Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Передел Ирака: останется ли такая страна на карте мира?

  • Передел Ирака: останется ли такая страна на карте мира?
  • Смотрите также:

С некоторых пор новости из Ирака почти пропали из сообщений мировых информационных агентств. Как по команде, крупнейшие западные СМИ начали строго дозированно освещать происходящее в этой стране. Многоходовая иракская авантюра, потребовавшая колоссальных затрат и огромных жертв, даёт сбои, и ситуация грозит полностью выйти из-под контроля, развиваясь совсем не в том направлении, в котором ей предписывалось по сценарию.

Оккупация Ирака в 2003 году, свержение власти Саддама Хусейна и партии БААС положили начало масштабным репрессиям против тех, кто занимал более или менее значимые посты при прежнем режиме. Однако вскоре гонениям стали подвергаться и мелкие функционеры, а затем и рядовые граждане, причем главным образом - из числа суннитов. Правящий шиитский блок Нури аль-Малики все годы своего правления проводил в отношении суннитов откровенно дискриминационную политику. Неоднократно производились чистки государственного аппарата, вооружённых сил, полиции и спецслужб от лиц, исповедующих ислам суннитского толка. Все попытки различных политических сил, в том числе на уровне парламента, начать диалог в целях национального согласия оставлялись властями без ответа, а мирные демонстрации заканчивались одинаково – разгоном с многочисленными жертвами. Зачистки, спецоперации и «превентивные аресты» приняли такие размеры, что ответная реакция должна была последовать.

Список погибших в Ираке в 2013 году насчитывает более 9 000 человек, только за январь 2014 года убито свыше 1000 человек. Пропагандистские попытки списать всё на происки внешних сил и сонмы пришлых боевиков «Аль-Каиды» уже не работают: становится очевидным – в стране идет гражданская война. Она приобретает всё более ожесточённый характер, охватывает всё новые районы страны, умножая жертвы и ограничивая возможности выбора будущего.

Ирак переживает остро драматический период своей истории, когда распад страны вот-вот станет реальностью. Иракский Курдистан уже, по сути, вышел из под контроля Багдада и является самостоятельным, почти со всеми присущими независимому государству органами, символикой и атрибутикой. Ситуация в сфере безопасности в провинциях Багдад, Салах эд-Дин, Нейнава, Дияла и ряде других крайне напряжённая – ежемесячно количество вооружённых столкновений и террористических актов измеряется трехзначными цифрами. Наибольшую остроту обстановка приобрела в крупнейшей по площади провинции страны Анбар. С декабря прошлого года там идут ожесточённые бои между правительственными силами, которые в Ираке называют «шиитским ополчением Малики», и местными суннитскими племенами, отчаявшимися добиться предоставления равных прав мирным путём. 

28 декабря силы спецназа и армии провели очередную силовую акцию по ликвидации палаточных лагерей протестующих демонстрантов, применив оружие. Были многочисленные жертвы. На следующий день депутат парламента от провинции Анбар, пытавшийся выступить посредником в переговорах с Багдадом, был арестован, невзирая на парламентскую неприкосновенность; при штурме его дома законодатель получил огнестрельные ранения, а его брат и четыре телохранителя были убиты. Местные шейхи призвали взяться за оружие. На помощь братьям по вере пришла поддержка из других провинций. Спустя сутки армия и полиция были изгнаны из многих районов, под контролем вооружённой оппозиции оказалась почти вся провинция Анбар, включая административный центр г. Рамади и крупный город Фаллуджа, который в Ираке имеет славу «твердыни духа и символа сопротивления» - американские войска смогли войти туда только спустя полтора года после «провозглашения победы», потеряв в боях более 400 военнослужащих.

