Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Принц Бандар и страсти по саудам

  • Принц Бандар и страсти по саудам
  • Смотрите также:

С 9 по 16 февраля в Вашингтоне с официальным визитом побывал Министр внутренних дел Саудовской Аравии, принц Мухаммед бен Найеф. В столице США у него состоялись многочисленные переговоры практически со всеми представителями американской администрации - с руководством Госдепартамента, ЦРУ, Минфина, Министерства безопасности. Любопытно, что встречи проходили на территории саудовского посольства и поэтому носили весьма закрытый характер.

Привлекает внимание не сам факт визита - такие вояжи Мухаммед бен Найеф совершал и раньше, но в большей степени выбор момента и тема переговоров. Людям, хотя бы немного знакомым с саудовской политикой, известно, что до недавнего времени Мухаммед бен Найеф, кроме вопросов внутренней безопасности королевства курировал также бахрейнское и йеменское досье, формально входящее в сферу ответственности мининдел КСА Сауда аль-Фейсала.

Несмотря на внешнюю спорность такого распределения обязанностей, глядя из Эр-Рияда оно выглядело логичным, поскольку шииты, проживающие на Бахрейне и являющиеся источником внутреннего кризиса в этой стране, живут и на территории Саудовской Аравии, где составляют до 15% населения. Такая же ситуация и с беспокойным Йеменом. Поскольку еще король-основатель нынешней саудовской династии Абдельазиз в 20-е гг. прошлого века присоединил часть северных горных йеменских земель к Саудовской Аравии, то все происходящее в Йемене - а эта страна находится все последние годы в перманентном кризисе - самым непосредственным образом отражается на положении дел в Саудовской Аравии, ее безопасности и стабильности, является отчасти одним из аспектов внутренней политики.

Однако в ходе своего последнего визита в Вашингтон Мухаммед бен Найеф, как следует из многочисленных сообщений саудовских СМИ, обсуждал с американскими союзниками не только проблематику, связанную с положением на Бахрейне и Йемене. Речь шла о гораздо более широком круге вопросов, которые включают в себя антитеррористическую тематику и, что самое важное - положение в Сирии. Вот это уже выглядит новацией, поскольку до последнего времени эта сфера находилась в исключительной компетенции главы Совета Национальной Безопасности Саудовской Аравии (СНБ), директора Службы общей разведки (СОР) принца Бандара бен Султана, человека настолько близкого к различным республиканским администрациям в США (он длительное время работал саудовским послом в Вашингтоне ), что даже получил за это прозвище Бандар Буш.

Что же произошло? Почему принц Бандар бен Султана - архитектор, планировщик и главный исполнитель саудовской политики на сирийском направлении, ближайший саудовский друг американского истэблишмента оказался отстранен от обсуждения сирийского конфликта? Этот вопрос не имеет однозначного ответа. Однако ясно, что его неучастие в визите Мухаммеда бен Найефа и обсуждении с американскими представителями сирийской проблематики, свидетельствует о том, что его акции как политического деятеля в последние месяцы резко пошли вниз. Об этом 13 февраля с.г. откровенно написало лондонское интернет-издание «Аль-Араб».

То, что политический вес Бандара серьезно упал, было заметно уже с осени прошлого года, после его резких заявлений в адрес США с обвинениями американской стороны в предательстве, что вызвало серьезное напряжение в союзнических американо-саудовских отношениях. Как пишут многие арабские издания, одряхлевший, но еще принимающий решения король КСА Абдалла крайне недоволен «самодеятельностью» Бандара, равно как и некоторых других саудовских деятелей (Турки аль-Фейсал и Мухаммед бен Навваф), которые вместе с главой СОР и СНБ пустились во все тяжкие, обвинив Вашингтон в том, что он фактически бросил Саудовскую Аравию на произвол судьбы, пойдя на сближение с Ираном и отказавшись в сентябре 2013 года от нанесения ударов по режиму Асада.

Эта версия заслуживает, конечно, внимания и, видимо в ней есть толика правды. Однако на деле все обстоит гораздо серьезней. Громкие ссоры между саудо-американскими союзниками случались и раньше - стоит только вспомнить нефтяное эмбарго 1973 года. Однако эти ссоры, сопровождающиеся, как и сейчас, громкими упреками, всегда заканчивались миром, поскольку Саудовская Аравия не готова и не способна отказаться от опоры на США как на единственного и незаменимого на сегодняшний день гаранта своей стабильности.

Истинная же причина того, что принц Бандар впал в немилость, причем, как поговаривают не только у короля, но и у других ведущих королевских принцев, состоит в том, что предложенная им, причем возможно не без подсказки некоторых, скорее всего неоконовских, кругов в США, внешнеполитическая стратегия КСА, оказалась на грани банкротства. Если не брать в расчет свержение президента Мурси, которому Бандар сильно поспособствовал (вот уж это было точно доморощенным саудовским решением), на остальных фронтах военно-политических операций, в которые в период «арабских революций» безоглядно ввязывалась Саудовская Аравия, дело выглядит катастрофически: несмотря на все усилия, приложенные принцем Бандаром, Эр-Рияду не удалось приблизить решение главной задачи - свергнуть ненавистный королевскому дому режим Башара Асада и тем самым разорвать «шиитскую дугу».

