Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Новая старая игра: конституционная реформа Украины

  • Новая старая игра: конституционная реформа Украины
  • Смотрите также:

Разразившийся глубокий политический кризис, как это уже случалось в нашей истории, поставил на повестку дня вопрос о реформе политической системы.

В частности, в качестве основной идеи рассматривается возврат к Конституции образца 2004 года – парламентско-президентской республике, нормы которой действовали в 2006—2010 гг.

Казалось бы, можно было бы только согласиться с вышеозначенным предложением оппозиции. По крайней мере всем, кто является сторонником парламентской республики (к таковым отношусь и я, считая благом любые шаги в сторону усиления парламентаризма на Украине). Кроме того, разделяю ту точку зрения, что возврат в 2010-м Основного Закона 1996 г. решением Конституционного Суда был действом нелегитимным и антиконституционным по своей сути.

Однако — исходя из конкретных обстоятельств текущего момента — имеются предостережения.

Какую цель ставят перед собой нынешние агитаторы за Конституцию 2004 г. (при том что многие из них прежде были ярыми противниками политреформы-2004)? Демократизация политсистемы, а значит и общественно-политической жизни в стране? Или же банальное ослабление позиций своих политических оппонентов из действующей власти (в первую очередь посредством урезания полномочий президента) – с тем чтобы лишить возможностей (существенно ослабить оные) оказывать сопротивление и «додавить» до конца в ходе т.н. евромайдана? Все говорит за то, что именно второе.

Иными словами, политреформу пытаются сделать одним из инструментов государственного переворота. Т.е. по сути – узурпации власти.

Причем никто не даст гарантий, что, воспользовавшись политреформой для отстранения от власти политических оппонентов, оппозиционеры впоследствии не прибегнут к дальнейшим манипуляциям с Основным Законом, например, для возвращения к институту «сильного» президента.

Вспомним, в разгар «оранжевого» переворота 2004-го Ющенко был вынужден принять политреформу в обмен на назначение «третьего тура», давал категорические обещания не пытаться ревизовать конституционные изменения. Но практически весь свой президентский срок посвятил попыткам вернуть под тем или иным соусом Конституцию 1996 г. И не вина его, и не заслуга (кому как угодно), что этого не случилось в 2005—2009 гг. – помешали жесткие конфликты внутри «оранжевой» команды (прежде всего) да непопулярность Ющенко как политика, связывавшая ему руки в реализации таких бы то ни было инициатив, неоднозначно воспринимаемых в обществе и политикуме.

С учетом вышесказанного (прежде всего – больших сомнений в чистоте целей оппозиции) полагаю, правы те депутаты, которые отказались, что называется, рубить с плеча в вопросе конституционных изменений.

Как известно, от имени трех оппозиционных фракций прозвучало требование о проведении внеочередного заседания Верховной Рады с тем чтобы изобрести пути восстановления Конституции-2004. Как сообщала пресс-служба «Батькивщины», «путем голосования Акта о восстановлении конституционного строя, или через соответствующее решение Конституционного Суда». Далее уточнялось, что поддержать восстановление редакции Конституции-2004 – «это было решено на заседании Совета ВО «Майдан».

Но что это за «Акт о восстановлении конституционного строя»? Где, в какой норме Основного Закона прописан такой документ и процедура его принятия? Сколько, к примеру, должно быть депутатских голосов в поддержку подобного «Акта» — простое большинство в 226, конституционное в 300 или, может, все 337 (есть и такая цифра в Конституции – при голосовании за импичмент президенту). Не известно. Нигде в Основном Законе не прописано такое понятие, как «Акт о восстановлении конституционного строя». Это отсебятина оппозиционных, с позволения сказать, правоведов.

Не менее сомнительно с правовой точки зрения предложение вернуть Конституцию 2004 г. «через соответствующее решение Конституционного Суда». А что, Верховная Рада вправе диктовать Конституционному Суду, какие ему принимать решения? Не вправе. Так о каком «соответствующем» решении может идти речь на заседании ВР? И чему «соответствующем» — воле «Совета ВО «Майдан»?

При всех вопросах к легитимности вердикта КС 2010 г. об отмене политреформы и возврате действия Конституции в редакции 1996 г., при попытке «исправить» ситуацию нельзя действовать нелегитимным, неконституционным способом. Ибо какие тогда претензии к легитимности акта КС, если сами готовы поступать так же? С другой стороны, где гарантии, что завтра опять не встанет вопрос о ревизии уже нынешних решений о возврате Конституции 2004 г. – основываясь как раз на их нелегитимном характере!

