Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Как в Литве историю сделали инструментом воспитания русофобии

  • Как в Литве историю сделали инструментом воспитания русофобии
  • Смотрите также:

Тема России, как извечного врага, стала особенно востребованной в Литве в последнее пятилетие. При этом литовские политики предпочитают не вспоминать, что Советская Россия одной из первых в июле 1920 года признала независимость Литовской республики и передала ей освобожденный Красной Армией Вильнюс и оккупированные поляками территории Вильнюсского края. Литовские политики приняли это как должное.

В марте 1938 года поддержка СССР позволила Литве устоять перед ультиматумом Польши, требовавшей навечно отказаться от притязаний на Вильнюс и Вильнюсский край. В октябре 1939 года СССР вновь вернул Литве освобожденный Красной Армией Вильнюс и прилегающий край.

В постсоветский период литовские власти заняли крайне антироссийские позиции. В определенной степени это было обусловлено концепцией исторического развития, которая была сформулирована ангажированными политиками и историками. Согласно этой концепции Литва с древних времен была объектом агрессии русских княжеств. Якобы, именно русская экспансия заставила литовцев объединиться и нанести ответный удар, покорив западные русские княжества Киевской Руси. В итоге Литва стала могущественной державой, именуемой Великое княжество Литовское (ВКЛ).

В концепции особо акцентируется, что формирование ВКЛ и его возвышение происходило на территории исторической этнической Литвы. А во главе этого процесса стоял литовский народ, являвшийся титульным населением ВКЛ. В силу этого утверждается, что современное Литовское государство является правопреемником и продолжателем ВКЛ.

Сомнения по этому поводу недопустимы, так как эта концепция заложена в преамбулу Конституции Литовской Республики 1992 года. Естественно, литовские историки нацелены только на поиск или подтасовку исторических фактов, подтверждающих формулировки Конституции. Однако, разрабатывая концепцию исторического развития Литвы, политики проигнорировали целый ряд общеизвестных исторических фактов.

Как это было?

Известно, что территория западных княжеств Киевской Руси, впоследствии вошедших в ВКЛ, составляла около 1 миллиона кв. км., а населяло их свыше 4,5 млн. человек. Городов было более 300, причем с немалым населением. Так, в Лаврентьевской летописи под 1124 годом говорится, что в Киеве был пожар, причем «церквий единых изгоре близ 600». В Смоленске в 1230 году «от мору» погибло 30 тыс. человек.

Ареал проживания литовцев, точнее аукштайтов и жемайтов, за последнюю тысячу лет изменился незначительно (примерно 50 тыс. кв. км). Общая численность этнических литовцев на этой территории в ХIII веке вряд ли была более 250 тысяч человек, или 5% от населения Киевской Руси. Городов в древней этнической Литве не было. Первое городское поселение Кернаве (Kernowe) было упомянуто в Ливонской хронике лишь за 1279 год.

Возникает вопрос, каким образом малочисленная этническая Литва, не располагавшая даже начальной инфраструктурой, смогла покорить древнерусские княжества, каждое из которых превосходило её? Историки выяснили, что главным фактором процесса создания ВКЛ было не завоевание, не насилие, а «приязнь», умение литовских князей устанавливать отношения с русским населением, которое видело в литовской, точнее литвинской дружине, защиту от монгольского ига, подмявшего под себя восточные русские княжества.

В итоге более 9/10 населения ВКЛ составляли «русичи». Поэтому рассуждения литовских историков о том, что ВКЛ (дата образования ориентировочно 1236 г.) якобы уже во времена князя Тройдена (1270-1272) было этнически литовским и языческим, выглядят просто курьезно.

Помимо этого белорусские историки доказали, что, собственно, историческая летописная Литва (не путать с этнической) располагалась на территории современной Белоруссии в районе городов Слоним, Молодечно, Новогрудка. Первоначальной столицей ВКЛ был православный Новогрудок (основан киевским князем Ярославом Мудрым в 1044 г.). Не случайно полное название княжества - Великое княжество Литовское, Русское, Жемойтское и других.

