Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

В ВШЭ подсчитали, насколько правительство нагреет россиян

  • В ВШЭ подсчитали, насколько правительство нагреет россиян
  • Смотрите также:

По итогам 2014 года рубль ослабеет к бивалютной корзине на 20%, а дефицит валюты достигнет 70-80 млрд. долларов (сейчас он составляет 30 млрд.). В этом случае доллар будет стоить 37 рублей, а инфляция повысится на 2 процентных пункта, что превышает намеченные Центробанком ориентиры (5%). К таким выводам пришли эксперты Центра развития Высшей школы экономики (ЦР ВШЭ), сообщают «Ведомости».

Из-за инфляции затормозится рост реальных доходов граждан – с 3,1% (прогноз Минэкономразвития) он сократится до 2-2,5%. Кроме того, в такой ситуации население будет активно скупать валюту. В 2013 году, по расчетам ЦР, граждане скупили 3 млрд. долларов, и сейчас у них на руках около 10 млрд. — больше, чем в докризисном 2008 году. В 2014-м население докупит еще 5-10 млрд. – уверены эксперты.

Самое скверное – девальвация рубля не оздоровит экономику и не приведет к замещению импорта отечественными товарами. Скажем, цифровая техника – планшеты, смартфоны, фотоаппараты – в России просто не производится и заменить ее нечем. Холодильники и телевизоры у нас делают, но из импортных комплектующих, у которых отечественных аналогов нет. В автомобилях, собираемых в России – даже в ВАЗах – импортных комплектующих тоже выше крыши.

По мнению экономистов, чтобы девальвация заметно сказалась на потреблении импорта, нужно более существенное ослабление курса – примерно на 30%. Другими словами, при нынешних масштабах ослабления «деревянного» производители особо париться с проблемой замещения импорта не будут, и банально поднимут цены на товары. В среднем, как подсчитали в ЦР ВШЭ – на 16%.

Все это означает, что жить мы станем беднее примерно на пятую часть. Причем без каких-либо перспектив улучшения ситуации в экономике. Можно сказать, правительство просто залезло в наши карманы, чтобы дешевыми рублями оплатить майские указы Владимира Путина и тем самым решить политическую задачу – поддержать иллюзию стабильности, которая позиционируется как главное достижение российского президента.

Чтобы выяснить, как сложится дальнейшая судьба рубля и экономики, мы опросили наших экспертов.

– Я не считаю, что рубль ослабляют специально, Центробанк как раз пытается удержать его курс, – уверен финансовый омбудсмен России, депутат Госдумы РФ пяти созывов, доктор экономических наук, профессор Павел Медведев. – Он в огромных количествах продает доллары. Спустя время мы узнаем точные данные об интервенциях: ЦБ публикует их с запозданием, чтобы бизнес не пристраивался ему в кильватер.

Так или иначе, миллиарды долларов уже спущены, чтобы поддержать рубль. Поэтому неправдоподобно выглядит версия, что девальвация рукотворна. Более того, по глазам больших начальников видно, что они не очень счастливы от того, что происходит, и не знают, как с этим справиться.

Да, нынешнее ослабление рубля не приведет к замещению импорта отечественными товарами. В 1998-м такое замещение произошло, но тогда условия были другие: еще имелись неиспользованные мощности советского происхождения. Приведу пример. Одна из птицефабрик стояла к 1998-му, потому что не могла конкурировать с «ножками Буша». Но как только «ножка» подорожала в три раза относительно рубля, птицефабрика тут же начала работать и стала рентабельной. Потом рубль укреплялся, птицефабрике становилось все более кисло, тем не менее, рентабельной она пробыла довольно долго.

Сейчас незадействованных мощностей либо нет, либо они лежат в руинах, и чтобы поднять их, нужны капиталовложения.

Верным кажется и заявление экспертов ЦР ВШЭ, что если рубль обесценится значительно больше, замещение импорта все же произойдет. Но трагизм в том, что в этом случае мы не сможем покупать иностранные товары и продукты, и вынуждены будем, как в начале 1990-х, возделывать огороды и сажать картошку, чтобы прокормиться. Слабый рубль отрежет нас от совершенно необходимых для нормального существования вещей.

«СП»: – Правда ли, что цены поднимутся на 16%?

– Может быть, и на 16% – я не знаю, как точно это вычислить. То, что цены поднимутся больше, чем правительство планировало год назад – совершенно очевидно. Причем подорожает даже российская продукция. Просто отечественный производитель отчасти потребляет иностранную продукцию, и на прежние затраты не сможет выжить. Конечно, подорожает все – в большей или меньшей степени.

«СП»: – Можно ли сказать, что мы будем жить на пятую часть хуже прежнего?