Поэтому, на мой взгляд, правы депутаты от ПР и КПУ, отклонившие вышеозначенные требования «майданных» фракций. Как объявил М. Чечетов, «абсолютное большинство» депутатов не поддержали проведение внеочередной сессии. И даже если «отыгрывать Конституцию 2004 года», то следует действовать по конституционной процедуре. А это значит, что одно голосование ничего не даст (конституционная процедура предусматривает голосование на двух парламентских сессиях).

Возврат Конституции 2004 г. – перевыборы ВР

Одним из активно развиваемых оппозицией тезисов в контексте необходимости возврата к Конституции образца 2004 г. является следующий: действующий президент избирался под другие полномочия – под те, которые он имел в соответствии с «политреформенным» Основным Законом.

И в подобного толка претензиях к главе государства есть логика. Однако…

Однако какой дальнейший план (после возврата к Конституции-2004) предлагают оппозиционеры? А предлагают они сформировать новое «антидиктаторское» (в других вариантах звучит: «демократическое», «проевропейское» и т.п.) большинство в ВР, которое сформирует «правительство народного доверия» (как вариант – «технический Кабмин») и предложит кандидатуру премьер-министра (в частности, Арсений Яценюк не против предложить свою).

Например, Виталий Кличко 11 февраля сформулировал следующий порядок действий: «Мы должны вернуться к Конституции 2004 года, а затем формировать переходное техническое правительство, которое возьмет на себя программу реформ в стране. За это время у нас будет время согласовать новую Конституцию со всеми политическими силами, найти баланс, прописать все, чтобы это была совершенная Конституция».

Но тогда возникает другая проблема, которую «принципиальные» борцы с узурпацией власти почему-то в упор не видят: депутаты Верховной Рады нынешнего созыва избирались-то в 2012 году не под полномочия, которые им предоставляет Конституция образца 2004 г. (в случае ее возврата).

Если быть принципиальными и последовательными – то параллельно с возвратом к Основному Закону 2004 г. необходимо ставить вопрос о досрочных выборах парламента. И уже избранная под полномочия образца 2004-го Верховная Рада сможет легитимно сформировать Кабмин (само собой, если получится создать коалицию депутатских фракций).

Но о перевыборах ВР оппозиционеры вопрос не поднимают. Больше того – некоторые публично заявляли, что опасаются перевыборов.

Характерный пример – ВО «Свобода». 28 января в интервью телеканалу «Рада» г-н Тягнибок заявляет, что «Свобода» против возврата к Конституции 2004 года.

И объясняет, почему: «Возвращение к Конституции 2004 года имеет определенный свой позитив, но и имеет очень много негатива… в этой версии Конституции предусматривается избрание парламента по пропорциональной системе, поэтому ее возвращение будет означать досрочные парламентские выборы».

А случись перевыборы, «Свобода» вряд ли повторит свой результат 2012 г. В т.ч. по причине появления более радикальных правых движений, раскрутившихся благодаря евромайдану (в первую очередь речь идет о «Правом секторе»). Т.е. если возврат Конституции 2004-го влечет перевыборы, а с ними и сокращение депутатской фракции (а, не исключено, и вообще непопадание в парламент) – Тягнибоку такая демократизация Украины не нужна.

Однако спустя несколько дней лидер «Свободы» меняет свою позицию: 3 февраля Тягнибок призывает немедленно вернуть Конституцию 2004 г.! «Чтобы не допустить конфликтов, надо немедленно обсуждать вопрос о возможности реального изменения системы власти в государстве. То есть, возвращение к Конституции 2004 года», — цитировала его пресс-служба партии.

Полагаю, в промежутке между 29 января и 3 февраля соратники по оппозиции попросту объяснили Тягнибоку, что никто никаких перевыборов ВР требовать не будет, поэтому опасаться нечего. Оттого и столь резкая смена позиции.

И проблема не только в том, что парламент избирался в 2012-м под одни полномочия, а теперь (в случае возврата к Конституции-2004) может заполучить другие. Как быть с мажоритарщиками, особенно из числа самовыдвиженцев? Ведь Конституция 2004 г. «заточена» под выборы по партийным спискам.