Известно, что на русских землях ВКЛ говорили на западнославянских диалектах, которые легли в основу белорусского и украинского языков и назывались «руський язык» или «руськая мова». Государственно-правовую жизнь ВКЛ долгое время регулировал Свод законов «Русская Правда» Ярослава Мудрого. Языком официальных документов ВКЛ был западно-русский письменный язык. На нём написаны «Статуты Вялiкаго княства Лiтоускага», «Литовская метрика» и другие государственные документы.

В этой связи один любопытный факт. В 1919 году правительство Литовской республики обратилось к РСФСР с требованием «вернуть» «Литовскую метрику», хранившуюся в Москве. Советская сторона согласилась, но поставила условие, Литве будут возвращены документы, написанные на литовском языке. Литовцы согласились и … выяснилось, что среди почти шестисот толстых томов «Метрики» документов на литовском языке нет.

Враги или друзья?

Поговорим о Великих князях Литовских, и через их личности постараемся уяснить отношения ВКЛ с восточными русскими княжествами. Такой подход обусловлен следующим. Согласно утверждениям литовских историков, все Великие князья были чистокровными этническими литовцами. С Русью у них якобы был один разговор – копьем и мечом. И все они лишь отражали агрессию русских князей, и, соответственно, наказывали их, забирая владения. Вывод из вышесказанного один - Россия извечный враг Литвы.

Начнем с основателя ВКЛ Великого князя Миндовга (княжил в 1240-1263 гг.). В Миндаугаса он превратился усилиями современных литовских историков. Аналогичная процедура была проделана с именами других Великих князей Литовских: Гедимином, Ольгердом, Витовтом, Кейстутом. Тем самым литовские историки пытаются не только создать мост между ВКЛ и современной Литвой, но и представить всех князей ВКЛ предками современных литовцев. Однако летописи и сохранившиеся печати свидетельствуют о звучании их имен без окончания -ас.

Этническое происхождение Миндовга туманно. Известно лишь, что первоначально он был одним из старших князей этнической Литвы. Вполне вероятно, что Миндовг был пришлым князем, так как именно с его появлением связано кардинальное изменение статуса и поведения литовских племен. Нечто подобное произошло и с русскими княжествами, когда на княжение пришел Рюрик с братьями и дружиной.

Возможно, что Миндовг был прусским вождем, земли которого захватил Тевтонский орден, возможно, он был из ятвягов, а может быть, из славянских варягов, подобно Рюрику. История об этом умалчивает. Известные факты биографии Миндовга свидетельствуют о его тесных связях с древней Русью и православием. Как говорилось, столицей ВКЛ он сделал православный Новогрудок. Причем Миндовгу, как сообщает Густынская летопись, для того, чтобы стать новогрудским князем пришлось в 1246 году «принять веру христианскую от Востока со многими своими бояре».

Факт принятия Миндовгом православия позволяет утверждать, что он был приглашен на княжение в Новогрудке. Завоеватели никогда не считали нужным принимать веру своих новых подданных. Принятие Миндовгом православия впоследствии существенно облегчило «включение» западнорусских княжеств в состав ВКЛ.

Также известно, что первой женой Миндовга была православная тверская княжна. Сын от этой жены Войшелк был столь приверженным православным, что согласно Густынской летописи «пострижеся во иночество», то есть стал монахом. Следует признать, что для самого Миндовга принятие православия было исключительно политическим шагом. Но своего доброго отношения к нему он не менял, даже перейдя в католичество.

Не случайно католический епископ Литвы пресвитер Христиан жаловался папе римскому, что на его резиденцию нападают «неверные» из числа подданных Миндовга. Дело дошло до того, что первый католический епископ Литвы— доминиканец Вит, был изгнан из страны. А сам Миндовг вскоре отказался от католичества.

Известны и другие факты, свидетельствующие о роли православия и русских-русичей в ВКЛ. Великий князь Литовский Гедимин был трижды женат, причем дважды на православных русских княжнах. Первым браком он женился на Ольге Всеволодовна, княжне Смоленской, а вторым на – Евне Ивановне Полоцкой. На Руси выдача православной княжеской дочери за язычника была невозможна. Ведь венчаться надо было в церкви. Получается, что Гедимин должен был принять православие.

