Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Прохорова готова исправить ошибки Путина

  • Прохорова готова исправить ошибки Путина
  • Смотрите также:

Женщина во главе политической партии — явление в российской политике не уникальное, но редкое. Чуть больше месяца назад Ирина Прохорова возглавила «Гражданскую платформу», сменив на высоком посту своего брата. Зачем ей это надо? Хочет ли она достигнуть вершины политического Олимпа и стать Президентом России? Каково приходится представительницам прекрасного пола в политических битвах? Эти и другие вопросы новоиспеченной партайгеноссе задал «МК».

— Вы очень хорошо смотрелись в качестве доверенного лица Прохорова на президентских выборах. Но сейчас вы сами стали первым лицом в партии. Хватит ли вам вашего личного куража, чтобы без брата вытянуть этот воз?

— Брат остается основателем партии и ее символом. А я сочла возможным ему помочь: возглавить партию, сформулировать ее главные задачи, помочь с привлечением новых людей и идей.

— С 2011 года, когда Прохоров пришел в политику, все спрашивали: а зачем ему это нужно? Теперь вопрос стоит так: зачем это нужно вам?

— А почему это нужно другим политикам: Миронову, Навальному, Зюганову, Жириновскому? Их же никто об этом не спрашивает...

— Их воспринимают как людей, которые зарабатывают на политической деятельности. Либо — как не вполне нормальных людей. А у вас и так все есть, и человек вы нормальный...

— А вам не приходила в голову крамольная идея, что у человека могут быть убеждения? И что в политику не всегда приходят исключительно ради бизнеса? А если человеку хочется что-то поменять в стране?

В какой-то момент ты понимаешь, что можешь аккумулировать свои знания для решения важных задач. К тому же женщин у нас в политике очень мало, а те, что есть, не всегда бывают нашими достойными представителями...

— Не удивительно: политика, как считается, — грязное дело...

— Грязной может быть любая профессия. Все зависит от того, как человек к ней относится. Не обязательно быть политиком, чтобы стать циником.

— А вы всерьез думаете, что в современной России независимый от власти политик может хоть что-то изменить?

— Мне хочется в это верить. Я вижу огромное количество профессиональных, активных людей, которые хотели бы сделать нашу страну лучше, но их не допускают к решению задач. Мы пытаемся дать им такую возможность. Другое дело, что чудес не бывает. А у нас все ждут чуда: придет волшебник, махнет палочкой — и все вмиг преобразится. А когда в политике появляется новый человек, но немедленного чуда не происходит, все пытаются поставить на нем крест со словами: ну мы так и знали. Понимания, что ради улучшения жизни нужно долго и системно бороться за свои права, в обществе пока нет. Люди сразу складывают крылья и говорят: ничего не выйдет.

— Вы хотите повести общество за собой в борьбе за права человека?

— Задача партии «Гражданская платформа» — защита людей от государственного произвола. Наш главный лозунг: «Не человек — для власти, а власть — для человека». Необходимо улучшать всю систему управления, правосудия, законодательства. В 1993 году была принята новая демократическая Конституция, значительно расширяющая права гражданина, например, право на собственность, свободу вероисповедания, свободу слова, свободу передвижения и многое другое. В ностальгическом порыве мы часто забываем, что ничего подобного в СССР не было. А что происходит сейчас? Конституцию систематически разрушают, штампуются законы, которые прямо противоречат прописанным там нормам и ущемляют наши с вами права. Людям говорят, что это делается ради их безопасности, но на самом деле — наоборот: мы наблюдаем торжество государственного насилия и произвола, с любым, самым законопослушным гражданином могут сделать все что угодно.

«Идет холодная гражданская война»

— Каким образом женщина, которая всю жизнь занималась культурой, может всему этому воспрепятствовать?

— Я попробую. За мной стоит партия, которая предлагает свои пути решения назревших проблем. На федеральном гражданском комитете мы разрабатываем ряд программ, среди которых — земельная реформа, реформа здравоохранения, образования, религиозный кодекс... Это — реальные предложения: как правильно развивать государство без смут и революций. Обществу упорно внушают, что если партия борется против пороков существующего режима, то она призывает к потрясению основ. Напротив, мы хотим избежать социальных потрясений, которые всегда губительны для страны. Мы вносим в парламент наши рекомендации и сами собираемся приходить во власть через выборы.

— А граждан выборы интересуют все меньше. Аналитики предполагают, что после отмены соревнования партийных списков, которое многие воспринимали как спортивную игру, на выборы в Мосгордуму мало кто придет... Придут только специально обученные люди и проголосуют как велели.

— Удивительно, как сильны в нас пораженческие настроения. Мы заранее программируем себя на плачевный исход. Известно, что если готовиться к катастрофическому сценарию, то он обязательно сбудется, поскольку подсознательно мы начинаем подстраивать под него свои действия. Только и слышно: ничего не получится, никому не нужно, никто не понимает… Давайте будем верить в лучшие качества людей, их растущую социальную активность. А там будет видно. Как говорится, аналитики предполагают, а Бог располагает.