Скажем, согласно ее нормам, депутаты, избранные от политических партий, обязаны войти в парламентскую фракцию этой партии, иначе лишаются мандата (п.6 ч.2 ст.81). Но мажоритарщики-самовыдвиженцы от партий не избирались. Непонятно вообще, как они могут участвовать в формировании парламентско-правительственной коалиции, которую (по нормам Конституции 2004 г.) создают партийные фракции.

Права министр юстиции г-жа Лукаш: «И даже если представить, что в коалицию войдут депутаты мажоритарщики, то вообще нерешенной останется судьба тех мажоритарщиков, которые попали в парламент путем самовыдвижения. Что делать с ними — Конституция не ответит. А их около 50 человек».

Т.е. или 1) возврат Основного Закона 2004 г. с одновременным объявлением перевыборов ВР (уже на пропорциональной основе, что потребует изменения закона о выборах народных депутатов), или 2) Конституция 2004 г. может быть взята за основу, с тем чтобы наработать непротиворечивый вариант Основного Закона. Но это требует времени (и по завершении конституционной реформы опять встанет вопрос о перевыборах парламента – согласно все той же логике оппозиции: полномочия должны соответствовать тем, на которые получен мандат от избирателя).

Иными словами, любые изменения Конституции — если они предполагают перераспределение полномочий между ветвями власти — должны вступать в силу после выборов (как, к слову, и было с политреформой 2004-го – в полной мере она вступила в силу после парламентских выборов 2006 г.).

Конституционная реформа — не принципы, но инструмент политической борьбы

В контексте данной темы нельзя не сказать о том, что украинские политики склонны демонстрировать конъюнктурный подход к конституционным вопросам. Сегодняшние сторонники парламентской республики завтра запросто могут превратиться в приверженцев «сильного» президента – ибо рассматривают систему власти и распределение полномочий между ее ветвями сквозь призму собственных персональных интересов.

Единственная политическая сила, которая никогда не меняла своей позиции – Украина должна быть парламентской республикой без президентского института, это Компартия. Все остальные (все без исключения!) неоднократно меняли свои подходы, причем радикально – на 180 градусов!

Большинство из числа нынешних т.н. «демократов», не секрет, это «птенцы гнезда Ющенко». В 2002-м «Наша Украина» шла на парламентские выборы с платформой перехода от президентско-парламентской республики к парламентско-президентской, с идеями существенного урезания полномочий главы государства. Но стоило Виктору Андреевичу и его соратникам осознать, что у лидера «НУ» высокие шансы стать президентом, как взгляды были пересмотрены – и когда в 2003-м встал вопрос о политреформе, Ющенко со товарищи были категорическими ее противниками.

Юлия Тимошенко добрый десяток раз меняла свою позицию по данному вопросу. В 2003—2004 гг. она была сторонницей «сильного» президента, протестовала против политреформы в декабре 2004-го, собирала подписи за ее отмену – потому что имела от Ющенко «предвыборное» обязательство назначить ее премьером (соответственно ей было невыгодно, чтобы это право перешло от президента к парламенту).

Но стоило ей рассориться с Ющенко и укрепить свои (а, рейтинги следовательно, и своей политической силы) – как Юлия Владимировна стала сторонницей политреформы, и осенью 2005-го (после увольнения с поста премьера) даже выступала за досрочное вступление в силу положений Конституции 2004 г.

Далее были переговоры с «регионалами» о «ширке» (когда «слабого» президента вообще планировали избирать в Верховной Раде), а после срыва оных – публичные высказывания Тимошенко (кандидата в президенты), что с ее победой общество не будет знать фамилии премьера, что парламент будет «построен» и т.д. Т.е. на президентском посту Тимошенко отнюдь не собиралась развивать и усиливать парламентаризм – победи она на выборах, наверняка провернула бы то же самое, что сделал Виктор Янукович в 2010-м, вернув Конституцию 1996-го руками 8000 КС (была реализована схема, судя по всему, разработанная экс-бютовцем г-ном Портновым «под Тимошенко»).

Или взять нынешнего «проектировщика» т.н. «третьей республики» — г-на Луценко. Сейчас он регулярно строчит разного рода тексты, в которых ратует за возврат «к демократической Конституции 2004 года». Но не далее как в 2007 г., будучи лидером списка проющенковской «НУ-НС», Луценко шел на перевыборы ВР с идеей «вернуть полномочия» Ющенко, т.е. ревизовать политреформу, отменить ту самую «демократическую Конституцию 2004 года».

