Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Кавказ: что после Олимпиады?

  • Кавказ: что после Олимпиады?
  • Смотрите также:

Несмотря на олимпийское перемирие, стрельба на линии соприкосновения в Карабахе продолжается, хоть и реже. В Абхазии и Южной Осетии спокойно, а грузино-российские отношения улучшаются. Но как будет меняться обстановка на Южном Кавказе после Игр, заставивших примолкнуть и пушки, и политиков?

Олимпийские Игры в Сочи вынудили Кавказ несколько угомониться.  В частности, при посредничестве сопредседателей Минской группы ОБСЕ Армения и Азербайджан на время Игр пообещали придерживаться режима прекращения огня на карабахском направлении, но договоренность нарушена. По информации ArmeniaToday, только за один из олимпийских дней Азербайджан около 50 раз открывал огонь как на армяно-азербайджанской границе, так и на линии соприкосновения в Карабахе.

Аналогичное обвинение предъявил армянам Азербайджан: в министерстве обороны республики подсчитали, что противник нарушил режим прекращения огня 49 раз. О жертвах стороны не сообщают. Но, в принципе, это уже небольшой прогресс, поскольку в преддверии Олимпиады на линии соприкосновения палили по 300 раз в сутки.

В зонах грузино-осетинского и грузино-абхазского конфликтов — полная тишина. Более того, до начала Олимпиады Грузия выразила готовность помочь России с обеспечением безопасности Игр, но приняла ли Москва это предложение, неизвестно.

Грузинская мина

К Олимпиаде РФ и Грузия, более пяти лет не поддерживающие дипломатических отношений, подошли, можно считать, с обоюдно-позитивным пакетом. В результате отмены Россией эмбарго на грузинскую продукцию, Грузия, по данным статистического ведомства страны, экспортировала в РФ в 2013 году на 100% больше вина, чем в году предыдущем, то есть 47 миллионов бутылок. По информации GeorgiaTimes, грузинское вино бьет все рекорды по поставкам в Россию.

Так, если до введения эмбарго в 2006 году грузинские вина занимали 5-процентный сегмент российского рынка, через полгода после отмены запрета он расширился до 5, 45 процента. Теперь Грузия входит в десятку крупнейших экспортеров вина в Россию. Потекли в РФ также грузинский коньяк и минеральные воды. На российских прилавках появились грузинские фрукты и овощи.

Более того, находясь на Олимпиаде, президент России Владимир Путин озвучил возможность своей встречи с президентом Грузии. Если он захочет, почему нет, — сказал Путин. Он также сообщил, что Россия очень рада приезду грузинской команды на Олимпиаду в Сочи. Это очень хороший знак, и это как раз тот случай, когда Олимпийские Игры способствуют выстраиванию отношений даже там, где это, казалось бы, невозможно или очень сложно,- полагает российский президент.

Он также проинформировал, что на регулярной основе возобновились авиарейсы из Тбилиси в Сочи, и эта практика будет сохранена. Добавим, что предварительно Россия несколько облегчила визовый режим для грузинских граждан, и вообще недавно Путин сказал, что Москва вполне могла бы пойти на возврат к безвизовому режиму: Это было бы очень хорошим шагом в нормализации отношений между странами.

Нельзя сказать, что Грузия замерла в ожидании отмены виз или возможной встречи российского президента с грузинским руководством. Здесь, в определенной среде, придерживаются мнения: Не надо нам ваших подачек и встреч, верните нам Абхазию и Южную Осетию, и вообще оставьте нас в покое.

Однако руководство Грузии мгновенно отреагировало на готовность Путина к рандеву. Президент Гиоргий Маргвелашвили заявил, что грузинская сторона серьезно проанализирует слова российского президента, проведет консультации внутри страны и с западными коллегами, и подумает о такой встрече. Но первое лицо страны – премьер-министр Ираклий Гарибашвили – принял путинский посыл без каких-либо оговорок. У меня есть к этому готовность, — сказал он.

Шевеление начинается и на дипломатическом уровне. По информации заместителя министра иностранных дел России Григория Карасина, в марте он, на очередной встрече со спецпредставителем премьер-министра Грузии по урегулированию с Россией Зурабом Абашидзе, обсудит возможность встречи Владимира Путина и Гиоргия Маргвелашвили.

Между тем, многие аналитики считают, что на самом деле грузино-российские отношения отнюдь не теплеют, и что с завершением Олимпиады, то есть, освободившись от нее, российское руководство возьмет быка за рога на Южном Кавказе, и обстановка здесь будет далеко не благостной.

