам, и те потом неукоснительно их выполняют. 

Выглядит это следующим образом. Милиция получает, как это было сегодняшней ночью, скажем, около Верховной Рады... Об этом мне рассказывал высокопоставленный сотрудник милиции. Ну, достаточно высокопоставленный, в звании майора. Он мне достаточно неформально рассказывал о том, что получаются приказы от руководства отойти на некоторое расстояние от административного здания, потому что сейчас охрану на себя возьмут другие люди. После этого другие люди в камуфляже вышеупомянутые приходят и становятся по периметру. 

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое. Евгений Бунтман, наш корреспондент в Симферополе. Очередная картинка того, что происходит в столице Крыма. Ну а мы возвращаемся в программу «Код доступа». Юлия Латынина по-прежнему у нас на связи. Юлия, вы с нами? 

Ю.ЛАТЫНИНА: Да, я с вами. И, конечно, хотела бы сказать про 140 тысяч беженцев из Украины. Я думаю, что, конечно, это крайне неприятно жить в Киеве в момент революции, когда жгут покрышки и в тебя стреляют непонятно кто, в основном, титушки. И у меня у самой сестра там двоюродная уехала из Киева, где она работает. Но вы понимаете, она не беженка – она собирается вернуться обратно. И по поводу того, кто устраивает беспредел, есть просто 2 очень характерные вещи. 

Во-первых, как-то все убийства прекратились после того, как сбежал Янукович. А мы знаем, что подавляющее число убийств совершалось титушками. А во-вторых, достаточно посмотреть на замечательные фотографии резиденции Януковича и Пшенки, бывшего генерального прокурора Украины. Господин Янукович, в резиденции которого лежит нетронутый золотой батон, батон из золота, который, собственно, символизирует собой всё, что есть режим Януковича. Это вот этот человек, который считает, что батон из золота из Украины может выжимать только он. Вся идеология этого режима – больше там ничего нет. И господин Пшенка в виде римского триумфатора в тоге и с золотой бандитской печаткой на пальце. 

Так вот я бы хотела обратить внимание, что революция, которая не ограбила такие дома, это крайне дисциплинированная революция. Исключительная, я бы сказала, революция – такого просто почти не бывает. Я вообще, если честно, думаю, что большинство людей, которые сейчас в Крыму ходят на демонстрации и слушает там гимн «Единой России», оказавшись в резиденции генерального прокурора Пшенки, повело бы себя по-другому. 

То есть вот это просто по факту во время революции происходит много чего. Но как только убежал Янукович, с ним исчезли и бесчинствующие молодчики. 

Возвращаясь к истории с Крымом. Я еще раз повторяю, что возврат Крыма мог бы быть одним из важных геополитических приоритетов власти. При этом, естественно, не надо было размениваться на Грузию, на перекрытие газа, на смешную историю с покупкой того же Януковича, которая, собственно, и кончилась революцией. 

Есть, правда, такая вещь как Будапештские соглашения. Потому что я напомню, что Россия является одним из гарантов территориальной целостности Украины в обмен на отказ Украины от ядерного оружия. Вот, тем горячим головам, которые кричат, что «Вы знаете, вот, Ельцин когда подписывал Беловежское соглашение, забыл забрать Крым обратно, который подарил Хрущев, и всё из-за этого случилось». 

Но, вот, вы понимаете, в чем дело? Понимаете, вот, вам что лучше, Крым в составе России и Украина с ядерным оружием? Мне как-то кажется, что Украина с ядерным оружием с точки зрения геополитики была для России не лучшим решением, причем безотносительно того, какое правительство в Украине сидит. Оно бы просто резко уменьшало геополитический вес России. 

А.ПЛЮЩЕВ: Я прошу прощения, я просто уточню. Но если Будапештское соглашение не работает и Крым отойдет России или просто отойдет от Украины, то это означает, что система государственных договоров не работает вообще. И единственной страховкой для твоего суверенитета является бомба. 

Ю.ЛАТЫНИНА: Ну, слушайте, система государственных договоров всегда не работала вообще, да? Всегда в конечном итоге она опирается на возможность правительства или других сил себя защитить. И еще раз повторяю, что всё, о чем я говорю, это я говорю теоретически. А практически ситуация, о которой я рассказала, заключается в двух словах – международная изоляция. И самое неприятное еще заключается для меня в том, что я вопрос в цене, которую Россия заплатит за вмешательство, и вопрос в том, что она этой ценой купит. Потому что Путин рискует оказаться в том же положении, в котором оказался Саддам Хусейн после вторжения в Кувейт. Украина – это не Грузия. А, вот, в Грузии, действительно, операция была проведена с точки зрения прикрытия совершенно блистательно, потому что Запад до самого последнего момента не понимал, что происходит. 