— Вы упомянули религиозный кодекс. Вокруг церковной тематики сейчас ломается много копий, идет «крестоповал», и что бы вы ни предложили — это вызовет негативные оценки. Вы разделяете точку зрения тех пиарщиков, которые считают, что дурной славы не бывает, и любой шум вокруг партии — это хорошо?

— Есть четкая закономерность: чем меньше дела, тем больше шума. Сколько криков производит наша парламентская оппозиция, а потом покорно голосует за все инициативы «ЕдРа». Информационное сопровождение, конечно, имеет значение, но важнее — твердые убеждения, отстаивание своей системы ценностей, наличие реальной программы преобразований.

Проблема взаимоотношений церкви и общества давно назрела, но ее не хотят обсуждать, переводя в плоскость скандалов и взаимных обвинений. Величайшее достижение новой России — свобода вероисповедания — грозит обернуться своей противоположностью: насильственным клерикализмом. До распада СССР верующие находились под подозрением в неблагонадежности, а теперь под подозрением — неверующие. Доходит до того, что если ты не ходишь в церковь, то ты не патриот. В такой ситуации церковь вместо того, чтобы служить объединению и примирению нации, может стать заложником новых социальных конфликтов. Этого допустить никак нельзя, и религиозный кодекс, предложенный «Гражданской платформой», как раз пытается защитить церковь от этой опасности.

Меня беспокоит хроническая агрессия и нетерпимость в обществе; есть яркое определение этому явлению: холодная гражданская война. Идет постоянный поиск мифических врагов, любая дискуссия мгновенно перерастает в личные оскорбления и угрозы. Это очень мешает общественному диалогу.

«Если политика хоть раз не посадили — он кремлевский проект»

— А насколько лично вы готовы к этой холодной гражданской войне, к тому, что вас могут начать «мочить», вымазать грязью или взять и посадить?

— Я начинающий политик и ни с чем таким пока не сталкивалась, но отдаю себе отчет в том, что политика — рискованная профессия, а у нас — особенно. Но, как говорится, кто не рискует, тот не пьет шампанского. Я исхожу из того, что наши женщины — смелые и стойкие; они выносят на своих плечах все тяготы страны, и я равняюсь на них.

Возможно, я не до конца понимаю все риски... Знаете, если бы в 1992 году, когда я создавала журнал, я знала, с какими трудностями мне предстоит столкнуться, — ни за что бы ни взялась. Неведение иногда идет на пользу дела. Что называется: ввяжемся, а там посмотрим.

— Расправы вы не боитесь. А того, что вами начнут манипулировать кремлевские политтехнологи? Вашему брату одни только легенды об этом нанесли репутационные издержки...

— В нашем обществе до сих пор сильно «тюремное сознание»: если политика хоть раз не посадили, то он точно кремлевский проект. Подобная кровожадность свойственна даже тем, кто считает себя подлинным гуманистом. Послушайте, в США все серьезные политики общаются с президентом и решают вопросы с его администрацией, но никто не говорит, что они — марионетки Белого дома.

— Во всем мире политические династии — дело нормальное. Хотели бы вы, чтобы и ваша дочка стала политиком, и внучка?

— Я считаю, что дочь и внучка должны сами сделать выбор. Если в России появятся настоящие политические династии, возможно, это неплохо — при условии, что они не закупорят социальные лифты, и в политику смогут приходить талантливые люди из других профессий.

— Между вашим братом и Игорем Буниным некоторое время назад произошел заочный спор. Политолог сказал: Прохоров — не страстный, а для политика главное — страсть, азарт. На что ваш брат ответил: пусть в нашей политике будет хоть один человек с холодной головой. А вы — за азарт или холодный расчет?

— Думаю, одно другому не мешает. Общество воспринимает моего брата бесстрастным лишь потому, что, наблюдая за поведением наших политиков, совсем разучилось отличать социальный темперамент от хамства. Риторика Жириновского — это не азарт политика, а блатная истерика. Брань с высоких трибун, агрессия и распущенность — за этим стилем ведения политических дебатов на самом деле скрывается холодный расчет — заглушить здравомыслящие голоса, заболтать обсуждения важных проблем. Возможно, брат просто немножко опережает время. Ему не нужно брызгать слюной и скакать клоуном, потому что ему есть что сказать по существу.

— Брат окончательно передал вам эстафету или может вернуться к управлению партией и в активную политику?

— Наша партия не строится по вождистскому принципу: лидер плюс обслуживающая его безликая команда. «Гражданская платформа» — это площадка для привлечения профессиональных людей с опытом и репутацией. В настоящий момент я занимаюсь оперативным руководством партией, в будущем кто-то из единомышленников может сменить меня на этом посту (но это не означает, что я все брошу, стану сидеть дома и вязать варежки). Ротация позволяет каждому из нас внести свой вклад в партийное строительство, что только будет укреплять позиции партии в целом.

«Рассуждать о президентских амбициях преждевременно»

— Есть два крайних мнения о женщинах в политике. Они в ней необходимы, поскольку делают ее более человечной, гуманной. И — женщины взбалмошны, эмоциональны, истеричны, все это вредит делу, поэтому нечего им в политику лезть. Как вы можете их прокомментировать?