Издание Inosmi.ru приводит статью из The American Interest, в которой сказано, что грузино-российские отношения не нормализовались, и в них всего лишь начался процесс детоксикации. Как считает американский эксперт Майкл Сесайр, Враждебная риторика прошлых лет в основном стихла, и теперь два государства могут говорить друг с другом. Но это еще далеко не дружба. Грузия и Россия пока не восстановили дипломатические отношения, и между ними сохраняются острейшие противоречия по множеству важных вопросов. Народы двух стран испытывают глубокие и вполне естественные чувства взаимного восхищения, но это не то же самое, что доверие.

Непреодолимой пропастью в отношениях соседей эксперт считает упорство России в отстаивании абхазского и югоосетинского суверенитета. Раздражение Москвы вызывает также усиливающиеся евроатлантические устремления Грузии. Впрочем, полагает он, из-за российско-грузинской войны у Москвы не осталось видимых рычагов влияния на грузинскую внешнюю политику.

Теперь Россия, похоже, качается маятником между дружественными и недружественными жестами […] Когда последняя олимпийская делегация покинет российскую землю, и мир переключит свое внимание на другие вещи, давление России на Грузию вполне может усилиться. К августу Тбилиси планирует подписать соглашение об ассоциации с ЕС, а также надеется  на саммит НАТО 2014 года, который может дать ему долгожданный План действий по подготовке к членству в Североатлантическом альянсе. Все это практически гарантирует недовольную реакцию России, — развивает свою мысль Сесайр.

Тем не менее, — считает он, —  хотя российско-грузинские отношения могут остановиться на нынешнем уровне и даже пойти на спад, шансов на хронический кризис, существовавший при правительстве Единого национального движения, очень немного […] Сейчас грузино-российские отношения, может, и на высоте в связи с проведением Сочинских Игр, но будет справедливо предположить, что впереди их ждут непростые дни.

Немалая часть экспертов в Тбилиси мыслит приблизительно в таком же духе. Но есть и мнение, что процесс нормализации отношений все же пошел, и он может принять необратимый характер, если Россия, как того желает Тбилиси, хотя бы подпишет с Грузией соглашение о неприменении силы.

Но Россия хочет, чтобы такой документ Грузия подписала с Абхазией и Южной Осетией. В Тбилиси возражают: это будет равносильно признанию им независимости отколовшихся территорий. Ситуация тупиковая, хотя возможность возобновления военного столкновения Грузии с Южной Осетией, Абхазией, а, тем более с Россией, практически равна нулю.

Что еще может сблизить Грузию и Россию? Вероятно, вступление первой в Таможенный союз, но грузинские власти почти клянутся, что такая возможность ими не рассматривается. А еще – отказ от вступления в НАТО. Но и в этом случае они тоже клянутся, что не изменят своего намерения.

На этом фоне грузинскому обществу подкинули тему признания независимости Абхазии и Южной Осетии как возможной предпосылки для вступления страны в альянс, который требует от Тбилиси урегулировать территориально-политических проблем. Вопрос ставится следующим образом: что лучше – признать Абхазию и Южную Осетию и одновременно вступить в НАТО, или сидеть и ждать, когда Россия нападет на Грузию?

Дилемма эта, сказал Росбалту политолог и конфликтолог Гамлет Чипашвили, подкинута Западом в качестве пробной и оправдательной для грузинских властей карты. И происходит это в то время, — подчеркнул он, — когда власти Грузии даже не пытаются начать разговор с Россией по абхазской и югоосетинской проблематике, не нащупывают, возможно ли в перспективе в какой-то форме возвращение Абхазии и Южной Осетии.

Параллельно на экспертном уровне озвучивается и гипотетическая возможность отказа от вступления в НАТО в обмен на возвращение Грузии (Россией) Абхазии и Южной Осетии. Это тоже, своего рода, пробная карта, но уже оппонентов членства Грузии в альянсе.

В рассуждениях о плюсах такой теоретической перспективы прослеживается следующая мысль: во-первых, НАТО упорно не называет даже приблизительные сроки вступления Грузии, поскольку вообще этого не желает, чтоб не ссориться с Россией из-за проблем Грузии с Абхазией и Южной Осетией.