Запад здесь в курсе с самого начала. Вот, уже прошло заседание Совбеза ООН еще до того, как прошло заседание нашего Совета Федерации. Дело даже не в том, что Запад будет хотеть (НЕРАЗБОРЧИВО), а в том, что он поставлен в такие условия, что он хоть что-то да должен реагировать. И легко, в общем, напомнить, что от Януковича посыпались все, когда арестовали счета. 

Но самое главное еще другое, которое заключается в том, что Крым-то мы, скорее всего, не получим. Вот, судя по тому, что происходит, всё, что Кремль сможет обеспечить, это такой чуровского типа референдум. Решение, которое было принято под дулами вооруженных автоматчиков, президиумом Крымской Рады. И получится независимый Крым. Вот, псевдократия вроде Южной Осетии или Северного Кипра. 

Но с учетом того, кто осуществляет реальную власть в Крыму (а это донецкие братки и крымские братки)... Я напомню кличку премьера-то «Гоблин». ...то Россия купит сладкую жизнь донецким браткам, хозяйствующим в Крыму, ценой собственной международной изоляции. Мне кажется, это очень высокая цена. И причем, чтобы обеспечить населению этой псевдократии какое-то минимальное процветание, придется туда вливать миллиарды, потому что Крым больше Южной Осетии. Аппетиты вообще у братков безбашенные. Как вы понимаете, там всё просто будет уходить со свистом. И Крым перестанет быть туристической зоной для Украины, потому что туда ездили, в основном, украинцы. Трудно сказать, станет ли он туристической зоной для России, потому что одна маленькая деталь: ведь, у нас даже на Черное море, даже в Краснодарский край ездят, в основном, потому, что это входит в систему соцстраха, то есть если предприятие отправляет туда людей, то ему возвращают деньги. 

Если мы примем такой закон относительно Крыма, ну, мне сложно себе это представить, потому что его не приняли даже относительно Абхазии. И, соответственно, если это останется зоной, в которой очень мало туристов, а те, которые есть, сильно люмпенизированы как в Абхазии, то, ну, очень много денег Крым потребует. То есть окажется, мы (НЕРАЗБОРЧИВО) в людях. Окажется, что Украине мы испортили жизнь и там от этого можно получить психологическое удовольствие. Но даже Крыма не получилось. 

А.ПЛЮЩЕВ: Юлия Латынина, и мы продолжим с ней после очередного выпуска новостей программу «Код доступа». Ваши вопросы +7 985 970-45-45 или Twitter-аккаунт @vyzvon. 

НОВОСТИ 

А.ПЛЮЩЕВ: Программа «Код доступа», Юлия Латынина у нас по телефону. И вот относительно того, как может отреагировать международное сообщество. Мы только что услышали, что Совет безопасности ООН в течение дня проведет встречу по ситуации на Украине. Ну, вероятно, наступит сейчас утро в США, последует какая-то реакция оттуда. Из Европы уже последовала реакция, ну, такая, весьма осторожная пока, и реакции на решение Совета Федерации не было. Что в этом смысле? Вообще какова свобода маневра у, как выражаются в МИДе, наших иностранных партнеров? 

Ю.ЛАТЫНИНА: Ну, мы видим, что правительство Януковича упало после того, как был самый страшный удар Европы, который можно было нанести, удар по заграничным счетам как семьи Януковичей, так и приближенных к нему олигархов. Вот, самый такой же страшный вариант для Путина – это если будет нанесен аналогичный удар, естественно, не по путинским счетам (я не думаю, что какие-то путинские счета существуют за рубежом), но несомненно, что в российской властной элите, скажем так, много людей, которых можно ударить в кошелек. И реакцию этой элиты мне тоже очень сложно предсказать, потому что, в конце концов, режим Януковича пал после этого. 

Вот, обратите внимание, единственный человек среди российской элиты, который громко высказался еще до введения войск, это Рамзан Кадыров. Понятно, почему. Потому что, во-первых, Рамзан Кадыров и так не является желанным гостем в Европе. И во-вторых, в ситуации, когда в стране всё решается насилием и силой, господин Кадыров выигрывает. Но, вот, наверное, так сказать, следует задать себе вопрос: «Если Кадыров за, то хорошо ли это для России?» 

