Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Венские надежды: Иран,Шестерка и новый раунд переговоров

  • Венские надежды: Иран,Шестерка и новый раунд переговоров
  • Смотрите также:

Открывающийся сегодня, 18 февраля, новый этап переговоров по иранской ядерной программе в Вене не обещает быть легким, а перспективы перехода от «временного» соглашения к «постоянному» – выглядят достаточно призрачными. Лидеры двух стран, Исламской республики и США, между которыми и развернется основная дипломатическая схватка, уже заявили о своем скептическом отношении к исходу начального этапа переговоров.

Сегодня мировые СМИ акцентируют внимание общественности на словах духовного лидера Ирана Али Хаменеи, сказанные им накануне венского раунда: «Некоторые члены предыдущего и нынешнего правительств полагают, что путь к урегулированию проблемы лежит через переговоры. Я же такого оптимизма не испытываю, считаю, что они ни к чему не приведут. В то же время я не намерен препятствовать их проведению». В чрезмерном внимании к этим словам есть определенный тонкий расчет: в случае безрезультатного завершения переговоров – обвинить в этом именно Тегеран.

Гораздо меньше внимания уделяется той оценке перспектив заключения окончательного соглашения Барак Обама. Предупредив всех о том, что США и дальше будут продолжать обеспечение санкционного режима, американский президент оценил вероятность подписания соглашения с Ираном в ближайшее время как «50 на 50». Это еще достаточно оптимистично, если учитывать, какие новые «сюрпризы» приготовили Белый дом и антииранская коалиция для Тегерана и Москвы на ближайшее время.

О чем промолчали СМИ

Сделанное главным американским переговорщиком по иранскому ядерному досье Уэнди Шерман (гиперссылка) заявление о том, что США намерены внести в повестку переговоров еще и вопрос о ракетной программе Ирана, который раньше никогда и нигде в контексте переговоров не поднимался - это не единственная новация, которую приготовили США к открытию переговоров. Ключ к пониманию тактики Вашингтона на предстоящей Венской конференции кроется в заявлении Обамы о том, что он «крайне разочарован ужасными новостями о развитии ситуации в Сирии. И мы продолжим наши усилия в оказании давления на Россию и Иран, для того чтобы заставить их согласиться со сменою режима в Дамаске».

По большому счету, технические вопросы, которые будут обсуждаться в Вене – ситуация с обогащением, с объектом в Фардо и реактором в Араке, по сути своей для Вашингтона мало интересны. После того, как Иран достиг соглашения с МАГАТЭ об обязательствах Исламской республики по целому ряду вопросов по столь деликатным темам, как лазерный центр в Лашкар-Абаде, месторождение урана «Сагханд», обогатительное предприятие в Ардакане и контроль со стороны МАГАТЭ за работой исследовательского реактора на тяжелой воде в Араке – можно с уверенностью заявить, что никаких проблем для международного сообщества в деле обеспечения мирного характера «иранского атома» не осталось.

То же МАГАТЭ, которое никогда не было замечено не то что в «симпатиях» к Ирану, но и в элементарной объективности к иранской ядерной программе, назвали вышеперечисленные соглашения «прорывом». Но это не просто «прорыв», это откровенный «переворот», который выводит вопрос об иранской атомной программе совершенно в иную, прозрачную для остального мира плоскость. И переворот этот произвел не Запад с его санкционным режимом, а воля политического руководства Ирана, которое делом подтвердило свою открытость и готовность к диалогу по самым острым вопросам.

Вашингтоне и ЕС этого «переворота» предпочли не заметить, что вполне объяснимо. Инициативы Ирана выбивают основные аргументы из рук участников антииранской коалиции, которые привыкли размахивать иранским атомным досье для прикрытия своих главных задач в отношении Тегерана. «Прорыв» в вопросах международного контроля застал Вашингтон и Евросоюз врасплох. Впрочем, смятение продолжалось не долго. И пока масс-медиа откровенно замалчивали состоявшееся десять дней назад соглашение, и США, и Евросоюз формулировали список новых обременений к предстоящим переговорам. К ядерной программе Ирана эти обременения никакого отношения не имеют, но ведь никто никогда всерьез и не верил в иранскую ядерную угрозу. Все прекрасно понимали, что это лишь часть стратегии давления на Иран, пропагандистский повод, весьма далекий от реального положения дел. А вот сейчас – наступил момент истины, и Запад готов будет продавливать в Вене свои реальные требования к Тегерану.

Антииранский, но «умеренный» Евросоюз

После соглашения Ирана с МАГАТЭ, для антииранской коалиции возникла определенная развилка вариантов. Для «умеренной части», которая в основном представлена Евросоюзом, главное заключается в обеспечении свободного и льготного доступа к иранскому рынку. Примечательно, что когда Обама на недавней более чем теплой встрече с президентом Франции Олландом не смог удержаться от упрека в адрес Парижа по поводу «бизнес-десанта» представителей крупного бизнеса этой страны в Тегеран, Олланд ответил, что является президентом Франции, а не президентом «союза бизнесменов» и что диктовать частному капиталу свое видение того, с кем заключать контракты, а с кем – нет, не намерен.