Несмотря на прибывшие подкрепления (по некоторым данным, в провинцию переброшено дополнительно более 90 тыс. военнослужащих и сотрудников МВД), многочисленные попытки правительственных войск, спецназа и полиции войти в города не увенчались успехом и с середины января началась осада: пригороды полностью блокированы, жилые кварталы подвергаются интенсивным обстрелам артиллерии, танков и ударам вертолётов. Среди мирных жителей имеются многочисленные жертвы, но те, кто пытается покинуть зону боёв, не могут этого сделать, поскольку мосты на основных автострадах, связывающих города с соседними провинциями, взорваны, а проселочные дороги заблокированы армией под предлогом «не допустить распространения терроризма». Провинция оказалась на грани гуманитарной катастрофы: 6 февраля глава миссии ООН в Ираке Николай Младенов заявил, что международные фонды приступили к срочным поставкам в Анбар предметов первой необходимости (первая партия рассчитана на 45 тыс. человек). 9 февраля вице-премьер Ирака Салех аль-Мутлак обратился к Европейскому союзу с призывом немедленно направить в Анбар гуманитарную помощь… 

30 апреля в Ираке намечены очередные парламентские выборы, за которыми наверняка последуют перемены. Страна зашла в тупик. Парламент недееспособен, многие депутаты не участвуют в его заседаниях в знак протеста против политики властей, а отсутствие кворума не позволяет принимать решения. До сих пор не рассмотрен проект бюджета страны на 2014 год, в подвешенном состоянии множество других важнейших законопроектов. Огромное количество жизненно необходимых проектов, не утверждённых и не получивших финансирование, остаются на бумаге, а гигантские доходы от нефти и газа уходят на счета, открытые в США. 

Куда эти деньги уходят потом, многие в Ираке догадываются, поэтому отказ Министерства финансов со ссылкой на нехватку средств выполнить принятый в 2013 году закон об увеличении в 2014 г. отчислений в бюджеты провинций с 1 до 5 долларов за баррель добытой там нефти вызвал бурю негодования среди местных властей. Губернаторы и советы провинций принялись активно вырабатывать скоординированные меры воздействия на правительство. Судя по официальным заявлениям, руководители провинций настроены решительно и намерены добиваться ревизии проекта бюджета на 2014 г. всеми доступными средствами. 

11 января в г. Дивания (провинция Кадисия) был созван «съезд Среднего Евфрата», в котором приняли участие губернаторы пяти провинций страны и потребовали «справедливого распределения доходов пропорционально численности населения». 25 января в Басре – столице нефтедобычи Ирака - прошла конференция с участием официальных представителей уже восьми нефтегазодобывающих провинций страны, а также парламентского комитета по нефти. На следующий день губернатор Басры Маджид ан-Насрави объявил, что он подал в суд на Министерство финансов за нарушение закона 2013 года. Примечательно, что совет провинции Басра дал официальное разрешение на проведение митингов и демонстраций с осуждением действий правительства страны и призвал добиваться удовлетворения «законных прав жителей провинции, обладающей самыми богатыми в стране ресурсами, но замыкающей список по уровню благосостояния».

По мнению многих аналитиков, личный авторитет, влияние и политический вес Нури аль-Малики и возглавляемого им блока «Государство закона» очень заметно упали. Обвинения в авторитаризме, повальной коррупции, неспособности обеспечить безопасность даже в центре столицы (среднее количество террористических актов с человеческими жертвами возросло в Багдаде за последние три года с 70 до 110 в неделю), отсутствии желания искать компромисс наряду с непрекращающимися попытками физически уничтожить своих оппонентов – всё это резко уменьшает шансы Нури аль-Малики в третий раз занять пост премьер-министра и верховного главнокомандующего.

Иракские правители последних 10 лет вели себя как временщики. В престижных районах Лондона уже нашли приют немало бывших функционеров «новой демократической власти», начиная с первого министра обороны Хазема Шааляна (в своё время его обвиняли в хищении полутора миллиардов долларов всего за год пребывания в должности). Предусмотрительно обзавелись там недвижимостью и многие нынешние бонзы. По данным парламентского комитета по борьбе с коррупцией, сумма похищенных из казны и выведенных за рубеж средств приближается к 200 млрд. долларов.

Предвидя опасное для себя развитие событий, нынешние власти всерьёз озаботились сохранением статус-кво (это называется «преемственность реформ»), чтобы не допустить перехода власти в руки своих противников. В последнее время предпринимаются лихорадочные попытки выхода из кризиса, в том числе путем генерации довольно неожиданных инициатив.