То есть еще раз. Я не верю ни в какое военное противостояние между, условно говоря, и Америкой, и Россией. То есть я не верю, что 6-й флот выйдет из Бахрейна или где он там, и, там, утопит севастопольский флот. Я не верю ни в какое военное противостояние, тем более между Украиной и Россией, потому что я не знаю, насколько хороша российская армия, но я твердо знаю, что украинская армия в 1991 году была такая же, а с тех пор стала много хуже. 

Но есть вопрос международной изоляции, и в этом смысле наш режим отличается от сталинского режима, потому что когда Отто Куусинен просил о вторжении в Финляндию, согласитесь, ни у Молотова, ни у Микояна не было счетов за рубежом. У них не было недвижимости в Майами, у них не было детей, которые учились в лондонских университетах, и, собственно, это именно поэтому это сейчас ключевая поворотная точка для российского режима, потому что, на самом деле, мы были таким до сих пор псевдотеократическим государством. Мы рассказывали своим люмпенам, что Запад нас ненавидит, но при этом люди, которые это рассказывали, ездили регулярно на Запад, держали там счета и покупали там виллы. И если эта конфигурация нарушится, то возможно всё. Возможен любой спектр решений, начиная от начала конца режима в России, в чем я сильно сомневаюсь, потому что Россия не Украина. Я сильно сомневаюсь, что наша элита настолько сильна, чтобы бросить в таком случае вызов Путину. Скорее наиболее вероятный вариант – это вот такая инкапсуляция России, превращение ее в черную дыру, из которой ничего не выходит, которая варится в собственном соку и рассказывает своим гражданам, что она борется против проклятого (НЕРАЗБОРЧИВО). Это очень страшно. 

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, если говорить о санкциях, которые могут предпринять зарубежные страны, значит ли это, что они только возможны точечные для отдельных чиновников, для руководства и так далее? Или это могут быть какие-то санкции, там, торгового характера и так далее, ну, в целом международные для страны? Не для отдельных личностей, а для страны? 

Ю.ЛАТЫНИНА: Ну, я бы сильно сомневалась в введении против России санкций, которые ограничивают экспорт нефти и экспорт газа, потому что для начала это Европе, скажем, самой будет очень неудобно – а где она будет тогда покупать себе газ? У нее возникнет достаточно большой дефицит, у нее возникнет... Ну, Европа и так не в лучшем экономическом состоянии. Представьте себе, насколько подскочат в Европе цены на газ, если треть газа будет изъята из обращения. 

Поскольку, все-таки, европейцы – люди чрезвычайно ленивые, бюрократические и расчетливые, я вообще, честно говоря, думаю, что Путин достаточно хорошо всё рассчитал, и что он прикинул, какая была реакция международного сообщества на российско-грузинскую войну, и решил, что прокатит. Но я боюсь, что российско-грузинская война, как я уже сказала, там была хорошая идеологическая подготовка – там было возможно замутить воду и замутить вопрос. 

В данном случае у нас, к сожалению, нет ни грамма легального предлога того, в чем нуждается даже не Россия, чтобы начать вторжение, а, там, начать вводить войска. Потому что, ну, понятно, что мы у себя в Совете Федерации всё расскажем и напишем. А того, в чем нуждаются европейские дипломаты, чтобы как-то закрыть на это глаза. Поэтому, естественно, главная реакция, главное направление удара, я думаю, будет счета, запрет на въезд и так далее. 

А.ПЛЮЩЕВ: Юлия, скажите. Тут поступил вопрос к вам, берет ли Юлия в расчет, что Путин готовил все элиты к переводу активов чиновников обратно в Россию? Может, как раз для этого? Действительно, неоднократно Владимир Путин говорил и про оффшоры, и про активы, и всё такое. Значит ли это, что он, как бы, давал понять, что лучше держать их здесь, чтобы не заблокировали в случае чего? 

Ю.ЛАТЫНИНА: Нет, ну, слушайте. Во-первых, это активы чиновников. Ну хорошо, а Роман Абрамович? Ну, посмотрите, где зарегистрированы наши крупнейшие предприятия. Активы чиновников в очень небольшой степени переведены в Россию, и мы знаем, благодаря Навальному, который сейчас посажен под домашний арест... Да? Под шумок это событие прошло практически незамеченным. Хотя, конечно, понятно, что не затем затеяли операцию в Крыму, чтобы посадить Навального под домашний арест, но тем не менее. 

Так вот мы, все-таки, хорошо знаем, сколько людей там имеют собственность в Майами, и продают собственность в Майами отнюдь не (НЕРАЗБОРЧИВО). 

Другое дело, что, еще раз повторяю, если бы не было международного сообщества, то есть замечательная китайская стратагема, которая называется «Грабь во время пожара», совершенно правильная, потому что власти в Украине нету, Украина реально слаба. Оттяпать от нее по такому случаю кусок – милое дело. Но как можно грабить во время пожара, когда существует GPS и где навешены спутники, и все твои действия фиксируются? 