Видимо, Гедимин, как и Миндовг, относился к смене веры спокойно и производил её по мере политической надобности. Однако православные жены Гедимина веры своей не меняли. Как не меняли своего отношения к родному княжеству. А жены имеют весьма большое влияние на мужей и ещё большее на детей. Из семи сыновей Гедимина пятеро были православными, в том числе и будущий Великий князь Литовский Ольгерд (княжил в 1345-1377 гг.).

Родился Ольгерд в 1296 году от православной полоцкой княжны Ольги Всеволодовны. Его имя можно расшифровать как старославянское «радость Ольги» - «Олге»-«рд».Значительную часть жизни Ольгерд прожил в православном Витебске. Тем не менее, в Литве утверждается, что Ольгерд был язычником. При этом ссылаются на Германа Варберга, автора «Ливонских хроник».

Густынская летопись утверждает иное. Ольгерд был крещен до вступления в брак с Марией Ярославовной, витебской княжной. Его православное имя Александр. В Витебске мог княжить только православный князь. Не говоря уже о том, что православная Ольга, видимо, крестила сына Ольгерда сразу после рождения, дабы ребенок рос здоровым.

Для разрешения спора обратимся ещё к одному немецкому автору. Это тевтонский рыцарь граф Конрад Кибург, посетивший в 1397 году Великого князя Литовского Витовта, племянника Ольгерда. В дневнике, посвященном этой поездке, граф писал, что католики «в княжение Ольгерда были малочисленны и презираемы» и испытывали «противодействие правительства». При этом Кибург утверждал, что великий князь Ольгерд не сочувствовал язычеству и «исповедывал христианство по восточному обряду, которого, как известно, держалась и велкая княгина Юлиана (Ульяна, вторая жена Ольгерда. В. Ш.)».

Некоторые российские историки представляют Ольгерда русофобом, стремившим подмять под себя всю Русь. На самом деле в XIII-XVI веках на Руси шла ожесточенная борьба за право стать новым центром собирания русских земель. В ней, помимо ВКЛ и Московского княжества, участвовали Тверское и Владимирское княжества, а также Новгородская республика.

Борьба шла не на жизнь, а на смерть, даже среди родственников. Известно, что Михаил Ярославович Тверской, дважды (1305 и 1308 гг.) ходил походом на Московскую Русь, где княжил Юрий Данилович, его дальний родственник, пытаясь взять её под свою руку. Противостояние этих двух русских князей закончилось разборкой жалобы московского князя Юрия хану Узбеку в Золотой Орде. В результате тверской князь Михаил был казне 1000 н. Спустя два года, сын Михаила Тверского Димитрий Грозные Очи обратился к хану с жалобой на Юрия Московского и добился права убить того прямо в шатре хана.

Кстати, тверских князей в борьбе с Москвой поддерживал литовский князь Витовт, жена которого Ульяна была тверской княжной. Поэтому рассуждения литовских историков о том, что в основе противостояния ВКЛ и Московии лежали национальные мотивы, не корректны. Да и дальнейшие исторические события свидетельствуют об этом. В частности, известная битва под Оршей, состоявшаяся 8 сентября 1514 года.

Кто с кем воевал?

В январе Сейм Литвы провозгласил 2014 год - Годом битвы под Оршей. Тогда объединенные силы ВКЛ и Королевства Польского (КП) под командованием Великого гетмана ВКЛ Константина Острожского разгромили войско московских воевод Ивана Челяднина и Михаила Булгакова-Голицы. Но, хотя литовцы-литвины под Оршей одержали победу, добиться главной цели - вернуть Смоленск под Литву, им так и не удалось. Но об этом в Литве умалчивают.

Интересно, что противником князя Острожского под Оршей был князь М. Булгаков-Голица, ведущий свой род от Патрикея Наримунтовича, внука литовского князя Гедимина. А сам Острожский был Рюриковичем из рода православных киевских князей, чем он чрезвычайно гордился. Как православный он был похоронен в главной православной святыне — Успенском соборе Киево-Печерского монастыря. Видимо, в основном православным было и войско князя Острожского под Оршей.

