Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Военно-доктринальные взгляды Литвы, Латвии, Польши

  • Военно-доктринальные взгляды Литвы, Латвии, Польши
  • Смотрите также:

Литва

В отличие от большинства бывших советских республик, в том числе и Украины, которые за годы независимости уже успели переписать свои военные доктрины несколько раз, в Литве первый аналогичный документ появился относительно недавно. 10 марта 2010 года главнокомандующий армией генерал-майор Арвидас Поцюс подписал первую военную доктрину Литовской Республики.

На первый взгляд, ее содержание и отдельные положения вызывают определенное удивление. Например, там заявлено, что «доктрина предназначена для всего военного сообщества, но, прежде всего, ее следует использовать в процессе подготовки офицеров с целью развития в Литве военной науки и искусства». Кроме того, указано, что «изложенные в доктрине положения и принципы должны применяться гибко, прагматично и не стать догмами». Наконец, «доктрина совмещает в себе теорию, историю, экспериментальность и практику, поощряет инициативу и творческое мышление».

Таким образом, представленный документ напоминает своего рода учебник по военному делу, а не стратегическую концепцию.

Представитель Генштаба Литвы подполковник В.Бернотас так отозвался о подготовленной доктрине: «Это не закон или стратегия национальной безопасности. Это моральная основа подготовки военнослужащих. В ней изложены наши ценности и то, что для нас наиболее важно, начиная с принципов руководства и управления и заканчивая планированием и проведением операций». Он подчеркнул, что литовскую военную доктрину не следует рассматривать в качестве военной стратегии: стратегия предусматривает способы, с помощью которых государство защищает интересы своей национальной безопасности, а военная доктрина является теоретической основой строительства, обучения и использования вооруженных сил.

Такой подход в написании подобных документов литовцы переняли из западной традиции, где военная доктрина является разъяснительным документом стратегического характера, в котором очерчены принципы строительства, деятельности и обучения армии. В то же время, на Западе первоочередной целью таких документов является все-таки определение направления дальнейшего развития военной организации государства.

Некоторые военные эксперты утверждают, что военной доктрине Литвы присущи адекватное видение и точное понимание особенностей и угроз окружающего стратегического пространства, а также важности технологического, социального и культурного аспектов современной войны. В то же время, отмечается, что изложенную в доктрине теорию следовало бы лучше конкретизировать и более детально связать с литовскими реалиями. С другой стороны, в документе указано, что на его основе уже готовится Операционная доктрина объединенных сил армии Литвы и функциональные доктрины подготовки и использования военных подразделений литовских вооруженных сил, что немного сглаживает указанный недостаток.

В качестве единственной угрозы безопасности Литвы доктрина рассматривает «нестабильные государства, в чьих документах, связанных с политикой в сфере обороны и безопасности, предусматривается, а военная сила позволяет осуществлять действия военного характера, прямо или косвенно направленные против Литвы или ее союзников». В принципе, с этой прибалтийской страной соседствуют только два государства, к которым можно применить вышесказанное – это Россия и Беларусь. Соответственно, возможно, следовало бы прямо назвать их.

Литовская военная доктрина предусматривает также ведение военных и миротворческих операций во взаимодействии с другими членами НАТО и в рамках предпринимаемых альянсом миссий.

Что касается вопроса обороноспособности Литвы в случае внешней агрессии, то в доктрине говорится, что возможны два варианта обороны: самостоятельная, а также коллективная совместно с союзниками.

В первом случае, главная задача – «остановить врага с целью выиграть время, сохранить за собой территорию/объекты, деморализовать врага, ввергнуть его в хаос и укрепить в нем непроходящее чувство неожиданности». Эта задача выполняется путем скоординированных одновременных действий подразделений на всей территории страны. При осуществлении коллективной обороны совместно с союзническими силами армия Литвы поступает под командование НАТО и принимает участие в оборонных действиях в той степени, в которой это предусматривает коллективный оборонительный план.

Такая стратегия «выигрыша времени» в ожидании помощи союзников, по большому счету, является реалистичной и обоснованной. Однако следует признать, что задача «деморализовать врага, ввергнуть его в хаос и укрепить в нем не проходящее чувство неожиданности» для малочисленной и слабо вооруженной армии Литвы является, по всей видимости, проблематичной.