– Я боюсь точных оценок. Большая претензия – думать, что можно детально предвидеть будущее. Если сейчас, в эту минуту, по ТВ выступит Путин, и скажет: я сделаю то-то и то-то – ситуация внутри нашей экономики может кардинально измениться. Вряд ли мы физически почувствуем положительный эффект в течение года. Но я могу себе представить заявление главы государства, которое возродит надежды. В частности, надежды малого бизнеса, который начнет выходить из тени и активно развиваться.

Но это – маловероятный сценарий. И поэтому все, на что мы можем надеяться – верно уловить тенденцию. Мне кажется, будет продолжаться то, что мы видим сегодня, видели вчера и позавчера: вялое топтание на месте экономики и, возможно, медленное сползание ее вниз.

«СП»: – Надолго ли хватит у Путина ресурсов удерживать рубль?

– Я несколько раз разговаривал с Путиным по экономическим вопросам. Когда это случилось впервые, он меня поразил. Речь шла о страховании вкладов граждан в банках. Я ужасно боялся, что Путин чего-то не поймет, что-то неправильно скажет, и инициативу похоронят. Но оказалось, он понимает проблему до мельчайших деталей, его замечания и возражения были очень квалифицированными. Не знаю, кто обучил его экономике, но разбирается он в ней прекрасно.

Нынешние заявления Путина правильные – о том, что в России плохой инвестиционный климат, что собственность толком не защищается. Но очень легко кое-что сделать, чтобы чуть-чуть исправить положение. Например, принять особый регламент действий суда и полиции, чтобы воровство собственности остановить. Я не могу понять, почему президент, который прекрасно понимает происходящее, не делает этих шагов. И это непонимание позиции главы государства только добавляет уныния.

«СП»: – Ваш прогноз: как будет развиваться ситуация?

– Если ничего не изменится по большому счету, если Путин не выйдет и не скажет, что с завтрашнего дня мы начинаем жить по-другому – сначала по простым регламентам, а потом введем, условно говоря, департамент опричнины, которому можно будет жаловаться на несоблюдение регламентов – можно и до огородов докатиться…

– Прогноз ЦР ВШЭ во многом базируется на их предположениях о динамике сальдо счета текущих операций, – отмечает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. – В экспертном сообществе эта точка зрения хорошо известна. По сути, это самые худшие предположения при самых худших обстоятельствах.

Да, сальдо счета текущих операций может выйти в минус уже со второго на третий квартал 2014 года. Вместе с тем, есть макроэкономическая закономерность: как только у вас происходит существенное ухудшение сальдо, это означает значительное ослабление национальной валюты. Исходя из прогноза по платежному балансу, эксперты ЦР ВШЭ и делают свои выводы.

Такой прогноз имеет полное право на существование. В искусстве прогнозирования важно очертить условия достижения наихудших обстоятельств, чтобы принимать решения в области практической политики, как минимизировать негативный эффект.

Тем не менее, прогноз коллег представляется избыточно пессимистичным.

«СП»: – Почему?

– Циклы ослабления валют развивающихся стран, в которые и мы попали, во многом связаны с политикой Федеральной резервной системы (ФРС) США, которая сокращает свою программу количественного смягчения: в последние два месяца ФРС на 10 млрд. долларов уменьшила закупки гособлигаций и ипотечных бумаг.

Здесь важно обратить внимание на одно из первых заявлений новой главы ФРС Джанет Йеллен. Она четко дала понять, что равномерного сокращения федеральный резерв проводить не будет, а станет исходить из реальной ситуации в экономике, из того, какие риски сообщают действия ФРС всему глобальному мировому хозяйству.

Другими словами, был дан сигнал, что ФРС будет более гибко подходить к свертыванию программы количественного смягчения.

Есть и другое немаловажное обстоятельство – прежний глава ФРС Бен Бернанке, дважды поддерживая смягчение по 10 млрд. долларов в месяц, откровенно давил на американский конгресс, который всякий раз подвисал с решением о новом потолке госдолга США. И вот буквально на днях конгресс принял решение об установлении потолка без предварительных условий – это тоже снижает риски от действий ФРС.

Благодаря этим обстоятельствам резкое реагирование на действия ФРС ослаблением национальной российской валюты может и не состояться.

Кроме того, сами по себе экономики развивающихся стран начинают приспосабливаться к новой ситуации. Кто-то из них упал больше, кто-то меньше, но теперь национальные валюты выходят на новое равновесное состояние, и глобальный рынок должен стабилизироваться. Поэтому я думаю, что ждать сюрпризов по дальнейшему ослаблению рубля не приходится…


Самое читаемое сегодня


Категория: Бизнес Новости | |

Подписка на RSS рассылку В ВШЭ подсчитали, насколько правительство нагреет россиян


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.