А.ПЛЮЩЕВ: Еще один вопрос. Отразится ли как-то вот то, что происходит с Украиной, вокруг Украины, на внутриполитической ситуации? Потому что постоянно говорят, например, что там Майдан так или иначе повлиял, там я не знаю, на Болотное дело. То, что происходит вокруг Крыма сейчас и все остальные события, они как-то могут отразиться на внутриполитической ситуации? 

Ю.ЛАТЫНИНА: Ну, естественно, они отражаются на внутриполитической ситуации. Мы уже видим приговоры по Болотному делу. И перевод Навального под домашний арест – это, собственно, только начало, потому что Владимир Владимирович, очевидно, панически боится развития событий по украинскому сценарию. Я думаю, что он не совсем справедливо боится, потому что украинский сценарий был вызван исключительно глупость и исключительно ошибками Януковича. И тем, что в Украине реально произошла буржуазная революция. Мы как-то забыли в век всяких исламистских революций, что революции бывают и буржуазные. А буржуазная революция нужна буржуазии. Для буржуазной революции нужен город (НЕРАЗБОРЧИВО), в котором население зарабатывает на жизнь своим трудом, денег ни хрена нету. В России – нефтяная халява, мы все живем с этой нефтяной халявы, даже те, кто формально зарабатывает своим трудом, потому что чего-то нам перепадает сверху. Мы живем на незаработанные деньги, и в этой ситуации складывается совершенно другое общество. Там те люди, которые снизу, вообще ничего не зарабатывают, люмпенизированы, они живут на подачки и счастливы тем, что дают им подачки. Но даже те люди, у которых достаточно большие доходы и они отдают себе отчет в том, что происходит, они отдают себе отчет в том, что они не смогли бы... Да? Они отдают себе отчет всё равно что они очень много извлекают из какого-то дополнительного ресурса власти. И в России, где третьим сословием является не буржуазия, а третьим сословием являются чиновники, менты и так далее, и так далее, нету той критической массы для возникновения буржуазной революции, а есть только отдельный Навальный. Но это моя точка зрения. 

Но Владимир Владимирович, очень возможно, считает не так. Особенно если считать, что, действительно, действует (НЕРАЗБОРЧИВО) Запада. И, соответственно, принимаются все меры для того, чтобы удавить гидру в зародыше. А для этого нужно, чтобы вообще не существовала не то, что политическая оппозиция, а хотя бы какие-то люди, которые могли ее организовать. Причем, самое интересное, что существование политической оппозиции в Украине в виде Яценюка, в виде Тягнибока, в виде Кличко, никак не мешало и не помогло Майдану (скорее оно мешало), потому что политическая оппозиция исключительно (НЕРАЗБОРЧИВО) и вообще там то, что она пришла сейчас к власти в результате Майдана, это, наверное, одна из трагедий. 

А.ПЛЮЩЕВ: Ну и последний вопрос. У нас осталось буквально 2 минуты. Задает его Гуля из Санкт-Петербурга. Она спрашивает: «Юлия, а есть ли опасность, что рано или поздно мы снова окажемся за железным занавесом?» 

Ю.ЛАТЫНИНА: Ну, собственно, это решится в ближайшую неделю. Может быть, даже в ближайшие дни. Как это решится реально, не знает никто. Я думаю, что этого не знает никто в Кремле. Я даже думаю, что этого не знает никто в Белом доме, потому что, вот, ровно в такие минуты всё происходит на лету, на коленке. Конечно, это будет немножко другой железный занавес, потому что, все-таки, сталинская Россия – она хотела завоевать весь мир и это была страна, которая была нацелена на идеологию прогресса и которая пыталась создать высокую науку, высокие технологии и так далее. Путинская Россия – это заведомо страна, которая, ну, примерно так же, как и страны исламистские на Ближнем Востоке, живет по другому принципу, живет как все петрократии. Да? Она не будет завоевывать мир. Дай бог, что там, вот, Крым и то, скорее всего, не завоевать (НЕРАЗБОРЧИВО). И это страна, которая экспортирует нефть, и будет импортировать всё остальное, от Мерседесов до золотых унитазов в начальственных кабинетах. 

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое. У нас время передачи истекло. Спасибо большое. Юлия Латынина сегодня в необычном формате в своей программе «Код доступа». Ваши и свои вопросы задавал я, Александр Плющев. На этом программа закончена, впереди новости.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Латынина: получим превращение России в страну-изгоя


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.