Особого внимания заслуживает положение доктрины, в котором говорится о том, что «вооруженные силы Литвы могут быть использованы для оказания военной помощи гражданам Литовской Республики, находящимся за границей». Каким образом литовская армия будет выполнять эту задачу, в документе не уточняется.

Обобщая, следует сказать, что появление первой военной доктрины Литвы, несмотря на все ее недостатки, является важным шагом в развитии системы национальной безопасности страны. Тем не менее, военно-доктринальные взгляды страны демонстрируют ее полную зависимость от политики НАТО. Фактически, вооруженные силы этого балтийского государства готовятся воевать преимущественно за рубежом, а обеспечение вооруженной защиты страны переложено на армии союзников по Альянсу.

Латвия

Еще одна соседняя для Беларуси страна-член НАТО – Латвия. Основной военно-доктринальный документ этого государства – Национальная оборонная концепция, которая была разработана под руководством министра обороны Артиса Пабрикса и утверждена Сеймом 10 мая 2012 года.

Национальная оборонная концепция является документом, определяющим рамки национальной оборонной политики, приоритеты и меры по обеспечению защиты государства. Она является «стратегическим опорным каркасом и руководящими принципами для среднесрочного и долгосрочного развития военного потенциала страны».

Документ разработан в соответствии национальным Законом о безопасности и базируется на анализе военных угроз, геополитической ситуации, целей национальной безопасности и внешней политики Латвии, а также обязательств перед НАТО и Европейский Союзом.

В Концепции говорится, что происходящая глобализация теснейшим образом связывает Латвию со всеми странами. В связи с этим, «любая политическая, социальная военная или экономическая нестабильность даже в отдаленных регионах, прямо или косвенно, угрожает латвийской национальной безопасности». Этот факт признается основным для развития вооруженных сил этого государства.

Центральную роль в обеспечении безопасности в регионе, Концепция отводит НАТО и ЕС. В тоже время, Латвия, как балтийская страна, признает и свое значение для обеспечения коллективной безопасности и в регионе Балтийского моря, и в Европе в целом.

В документе заявляется об относительно низкой вероятности прямой военной конфронтации на территории Латвии, при этом полностью она не исключается.

Также не исключается и возможность развития крупного международного конфликта в связи с «постоянно растущими военными возможностями разных стран», которые, к тому же, «прилагают усилия по расширению своего влияния в мировой политике». В данном контексте может иметься ввиду любое государство, проводящее политику, отличную от политики стран Альянса, и, прежде всего, Россия. Поэтому «Латвия активно укрепляет военный потенциал НАТО для снижения подобных рисков».

Военными угрозами для национальной безопасности латвийского государства признаются: распространение ядерного и другого оружия массового уничтожения; распространение террористических групп и радикальной экстремистской деятельности, в том числе, международное пиратство, создающее риск для подвоза и маршрутов поставки стратегических ресурсов.

Как и другие страны НАТО, Латвия придает особенно важное значение недопущению любых потенциальных рисков, связанных с доступом к стратегическим ресурсам. При этом особое внимание уделяется безопасности поставок энергоресурсов, а также критической транспортной и коммуникационной инфраструктуре в целях обеспечения их безопасности и устойчивости.

Также в Концепции отмечается усиление рисков в информационном пространстве, которые могут быть использованы для «влияния на общественность и создания внутренней нестабильности». Не исключается и «нападение на информационные системы инфраструктуры с целью ослабить возможности управления и связи».

Латвийские специалисты полагают, что в военном конфликте будущего, скорее всего, будут переплетены «различные по формам и природе действия, в которых соединятся как традиционные, так и нестандартные методы ведения войны с широким применением способов информационной и психологической войны и участием, в том числе, террористических организаций и организованной преступности. Противник будет иметь возможность осуществлять воздействие на суше, воде, в аэрокосмической сфере и информационном пространстве».