Сирийская свободная армия, на которую изначально делалась ставка, как саудами так и американцами, продемонстрировала свою недееспособность, а после ударов по ней отъявленных исламистов из ИГИЛ осенью 2013 года, она была почти полностью разгромлена и находится сейчас в стадии переформатирования. В этих условиях Бандару пришлось пойти на реорганизацию отрядов своих бойцов и опереться на весьма сомнительный с точки зрения приверженности нормам демократии, за торжество которой в Сирии он якобы выступает, «Исламский фронт», составленный из разношерстных исламских «бригад».

Чтобы окончательно не дискредитировать себя как поборника терроризма, осенью 2013 года всеми подконтрольными Бандару формированиями была объявлена война головорезам из «Джабхат ан-Нусра» и Исламского государства Ирака и Леванта (ИГИЛ), откровенно поставивших задачей создание на территории этих двух государств террористического исламского халифата. Ситуацию это не спасло, от обвинений в поддержки экстремистов Саудовскую Аравию не отмыло, однако между этими группировками и Исламским фронтом (к вящему удовольствию Б.Асада) разгорелась ожесточенная война. У исламистов остается все меньше времени на решение главной задачи, поставленной их спонсорами, - свержение Башара Асада. В конечном счете, это все лишь способствовало дальнейшему распространению радикального исламизма и появлению на территории Сирии и сопредельных стран квазигосударств и территориальных образований с экстремистскими целями.

Столь же провальной оказалась политика Бандара на ливанском и иракском направлениях. После потери в июне прошлого года сирийскими оппозиционерами опорного пункта на ливано-сирийской границе (Кусейр) перестали должным образом действовать каналы поставок вооружения и денег противникам Асада через Ливан. Сейчас они в основном идут через Ябруд в горах Каламуна, но и этот ручеек скоро пересохнет, поскольку сирийская регулярная армия уже взяла этот город в клещи.

Главный союзник саудов в Ливане и снабженец сирийских повстанцев деньгами и оружием Саад Харири оказался изолированным на политической арене и в стране уже практически не появляется, проводя свою жизнь между Парижем и Эр-Риядом, где он сейчас и находится, хотя по-прежнему возглавляет ливанский суннитский блок «Мустакбаль».

В Ираке ситуация для саудовских планировщиков внешней политики не менее удручающая. По какой-то причине зачислив нынешнего премьера Ирака Н.аль-Малики в разряд своих врагов и агентов Ирана (кем он не является), саудовцы и, прежде всего принц Бандар, сделали ставку на оказание военной и финансовой помощи разношерстным суннитским иракским группировкам. Эти группировки, в конечном счете, оказались в одном лагере с исламскими революционерами-террористами из ИГИЛ, которые пошли на захват городов Фаллуджа и Рамади в провинции Анбар, что вынудило иракские власти начать против них широкомасштабную войсковую операцию, в ходе которой вскрылись огромные размеры той помощи, которую Саудовская Аравия оказывает незаконным вооруженным формированиям на территории Ирака.

Тупиковость и бесперспективность этой региональной политики, вдохновителем которой был принц Бандар, в январе-феврале этого года стала очевидна практически всему высшему военному и политическому руководству КСА. Естественно, назначить виноватыми себя (ведь решение было общим), они по определению не могли, поэтому на роль «козла отпущения» был избран Бандар, как глава и исполнитель воли саудовского монарха в этих вопросах. А выпады Бандара в адрес политики Белого дома стали лишь удобным предлогом.

Дела у Бандара, как считают многие политологи, настолько плохи, что на сайтах некоторых агентств уже появились сообщения о его отставке. Так это или не так - покажут ближайшие дни, но понятно, что защитников у принца на сегодняшний день в Саудовской Аравии найдется немного. И дело не только в том, что оба королевских клана (Шаммар и Судейри), делящих реальную власть в королевстве, не испытывают особой симпатии к принцу-полукровке, а в том, что на новом этапе жизни КСА Бандар с его внешнеполитическими авантюрами оказался явно лишним. Он больше не нужен королю, который ранее использовал его как инструмент для обеспечения баланса между разными кланами внутри правящей верхушки, поскольку, по некоторым сведениям, за последние недели ключевые кланы договорились о схеме передачи власти от слабеющего и больного короля к его сыну Метъибу.