Как видим, ситуация была не такая простая, как её живописуют литовские политики. Православные воевали с православными, защищая интересы своих государств. В этой связи резолюция, принятая литовским Сеймом по поводу победы под Оршей, является наглядным свидетельством того, что литовские политики в своем стремлении противопоставить Литву и Россию готовы пойти на явную фальсификацию исторического прошлого.

Чего только стоит заявление о том, что литовское войско под Оршей «защищало территориальную целостность страны», то есть ВКЛ. Повторю, что целью похода князя Острожского был захват русского города Смоленска. Несколько слов об этом городе. Смоленск впервые был упомянут в «Повести временных лет» под 862 годом, как город славян-кривичей. С 882 года С 9000 моленск - часть Киевской Руси. После распада Киевской Руси Смоленское княжество лавирует между Полоцком и Литвой, а затем между Москвой и Литвой. В 1404 году князь Витовт сумел взять Смоленск под свою руку.

Надо сказать, что смоленское боярство способствовало этому взятию, так как в ВКЛ боярство имело несравненно большие права, нежели в Московском княжестве. Будучи в составе ВКЛ Смоленск оставался православным городом. Таковы были правила, введенные ещё князем Гедимином - в покоренных русских княжествах старую веру не рушить, новую не вводить.

В 1514 году Смоленск был отвоеван Москвой. И в том же году ВКЛ решило вернуть его. Но не удалось. В 1611 году, воспользовавшись смутой на Руси, после почти двухлетней осады Смоленск захватило польско-литовское войско. Именно тогда часть смолян предпочла гибель плену, взорвав себя вместе с Собором. Только в 1654 году Россия окончательно вернула Смоленск.

Учитывая вышесказанное, литовские притязания на Смоленск просто смешны. Получается, что следуя литовской логике, Россия имеет право претендовать на Вильнюс, который 120 лет был российским, а в ХХ веке Россия дважды передавала этот город Литве.

Название Смоленск напомнило Грюнвальдскую битву, точнее то, что в Литве неприятие вызывает упоминание о стойкости трех смоленских полков в этом сражении. Литовские историки утверждают, что под смоленскими хоругвями в Грюнвальдской битве участвовал литовский гарнизон Смоленска. Свежо предание, но верится с трудом.

Известно, что князь Витовт под Грюнвальд привел 40 полков, или хоругвей, как тогда их называли. Тридцать шесть из них были из русских княжеств, входивших в ВКЛ и лишь 4 из них - из этнической Литвы. В разгар битвы, когда польско-литовско-русское войско дрогнуло, три полка смоленских православных ратников сумели сдержать натиск тевтонских рыцарей.

Командовал ими православный князь смоленский Юрий Лугвениевич Мстиславский. Он был внуком литовского князя Ольгерда (по отцу) и внуком московского князя Димитрия Донского (по матери). То есть Юрий был из Гедиминовичей и Рюриковичей. На Руси княжеские рода Гедиминовичей почитались наравне с Рюриковичами. Однако Юрия Лугвениевича в Литве пытаются представить этническим литовцем.

Судьба князя Мстиславского является отражением тех отношений, которые были тогда между ВКЛ и Восточной Русью. Жизнь Юрия Мстиславского это княжение то в ВКЛ, то в русских Великом Новгороде и Полоцке, то вновь в литовском Смоленске. И в Литве, и на Руси он был своим.

Поскольку княжил Юрий Лугвеньевич, в основном в православных городах, то естественно он был православным. Отец его Лугвений был в православии крещен Семеоном. Ну, а о деде Юрия Ольгерде-Александре уже говорилось. Вот так нередко причудливо тасуется колода судеб людей.

Иван Грозный - прапраправнук Витовта

Среди Великих князей Литовских выделяется личность уже упомянутого князя Витовта (княжил 1392-1430 гг.). Его отцом был Великий князь Литовский Кейстут, матерью - языческая жемайтская жрица Бируте. Он уже при жизни был назван Великим. Витовт унаследовал от деда Гедимина удачливость и сметку, от отца Кейстута - воинскую отвагу, а от дяди Ольгерда - ум и дипломатию.