А раз нет постоянной позиции, раз она неизменно подвержена конъюнктуре, зависит, как говаривал Л. Кучма, от «места сидения», следовательно, это не позиция, и не принципы – а всего лишь инструмент политической борьбы. Значит, никто не даст гарантии, что с изменением политической конъюнктуры не изменится и взгляд на систему власти. Оправдания придумать всегда можно, у нас это умеют, в частности, если к власти придут «майданные» силы, то будут обосновывать свои действия в т.ч. «угрозой реванша».

Да ведь и сейчас, когда парламентские политические силы выходят со своими вариантами Основного Закона, мы видим попытки подогнать конституционные нормы под свои интересы.

Скажем, такая конституционная новация от «УДАРа», как изъятие из Основного Закона нормы об обязательном проживании кандидата в президенты на территории Украины в течение десяти лет до дня выборов. Ныне Конституция определяет, что президентом может быть избран «гражданин Украины, который достиг тридцати пяти лет, имеет право голоса, проживает в Украине на протяжении десяти последних перед днем выборов лет и владеет государственным языком» (ч.2 ст.103). В варианте от «УДАРа» предлагается иная формулировка: президентом Украины может быть избран «гражданин, который достиг 35 лет, имеет право голоса, пребывает в гражданстве Украины на протяжении последних десяти перед днем выборов лет и владеет государственным языком».

Совершенно очевидно, что норму предлагается изменить персонально под Виталия Кличко.

Или взять расхождения между «Батькивщиной» и «УДАРом» в том, что касается будущих полномочий президента. Первые выступают за радикальное ослабление президентского института. В «УДАРе» наоборот – за сохранение «сильного» президента, по некоторым позициям даже за еще большее, чем имеется ныне (например, в варианте конституционных изменений от «УДАРа» президент получает право назначать не треть судейского состава Конституционного Суда, как сейчас, а половину).

Причины подобных расхождений? В рейтингах!

Вот, например, данные соцопроса, проведенного СОЦИС и Киевским международным институтом социологии от 7 февраля: если бы президентские выборы состоялись в ближайшее время, то кандидатуру Виктора Януковича поддержали бы 29,5 % тех, кто готов прийти на участки, Виталия Кличко — 28,7 %, Петра Порошенко — 18,6 %, Арсения Яценюка — 9,2 %...

У Кличко весьма высокие шансы стать президентом – и вариант Конституции от «УДАРа» подготовлен с учетом данного обстоятельства. У кандидата от «Батькивщины» на данный момент шансов практически никаких – и проект Основного Закона от этой политической силы соответствующий: с упором на усиление парламента.

Президентский пост – источник будущих конфликтов

В то же время конституционная реформа нужна. Вопрос – какая? В частности, какова должна быть система власти и распределение ролей между ее ветвями?

Из всех ныне рассматриваемых вариантов конституционной реформы только проект Компартии предполагает упразднение президентского поста как такового. Во всех остальных президентский институт в том или ином виде — более «сильном» или менее — сохраняется.

Учитывая численность фракции коммунистов в парламенте, судя по всему, пост президента на Украине будет сохранен. А значит, останется и источник общественно-политической дестабилизации, каковым все годы существования независимой Украины являлась президентская должность. И не имеет значения – будет у президента нынешний набор полномочий (а с ними и безграничные по сути возможности влиять на всех) или же президентские полномочия будут урезаны.

В первом случае (сохраняется «сильный» президент) – крайне высока мотивация как отдельных политиков, так и стоящих за ними политических сил, бизнес-кругов и всего остального, что принято именовать «окружением», бороться за обладание этим креслом – для себя или для своего ставленника. Бороться, не разбирая в средствах и методах. Ибо победившая в этой борьбе сторона получает все, проигравшая – теряет все.

Однако, как свидетельствует наша новейшая история, борьба не заканчивается. Не успевает победитель сесть в свое кресло и начать пользоваться плодами своей политической виктории – как проигравший уже начинает искать способы, чтобы расшатать его власть, дестабилизировать общественно-политическую ситуацию с тем, чтобы свергнуть его с «трона». В данный момент на Украине как раз это и происходит – лузеры 2010-го пытаются взять реванш у Виктора Януковича и «регионалов».

Но не лучше перспективы (с точки зрения обезопаситься от нагнетания общественно-политической обстановки) и при сохранении президентского поста с урезанными полномочиями. Ибо тогда мы получим все ту же ожесточенную политическую борьбу: у президента будет большой соблазн возвратить потерянные в ходе политреформы полномочия – под тем или иным соусом — «проводить реформы», «наводить порядок» и т.п. Само собой, его конкуренты-оппоненты будут оказывать противодействие данным намерениям.