Во-вторых, если Грузию и примут в НАТО, то в кастрированном состоянии – уже навсегда без Абхазии и Южной Осетии. А вот если Грузия откажется от НАТО, она гарантирует себе безопасность со стороны России, которая в той или иной форме вернет стране и Абхазию, и Южную Осетию.

Между тем в 2014 году состоится саммит НАТО, и 42 американских конгрессмена уже обратились к госсекретарю США Джону Керри с призывом присвоить стране План действий по членству (ПДЧ) в альянсе.  В Тбилиси перспективу получения Грузией ПДЧ уже в нынешнем году оценивают по-разному – от не видать нам плана до полного оптимизма.

Кстати, на этой неделе президент Грузии Маргвелашвили встречался с делегацией военного комитета НАТО и выразил надежду на то, что его страна получит ПДЧ уже на ближайшем саммите альянса. Среди прочего он озвучил готовность Грузии предоставить свою территорию для выводимых из Афганистана американских войск.

Словом, в любом случае Россия не закроет глаза даже на малые шевеления Грузии вокруг НАТО, а, тем более, на реальную перспективу вступления страны в альянс. Ответ последует. Вопрос в том – насколько жесткий.

Но все же ситуация на Южном Кавказе не только и не столько завязана на Грузии, которой, по крайней мере, война пока не грозит. Что станется с Арменией, Азербайджаном и конфликтным Карабахом, когда Олимпиаду отгуляют?

Карабах: все смотрят на Иран

Армения полна решимости дать отпор Азербайджану, причем, с участием России, считают в Баку. В частности, Зеркало.az пишет: Из Еревана открытым текстом заявляют, что Россия уже формально вовлечена в армяно-азербайджанский конфликт. Издание приводит заявление министра обороны Армении Сейрана Оганяна, в соответствие с которым подписанное в 2012 году армяно-российское соглашение  позволило поднять на новый уровень решение вопросов, связанных с безопасностью.

По существу, — поясняют аналитики в Баку, — из слов Оганяна следует вывод, что речь идет уже не только о присутствии российских пограничников на армянских границах с Ираном и Турцией, как это было до последнего времени, но также на рубежах с Грузией и Азербайджаном.

И еще: При этом Сейран Оганян сообщил, что новые договоренности относятся к приобретению армянской стороной дальнобойных и сверхточных средств поражения, систем связи и автоматизированных с 9000 истем, расширения потенциала ПВО и сил спецназначения. Это при необходимости позволит не только организовать отпор нападающей стороне, но и пресечь агрессивные поползновения противника на корню, – сказал он.

Суммируя оценки азербайджанских политологов по развитию ситуации в регионе, картина вырисовывается такая: одни убеждены, что Россия не заинтересована в мире на Южном Кавказе, другие полагают, что война ей совершенно не нужна. Впрочем, как и американцам, опасающимся за свои инвестиции и стратегические трубопроводы в регионе.

По мнению политического аналитика Института ЕврАзЭс Наданы Фридрихсон, Россия, имея в виду ситуацию в Дагестане, вступление Армении в Таможенный союз, попытки сблизиться с Баку в сфере энергетики и прочие соображения, в разжигании войны на Южном Кавказе не заинтересована.

Тем не менее, попытки Москвы активизировать сотрудничество с Ираном, который, в свою очередь, ведет переговоры и с Вашингтоном – сложная конфигурация, последствия которой отразятся на всем регионе. В этой связи появляются силы, которые готовы начать провоцировать ситуацию на предмет готовности сторон к конфронтации, а также фиксации принадлежности игроков к определенным конфигурациям. Речь идет о ряде государств, не зависящих всецело от политики Вашингтона и способных играть на противоречиях крупных игроков, — сказала она агентству Новости — Азербайджан.

По словам аналитика, тактика России, пытающейся сгладить ситуацию, верна. Тем не менее в практической плоскости многое будет зависеть от успеха переговоров [США] с Ираном. Ситуацию вокруг Ирана она назвала один из маркеров для прогнозирования событий в ближайшей перспективе.

В целом же, полагает Фридрихсон, ситуация в настоящее время говорит в пользу бессмысленности обострения территориальных конфликтов. Но … точеные провокации в Приднестровье, Карабахе, и, по всей видимости, в Абхазии будут более действенными с точки зрения лоббирования своих интересов и снижения влияния России. Не думаю, что именно в Нагорном Карабахе дело дойдет до военных действий. На сегодняшний день такой задачи нет. Но серьезные провокации, требующие от России максимальной дипломатической активности – будут.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Кавказ: что после Олимпиады?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.