Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Запад не поможет нам встать на путь демократии

  • Запад не поможет нам встать на путь демократии
  • Смотрите также:

Когда американцы смотрят на Россию, они видят только то, что хотят увидеть, и это опасно.

В Америке сейчас находятся две самые известные российские диссидентки. Разумеется, я говорю о Наде Толоконниковой и Маше Алехиной — участницах феминистской концептуальной арт-группы Pussy Riot, недавно освобожденных из тюрьмы президентом Владимиром Путиным. Американская пресса в восторге. «Девушки Pussy Riot произнесли в Бруклине сильную речь, поразившую слушателей», — пишет New York Post о выступлении Толоконниковой и Алехиной на благотворительном концерте в Нью-Йорке. «Pussy Riot затмили Мадонну» — выносит свой вердикт Time. Они появились в эфире Colbert Report, восхитив ведущего своей бравадой, и заставили даже New Yorker рассуждать об их предполагаемых художественных достижениях. Такие вещи, конечно, очень впечатляют.

Есть только одна проблема. Все эти восторженные статьи о двух звездах из Pussy Riot предполагают, что их протест серьезно воздействует на политическую ситуацию у них на родине. Если это не так, тогда почему мы (а также Мадонна) уделяем им столько внимания?

Между тем, оснований считать, что они вообще хоть как-то влияют на общественное мнение в России, у нас нет. Большинство россиян относятся к Pussy Riot откровенно враждебно. Как показал недавно один из опросов, доля респондентов, которые считают вынесенный девушкам приговор либо справедливым, либо слишком мягким, составляет 66%. Таким образом, она успела возрасти за два года, прошедшие с тех пор, как Толоконникова и Алехина отправились за решетку. (Напоминаю: участницы Pussy Riot были осуждены по обвинению в хулиганстве после устроенного ими в 2012 году в московском соборе антипутинского концерта«.)

Однако в целом охарактеризовать отношение к Pussy Riot в России точнее всего можно одним словом — безразличие. Российское оппозиционное движение никогда не одобряло эту группу — возможно, потому, что ее участницы гордятся своей репутацией радикальных авангардисток, а это вряд ли способно понравиться глубоко консервативному российскому большинству. (Толоконникова однажды — в рамках провокационной акции протеста против патриархата или чего-то в этом духе — занималась сексом со своим мужем в музее под фотокамерами.)

Кстати, оставшиеся участницы Pussy Riot недавно исключили Толоконникову и Алехину из группы за ряд мелких проступков. То есть сейчас девушки представляют периферию периферии. Подпись под фотографией из интересного материала журналистки New Republic Юлии Иоффе (Julia Ioffe), показывающего, что другие критики путинского режима не считают группу существенным фактором, говорит о том же самом: «Pussy Riot, заставившие Запад возмущаться репрессивным режимом Путина, сталкиваются на родине с неоднозначной реакцией». Сотрудник лондонского аналитического центра «Чатэм-хаус» Эндрю Монахан (Andrew Monaghan), отслеживающий российское общественное мнение, высказался совсем откровенно: «По-моему, русским просто наплевать».

Эпизод с Pussy Riot — лишь часть намного более масштабной истории о том, как по-разному воспринимают одни и те же вещи в России и на Западе. В 1980-х годах Запад был без ума от жены Михаила Горбачева Раисы с ее дизайнерскими нарядами и склонностью в открытую высказывать свои политические взгляды. Казалось, что она воплощает собой тот более современный и космополитический СССР, который пытался создать ее муж. Между тем соотечественники ее ненавидели, видя в ее светскости то же самое высокомерие привилегированного сословия, которым отличалась коммунистическая верхушка. Жертвой аналогичного разочарования вскоре пал и сам Горбачев. Чем больше в Берлине и в Нью-Йорке восторгались человеком, разрушившим железный занавес, тем больше в России презирали человека, при котором распалась империя и рухнула экономика.

Сейчас на Западе многим претят авторитарные ухватки Путина, и, разумеется, эти люди почти инстинктивно болеют за оппозицию. Западные журналисты освещали антипутинские протесты 2012 года так, как будто президент вот-вот лишится власти — однако вот он, как ни в чем ни бывало открывает Олимпиаду, зато демонстрантов что-то не заметно. Причем рейтинг Путина колеблется в районе 65%, на зависть подавляющему большинству его западных коллег.

Для сравнения: судя по большинству последних опросов общественного мнения, самого известного лидера оппозиции — борца с коррупцией Алексея Навального — поддерживает около 1% респондентов (что меньше стандартной погрешности опроса). «Зачастую, когда мы смотрим на Россию, мы хотим, чтобы произошли определенные вещи, — отмечает Монахан. — Навальный очень хорошо представил себя Западу. Бесспорно, он — талантливый политик. Однако за рубежом у него дела обстоят намного лучше, чем в России». По словам Монахана, если говорить именно о российских реалиях, то настоящей оппозицией окажется Коммунистическая партия, регулярно набирающая на выборах и по результатам опросов около 20% и — в отличие от либералов — обладающая устойчивой организационной инфраструктурой, которая охватывает всю страну. Это не означает, что Навальный не играет никакой роли. Просто его роль, скорее всего, не так велика, как мы думаем.

И это не просто отвлеченные рассуждения.

Если не отделять анализ от предубеждений, он окажется ошибочным. Собственно говоря, так и происходило в последние десятилетия. В 1990-х годах Запад (и в частности администрация Клинтона) восхвалял Бориса Ельцина, ведшего Россию в светлое демократическое будущее. А в это время простые россияне лишались своих сбережений, сталкивались с повсеместной коррупцией и с хронической невыплатой зарплат, наблюдали победы чеченских повстанцев, перестрелки бандитов и заведомо несправедливую приватизацию, по итогам которой большая часть российской промышленности оказалась в руках у семи человек. Архитектор приватизации Анатолий Чубайс очень нравился людям в Вашингтоне, где его воспринимали как молодого, технически подкованного умника (он ходил на кремлевские заседания с ноутбуком!). При этом большинство россиян видели в нем омерзительное воплощение новой порочной системы, даже не пытающейся скрывать свою несправедливость. Были ли россияне неправы? Возможно. Но у них были все основания думать именно так, как они думали.

В постельцинскую эпоху сохранились те же тенденции. Американцев возмутило, когда Путин назвал распад СССР «величайшей геополитической катастрофой», а россияне приветствовали его слова. В 2001 году Джордж Буш-младший заглянул в глаза Владимиру Путин и увидел в них как раз такую душу, какую надеялся увидеть. Позднее ему пришлось отказаться от этой приятной иллюзии, однако это не помешало администрации Обамы «раскручивать» якобы либерального президента Дмитрия Медведева, протеже Путина, как некий альтернативный центр влияния. В итоге администрации пришлось с досадой убедиться в том, что в Медведеве с самого начала не было вообще ничего независимого.

Прошу заметить: я очень хотел бы, чтобы Россия стала демократией, уважающей права всех своих граждан. Я считаю, что россияне этого заслуживают. Однако Запад не поможет им встать на этот путь, если будет выдавать желаемое за действительное. Более того, в некоторых случаях подобные иллюзии могут даже ухудшать ситуацию — в частности они дают кремлевским реакционерам и их единомышленникам возможность называть всех демократов марионетками Запада. Поэтому, возможно, нам пора перестать видеть в России лишь то, что мы хотим в ней увидеть.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Запад не поможет нам встать на путь демократии


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.