В этом смысле достаточно вспомнить период президентства Ющенко. Даже после вступления в силу Конституции 2004 г. президентский институт на Украине был самым «сильным» в Европе (исключая Россию). Но при этом Виктор Андреевич регулярно сетовал, что ему не хватает властных полномочий. Поэтому постоянно появлялись всяческие проекты, нацеленные на возврат президенту «царских» полномочий – как не через обращение в КС относительно процедуры принятия изменений к Конституции, так через сочинение «новой редакции» Основного Закона с перспективой вынести эту самую «новую редакцию» на референдум в обход парламента.

Ныне действующий президент не был оригинален и пошел по пути предшественника – используя растерянность политических оппонентов (деморализованных после президентских выборов 2010-го), в первый же год пребывания во власти реализовал то, о чем мечтал Ющенко. Но мы видим, во что это вылилось – весь свой президентский срок он получает обвинения в «узурпации власти», в «диктаторских замашках», а теперь и вовсе дошло до глубокого общественно-политического кризиса, в ходе которого предпринимаются попытки отстранения Виктора Януковича от власти.

Украинская Конституция – не объект финансового торга

В заключение есть смысл напомнить о том, что как бы ни развивался украинский конституционный процесс, каким бы на выходе ни получился новый Основной Закон (или остался бы в силе ныне действующий) – это сугубо внутреннее дело Украины.

На днях Министерство иностранных дел сообщило о том, что советник-посланник посольства РФ на Украине Андрей Воробьев был приглашен в в украинское внешнеполитическое ведомство, где ему «указали на недопустимость оценок, которые подвергают сомнению государственное устройство Украины, определенное Конституцией Украины, особенно когда они распространяются дипломатом дружественного государства».

Имелись в виду высказывания А. Воробьева относительно разрешения кризисной политической ситуации на Украине посредством перехода к федеративному устройству.

Также было обращено внимание российского дипломата «на необходимость воздерживаться от вмешательства в ход внутриполитических процессов в Украине и неукоснительное соблюдение положений Венской конвенции о дипломатических отношениях».

Воробьев признал некорректность своих слов.

Посчитали в МИД заявление российского дипломата относительно федерализации Украины некорректным – «указали на недопустимость».

И это при том, что российский дипломат высказал свою мысль в форме совета, а не, скажем, требования. Он не пытался навязывать свое мнение. Не угрожал санкциями за отказ от следования его требованию. И уж тем более не пытался увязывать вопросы украинской Конституции (а переход к федерализации – это изменение норм Основного Закона) с вопросами торгово-экономических отношений между Украиной и Россией.

Можно только представить себе, какой бы вселенский ор поднялся, если бы тот или иной российский дипломат заявил примерно следующее: предоставление российского кредита Украине будет зависеть от перехода к федеративному государственному устройству.

Но почему-то никого не возмущает, что Европа фактически прямым текстом заявляет о намерении купить украинскую Конституцию. Да еще и с правительством в придачу!

13 февраля на пресс-конференции в Киеве еврокомиссар по вопросам расширения и европейской политики соседства Штефан Фюле заявил: «На этот раз визит связан с последним заседанием Совета ЕС по иностранным делам, где был дан четкий месседж о готовности финансовой помощи Украине в ее дальнейших демократических преобразованиях».

Что за «демократические преобразования», за которые Европа готова дать денег, имелись в виду? Фюле пояснил: «Нужно осуществить следующие шаги Украине. Первое — срочно обеспечить проведение конституционных изменений, обеспечить формирование коалиционного правительства и проведения честных выборов».

Почему же г-на Фюле сразу после пресс-конференции не выдворили из Киева? Я уж не говорю о том минимуме, который должны были сделать в МИД – вызвать посла ЕС и как следует отчитать за вмешательство еврокомиссара во внутренние дела Украины.

Что это за подходы? Кредит в обмен на устраивающее ЕС правительство и нормы Конституции – что подается за эвфемизмом «демократические преобразования». К слову, федерализация, о которой говорил российский дипломат, – это тоже вполне из разряда демократических преобразований. Правда, ему в голову не пришло, что такие вопросы могут выставляться на в буквальном смысле слова торги.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Новая старая игра: конституционная реформа Украины


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.