При Витовте ВКЛ достигло апогея могущества и славы. Но начиналось всё в период, когда ВКЛ по воле его двоюродного брата Ягайло было отдано под власть польской Короны. Тем не менее, в упорной борьбе Витовт сумел отстоять независимость литовского княжества и существенно расширил его пределы.

Он продолжил традицию своих предшественников брать в жены православных русских жен. Первой женой Витовта была княжна лукомская Мария. Второй женой - смоленская княжна Анна Святославовна, спасшая Витовта из темницы Кревского замка, куда заточил его братец Ягайло.

Анна родила Витовту дочь Софью, будущую жену московского князя Василия II Димитриевича, внука Димитрия Донского. Известно, что Софья после смерти мужа в 1427 году официально передала Московское княжество под руку Витовта, то есть отношения Москвы и Вильно в то время были весьма доверительными. Соответственно, русский царь Иван IV Грозный являлся прапраправнуком Димитрия Донского и Витовта.

О роли Великих князей Литовских: Гедимина, Ольгерда, Витовта и Кейстута в истории государства Российского свидетельствует то, что они, как уважаемые государственные деятели были увековечены в 1862 году на памятнике «Тысячелетие России».

Вышеизложенное позволяет утверждать, что заявления об извечной вражде Литвы и России, не более чем вымысел литовских политиканов и ангажированных историков.

Кто виноват?

В завершение несколько слов об утверждении, что Российская империя явилась главной причиной гибели ВКЛ, разделив в 1795 году его территорию совместно с Австрией и Пруссией. Известно, что упадок ВКЛ, как государства начался после Люблинской унии (1569 г.), по которой ВКЛ и ПК объединились в конфедеративное государство – Речь Посполитую (РП). Это объединение сразу же стоило ВКЛ трех богатейших территорий: Подолья, Киевщины и Волыни, переданных Польше.

Само государственное устройство РП обрекало её на неизбежную гибель. Роковую роль в нем играла шляхетская демократия, которая со временем превратилась в анархическую вольность. Принцип «liberum veto» (право свободного запрета или требование единогласия при принятии законов в Сейме) привел к фактическому параличу государственной власти в РП.

Сорвать заседание Сейма мог любой депутат, или как его называли посол. Так, в 1652-м году шляхтич-посол от Упитского повета Трокского воеводства Владислав Сицинский потребовал закрыть Сейм. Депутаты без возражений разошлись! Подобным образом завершились около 40% заседания Сейма. К этому следует добавить негатив, который создавал непомерный гонор католической польской шляхты, её презрение к быдлу, которым шляхтичи считали простолюдинов и иноверцев.

На процесс угасания государственности ВКЛ повлияло перерождение литвинского боярства в польскую шляхту. В итоге Польша сумела присвоить даже историю пребывания ВКЛ в РП. Во многих исторических источниках, посвященных этому государству, литовцы просто отсутствуют. Все знаковые исторические фигуры Речи, имевшие литовское, белорусское, русское или украинское происхождение, в Польше преподносятся как поляки.

При активном содействии ополяченной литовской шляхты Чрезвычайный Сейм РП в мае 1791 года отказался от Конституции 1775 г. и принял новую, которая отменила автономию ВКЛ. Так Великое княжество Литовское, Русское, Жемойтское и др. прекратило своё существование. Ну, а в 1795 году Австрия, Пруссия и Россия III-им разделом завершили историю и Речи Посполитой.

История учит, слабых бьют. Было время, ВКЛ била Московию. Но настало время, когда Московское княжество превратилось в могучую Российскую империю. А РП, имея в 1610 году возможность стать мировой империей от Познани до Владивостока, не смогла этого осуществить. Винить в этом надо не Россию, а гоноровую польско-литовскую шляхту.

Автор - Владислав Швед, второй секретарь ЦК Компартии Литвы, член ЦК КПСС, председатель Гражданского комитета Литовской ССР, депутат Верховного Совета Литвы.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Как в Литве историю сделали инструментом воспитания русофобии


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.