Разумеется, он лукавил, поскольку в 2011-2012 правительства стран-участников ЕС своему бизнесу на нежелательность связей с Ираном очень даже указывали, а несогласных – привлекали к ответственности. Ситуация изменилась, Иран становится спасательным кругом от европейского кризиса, а потому теперь можно говорить о «независимости частного капитала от правительства». Но суть в том, что именно эта, европейская, умеренная часть антииранской коалиции сегодня выступает с достаточно неожиданной инициативой – Тегеран должен пойти на заключение контрактов в сфере атомной энергетики с европейскими компаниями. Подобное партнерство, по мнению европейцев, позволит «смягчить страхи, укрепить доверие между Ираном и Западом, а также – укрепить ирано-европейскую заинтересованность в обеспечении жизнеспособности и безопасности иранских атомных объектов».

Информация об этой инициативе сейчас активно вбрасывается в иранское общество, в расчете на благожелательный отклик иранских технократов, которые более ориентированы на Запад. Куда в этом случае пойдут прорабатываемые сейчас проекты российско-иранского сотрудничества в атомной сфере и «Большой нефтяной контракт»– совершенно очевидно, пойдут они в корзину. Такая вот смесь политики и экономики, гримасы конкурентной борьбы с Россией за иранский рынок «в одном флаконе» с «борьбой за ядерное нераспространение».

Нарастающее давление США

Если европейские «умеренные» в диалоге с Ираном больше обеспокоены собственными экономическими интересами и устранением Москвы с иранских рынков, то цели, которые ставит перед собою Вашингтон в новом раунде переговоров – гораздо глобальнее. Откровенные провалы администрации Обамы на Ближнем Востоке уложили ее между молотом и наковальней. Молот – это Конгресс США. У антииранского лобби, которое в нем составляет большинство, политика Обамы в отношении Тегерана вызывает откровенное раздражение. Санкционный режим, по большому счету, разваливается на глазах. Иран даже на пике санкций не оказался в международной изоляции и продолжает оставаться одним из ключевых факторов, «мешающих» внешней политике США на Ближнем Востоке и «угрожающих» стабильности стратегических партнеров в регионе.

С «навязыванием» воли Вашингтона Тегерану, которое Обама декларировал всего два года назад - ничего не получилось, и в том же Конгрессе уже ехидно утверждают, что не Обама Ирану, а Иран Обаме диктует правила поведения на Ближнем Востоке. Слышать это в преддверии выборов в Конгресс – не просто неприятно, но и чревато серьезными издержками для Демократической партии. А ведь надвигаются и президентские выборы. А наковальня – это как раз и есть те самые стратегические партнеры США на Ближнем Востоке, Тель-Авив и Эр-Рияд, которые без всякой вежливости обвиняют Обаму в предательстве их интересов, и в том, что нынешний хозяин Белого дома «выпустил иранского джинна из бутылки».

Ну и, разумеется, Сирия. В решении «сирийской проблемы» для Вашингтона, Тель-Авива и Эр-Рияда кроется ключ к переформатированию региона в наиболее приемлемой для них конфигурации. Через Сирию сегодня, по большому счету, решаются вопросы палестино-израильского диалога, безопасности Иордании, стабильности Ливана и сохранения контроля над Ираком. Это столь же очевидно, как очевидна и другая сторона медали – без изменения отношения Ирана к Башару Асаду «сирийская проблема» решена быть не может. На сепаратную сделку с Вашингтоном по Дамаску Тегеран не пойдет, а потому остается только один способ – увеличить давление на Иран, диктатом принудить его к отступлению с занимаемых на международной арене позиций.

Инструментарий давления, который используют США – хорошо известен, и мы вновь увидим его в Вене. Выдвижение неприемлемых требований, расширительное толкование обязательств Ирана, ставящее под вопрос его суверенитет и национальную безопасность, стратегические интересы и неопределенность в вопросе отмены санкций – и многое другое. В Вашингтоне уверены, что диалог по согласованию деталей постоянного соглашения займет не меньше года. А само соглашение, как теперь выясняется, должно действовать чуть ли не 20-25 лет. То есть – 20-25 лет шантажа и «выкручивания рук», подвешенного состояния и постоянных угроз «обратимости санкций» в адрес Ирана.  Собственно, в Вене сегодня начинаются не переговоры по окончательному урегулированию вопросов, связанных с иранской ядерной программой. Там начинается новый этап давления на Иран. Давления, которое, по замыслу Вашингтона, должно устранить «иранское препятствие» американо-израильско-саудовской экспансии на Ближнем и Среднем Востоке.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Венские надежды: Иран,Шестерка и новый раунд переговоров


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.