Так, в Багдаде официально заговорили о готовности перекроить административную карту страны путем увеличения числа провинций с нынешних 18 до 30. Готовность была подкреплена рядом официальных заявлений, одно из которых (от 21 января об образовании 4 новых провинций) стало неожиданностью даже для самих жителей муниципального округа Фаллуджа, не говоря уже о руководстве провинции Анбар. Хитроумность идеи дробления заключается в том, чтобы попытаться одновременно нанести удар по нескольким целям, а именно:

- расчленить «мятежные» провинции с преобладающим суннитским населением с одновременной попыткой привести к власти в них представителей тех ветвей племён, которые вошли в состав движения «Сахва» («Пробуждение»)*; в частности, уже принято решение о преобразовании в провинции ряда муниципальных округов в провинциях Анбар, Салах эд-Дин и Нейнава;

- выбить часть козырей из рук руководства Иракского Курдистана за счёт преобразования 4-5 муниципальных округов в самостоятельные провинции, что должно привести к сокращению территории и населения нынешнего автономного региона, снижения его удельного веса и влияния на политической сцене страны. Причём речь идет не только о спорных территориях в провинциях Васит, Дияла, Нейнава и Киркук, но и об «исконно курдских» Дахок и Сулеймания;

- изменить общую расстановку сил в стране путем проталкивания в руководящие посты во вновь образованных провинциях своих людей. На муниципальных выборах в 2013 году правящая коалиция лишилась постов губернаторов даже в таких стратегически важных провинциях, как Багдад и Басра, сохранив за собой менее половины губернаторских кресел, и то с оговорками.

Вместе с тем при слабости государственного аппарата и нарастании центробежных устремлений местных властей процесс может выйти из-под контроля и передел территории приведёт к обратному результату с обособлением целых регионов вплоть до создания автономий (по примеру Курдистана). Так, губернатор провинции Нейнава уже заявил, что в случае принятия практических шагов по вычленению из провинции муниципальных округов, как это объявлено, будут предприняты все усилия для преобразования провинции в автономный край. Это заявление нашло широкую поддержку, в том числе в богатом нефтью Юге. В провинциях Басра и Мейсан уже прошли демонстрации в поддержку предоставления статуса провинции нескольким муниципальным округам, в том числе находящимся в нефтеносных районах, с дальнейшим обособлением «конфедерации Юга» по примеру Курдистана. 

Сегодня уже практически созданы предпосылки преобразования Ирака в федеративное государство с десятками провинций, которые сгруппируются на основе родоплеменных связей, религиозной близости и экономических интересов в 3-4 автономных края (условно – шиитский, курдский и суннитский) при резком ограничении полномочий Центра.

Внешне такая программа кажется трудно осуществимой - для законодательного оформления подобных решений необходимы согласительные парламентские комиссии, комитеты, подзаконные акты и т.д., не говоря уже об изменении конституции страны. Однако если взглянуть на дело внимательнее, то возникает мысль, что в этом, возможно, и состоит общий интерес ключевых игроков, влияющих на развитие событий.

Запад во главе с Соединёнными Штатами, а также Иран, Саудовская Аравия, Турция и, безусловно, Израиль заинтересованы в том, чтобы Ирак никогда больше не поднялся до положения мощной региональной державы, а оставался управляемым поставщиком высококачественной нефти с минимальными затратами на её добычу и экспорт и служил к тому же разменной монетой при решении проблем уже иного порядка.

Скорее всего, будущее государственное устройство Ирака и судьба страны вновь решаются сейчас не в Багдаде, а в закулисных переговорах между «очень заинтересованными сторонами»… В истории Ближнего Востока было немало примеров, когда государства появлялись или исчезали с политической карты в ходе партии игры в бридж, а границы между ними чертились обычной линейкой. Несмотря на все технологические достижения минувших десятилетий, в геополитике и геоэкономике с тех пор мало что изменилось.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Передел Ирака: останется ли такая страна на карте мира?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.