— По поводу истеричности женщин... Глядя на некоторых наших мужчин-политиков, удивляешься, что они — не женщины. Жизнь показывает, что эмоциональность и рациональность — это черты характера, которые от пола не зависят. Зато зависят от степени реализованности человека. Женский истеризм, который стал предметом научного изучения в начале ХХ века, во многом был связан с тем, что женщины были отрезаны от социальной жизни. Диапазон их активности был очень узок: сиди дома, занимайся кухней и детьми. Для одаренных и честолюбивых женщин это было настоящей трагедией. Поставь любого мужчину в такое положение — получите взбалмошного истерика.

Самые здоровые коллективы — смешанные. Сугубо женский или только мужской коллектив — всегда плохие. Потому что мужчины начинают выстраивать казарму, а женщины — курятник. В политике, как и в любом сообществе, соседство мужчин и женщин благотворно влияет на тех и других; люди становятся учтивее, внимательнее, подтянутее.

Кроме того, в государственной социальной политике есть проблемы, в которых женщины куда лучше разбираются: воспитание и безопасность детей, охрана материнства, противодействие семейному насилию и т.д. Согласитесь, будет странно, если эти вопросы будут решать исключительно мужчины.

Интересно, как изменилось общественное мнение нашей страны по отношению к женщинам в политике буквально за пару десятилетий. Если помните, Горбачеву не могли простить активность его жены на посту первой леди. Сегодня женщина — Валентина Матвиенко — занимает третий пост в государстве.

— Кстати, на мой взгляд (и многие с этим соглашаются), именно Матвиенко и вы являетесь двумя наиболее яркими женщинами в современной российской политике. А попробуйте себя сравнить с ней: что у вас общего и что кардинально различает?

— Спасибо за комплимент. Я пока не рискую сравнивать себя с Валентиной Ивановной: она — опытный политик, у нее за плечами огромный опыт управления, а я политик только начинающий. Мой потенциальный козырь — это то, что я вышла из научной и культурной сферы деятельности и могу опереться на огромный интеллектуальный ресурс моих коллег при разработке стратегии и программы партии. Но активная политическая работа — э 8000 то совсем другое, поэтому наши различия и сходства станут более понятны позже, если я состоюсь как политическая фигура. Тогда можно будет сравнивать нашу эффективность. А каких-то кардинальных различий и противоречий между собой и Матвиенко я пока не вижу.

— Вы представляете себя в роли Президента России?

— Конечно, плох тот солдат, который не хочет быть генералом, но пока рассуждать о столь высоких амбициях преждевременно. Пока я хочу понять, могу ли быть полезной своей партии в качестве лидера.

Путин и болеутоляющая таблетка

— Что вы считаете основными ошибками Путина, возможно ли их исправить и как бы вы это делали на месте президента?

— Мне было легко и приятно критиковать действия президента, когда круг моих профессиональных интересов ограничивался издательством и благотворительным фондом. Когда смотришь на проблемы страны глазами политика, т.е. человека, ответственного на принятие решений, и мысленно представляешь себе, что бы мне следовало сделать в той или иной ситуации и при таком количестве проблем, то начинаешь более взвешенно оценивать поступки другого. С моей точки зрения, главная системная ошибка президента — в том, что он поддался соблазну возродить авторитарную систему управления для стабилизации страны. На первом этапе это принесло определенный успех, но он был временным. Так действует болеутоляющая таблетка — она дает недолгое облегчение, но источник боли не лечит. Сейчас даже для многих убежденных государственников очевидно, что вертикаль власти не способна решать проблемы современного динамичного мира. С таким архаичным аппаратом управления невозможно развивать страну и конкурировать с другими государствами.

— В свое время Горбачев разобрал вертикаль власти КПСС, отменив 6-ю статью Конституции, и страна рухнула. Не произойдет ли то же самое при демонтаже путинской вертикали?

— Горбачев как раз всеми силами пытался сохранить КПСС, которая к тому моменту совершенно себя дискредитировала и довела страну до краха. Он стремился поставить Советский Союз на путь необходимых перемен при сохранении существующего строя. Трагизм его ситуации заключался в том, что он пришел слишком поздно, реформы опоздали на 20 лет, и социализм «без человеческого лица» окончательно исчерпал свой ресурс. Поэтому наша партия и разрабатывает такое количество различных программ, показывая, как можно своевременно разобрать вертикаль власти, не доводя страну до очередного коллапса. У России есть огромные возможности для развития, была бы только политическая воля и профессионализм.

— В ваш федеральный гражданский комитет входят Алла Пугачева и доктор Лиза. А кого еще из знаменитых женщин вы бы хотели видеть в своей партии?

— Недавно Людмила Улицкая дала согласие войти в ФГК... Мы хотели бы пригласить к сотрудничеству и других известных женщин. Вы задали мне хороший вопрос, я задумаюсь над этим. Рекомендации принимаются.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Прохорова готова исправить ошибки Путина


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.