Сделка носит закулисный характер, но уже известно, что внешние атрибуты преемственности планируется сохранить. Иными словами, нынешний наследный принц Сальман, как и положено, после смерти короля Абдаллы заступит на трон, а в случае объявления его недееспособным станет регентом (так уже было в 1995 году с королем Фахдом, но тогда сам Абдалла стал регентом де-факто). При этом основные властные полномочия будут на деле сосредоточены в руках сына нынешнего короля - принца Метъеба, тогда как клан Судейри (формально его и возглавляет наследный принц Сальман), ранее отчаянно сопротивлявшийся этому, будет всеми силами поддерживать его (Метъиба) в обмен на сохранение некоторых ключевых должностей в руках Судейри (к нему относится и Мухаммед бен Найеф), в том числе и поста Министра внутренних дел.

Однако новая конфигурация властных полномочий очевидным образом предполагает и новую политику. Судя по действиям саудовских властей, эта политика означает, в свою очередь, вывод всех саудовских муджахедов из Сирии, отказ от свержения режима Башара Асада (лозунг о его отстранении, конечно же, останется), налаживание более или менее внятного диалога с Ираном. В пользу такой трактовки событий говорит недавно принятый антитеррористический указ короля, предполагающий жесткие наказания за участие его подданных в военных действиях в трет 8000 ьих странах (в Сирии воюет от полутора до двух тысяч саудовцев).

Таким же образом может быть истолковано согласие саудов на состоявшееся 16 февраля, после затяжного правительственного кризиса, формирование в Ливане совета министров с участием Хизбаллы (блок 14 марта). Это стало возможным только после того, как подконтрольный саудам Саад Харири снял требование возглавляемого им блока «Аль-Мустакбаль» о выводе подразделений Хизбаллы из Сирии в качестве условия согласия на создание нового кабинета.

Еще одним аргументом в пользу смены парадигмы поведения Эр-Рияда могут являться и оживившиеся контакты представителей КСА с Ираном. Бывший начальник Службы общей разведки КСА Турки аль Фейсал в январе с.г. в Давосе имел краткую беседу с Президентом Ирана Х.Рухани, 4 февраля состоялась поездка нового Генерального секретаря Организации исламского сотрудничества саудовца И.Мадани в Тегеран (об этом сообщили только иранские электронные СМИ). Публикуются сообщения, что не за горами и визит мининдел Ирана М.Зарифа в Эр-Рияд.

Из всего этого следует, что в Саудовской Аравии, похоже, наконец, осознали пагубность ставки на джихадистов и других исламских радикалов как инструмент достижения своих внешнеполитических целей в регионе и нехотя убирают с шахматной доски ставшую ненужной фигуру принца Бандара.

Означает ли это, что Банадар, держащий, кроме прочего, в своих руках многочисленные счета королевской семьи, капитулировал? - Конечно, нет. Это не в его характере политического бойца, аналитика и человека большой личной харизмы. Он продолжает вести отчаянную борьбу за власть, хотя она уже ускользнула из его рук. А главное - делает все для того чтобы доказать правильность избранного им курса. Для этого ему необходимо убедить королевскую семью, что ставка на силовое решение конфликта в Сирии все еще актуальна. В этих целях он активно задействует многочисленные рычаги политического влияния в Вашингтоне, прежде всего в стане республиканцев, а также действующего с ним заодно израильского лобби. Переломить ход событий он и его единомышленники могут только в том случае, если выясниться, что «перезагрузка» отношений Вашингтона с Ираном не работает, для чего необходимо вынудить Иран вновь вернуться на жесткие позиции на переговорах по ИЯП. Но на первом этапе будет достаточно того, что сирийская официальная делегация на переговорах в Женеве «хлопнет дверью».

Чтобы сорвать политпроцесс в Сирии, ведущий к обессмысливанию операций главы СОР, надо также изменить соотношение военных сил на поле боя в Сирии, для чего у Бандара наготове 40-тысячная группировка джихадистов в Иордании, подготовленная с помощью американских инструкторов. О реальности этого сценария свидетельствует информация СМИ, что 18 февраля повстанцы уже объявили о подготовке наступления на позиции правительственных сил в Дераа (на юге Сирии, на границе с Иорданией) весной этого года.

Правда, шансов на такой исход остается все меньше, поскольку основные игроки на мировой арене и в регионе, такие как США, Россия, Иран ведут дело к деэскалации. Иранцы готовность начать работать в этом направлении уже доказали, поддержав новую формулу формирования правительства в Ливане и дав указания Хизбалле понизить планку требований, отказавшись от формулы 9+9+6. Лидер шиитского движения Х.Насралла призвал региональные стороны прекратить войну в Сирии. Похоже, что точно таким же образом Тегеран будет действовать и на других направлениях, демонстрируя способность к прагматизму, готовность искать развязки.

Что же касается властителей в Эр-Рияде, то им, похоже, нечего не остается, как встроиться в новые тренды, поскольку в противном случае их может ждать очередная арабская революция...


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Принц Бандар и страсти по саудам


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.