Кстати, о рисках в информационном пространстве упомянуто не зря – Латвия создает на своей территории (Рига) Центр изучения передового опыта НАТО в сфере стратегических коммуникаций. К слову, эффективности от его формирования ожидается немного. Все-таки стратегические коммуникации – вещь интимная, а центр – многонациональный. То есть никто серьезных вещей там разрабатывать не будет, может лишь в интересах подготовки и проведения коалиционных учений (такой же пример – Таллинн в вопросах кибербезопасности).

Концепция определяет вооруженные силы как основу национальной обороны. Они должны обеспечивать: развертывание в короткий период времени для предотвращения военных угроз Латвии, в том числе за ее пределами; иметь совместимость с воинскими частями НАТО и ЕС для работы в многонациональных контингентах; иметь способность адаптироваться к различным угрозам; быть способными к действиям в условиях применения ОМП, самодельных взрывных устройств и в других экстремальных ситуациях.

Также в документе указаны приоритетные направления развития вооруженных сил, а именно: развитие сухопутных войск с учетом потребностей национальной и коллективной обороны; достижение информационного превосходства, а для этого – эффективной и надежной связи, своевременного сбора стратегической и оперативной информации, в том числе геопространственной; обеспечение эффективного и устойчивого управления; защита информационных технологий.

Приоритетом также заявляется «качество» вооруженных сил, а не их размер. К национальным силам безопасности отнесены армия, полиция, и резервные компоненты. Всего около 17000 человек. Из них профессиональных военных не более 5500, остальные гражданские служащие.

В Концепции важное значение придается обеспечению требуемой численности вооруженных сил в условиях демографических проблем. Для этого указывается о необходимости поддерживать гибкую современную систему найма. Большое значение уделяется движению «Молодая Гвардия», а также стабильной системе социального обеспечения военнослужащих.

Важное значение в документе придается Национальной гвардии, которая является резервным компонентом сил национальной безопасности и «обеспечивает широкое участие общественности в защите государства».

4-я глава документа посвящена вопросам коллективной обороны. Здесь, кроме прочего, упоминается о необходимости присутствия на территории Латвии воинских контингентов стран НАТО, в частности Балтийский миссии воздушной полиции, для демонстрации коллективной солидарности и мощи.

Также заявляется о необходимости поддержания ядерного потенциала НАТО, который в сочетании с обычными вооружениями обеспечивает надежный потенциал сдерживания.

Сама Латвия, согласно Концепции, может обеспечить участие своих солдат и гражданских специалистов в нескольких международных операциях НАТО, ЕС или ООН, однако при этом должны приниматься во внимание доступные людские и финансовые ресурсы.

Так как подобные операции могут проводиться в географически отдаленных районах, «национальные силы безопасности должны быть готовы к участию в операциях в районах с нехарактерными для Латвии климатическими, социально-экономическими условиями и культурной средой».

В документе оговаривается роль Латвии в обеспечении постоянной боевой готовности НАТО и ЕС путем участия в силах быстрого реагирования. Для этого страна обязуется выделить в эти силы до 2016 года не менее 390 солдат. При этом они должны быть способны участвовать во всем спектре проводимых Альянсом операций. Всего может быть выделено до боевой батальонной группы, либо до двух пехотных рот, или эквивалентное количество специальных подразделений на срок до шести месяцев.

Согласно Концепции, США являются и будут ост 8000 аваться для Латвии основным стратегическим партнером по оборонным и военным вопросам. Поэтому важной задачей для латвийского государства является укрепление сотрудничества с Соединенными Штатами как на двухсторонней основе, так и в системе НАТО, что достигается участием в совместных учениях и международных операциях.

Не менее важным признается военное сотрудничество с другими балтийско-скандинавскими странами, подкрепленное с учетом традиционно сильных культурных, исторических и региональных  связей, а также с Польшей и Германией, которые играют важную роль в обеспечении безопасности в регионе Балтийского моря.

В то же время, признается важная роль Российской Федерации в регионе и заинтересованность Латвии в укреплении сотрудничества с ней как на двухсторонней основе, так и по линии ОБСЕ, НАТО и ЕС. При этом существует необходимость и в военном сотрудничестве, например для обеспечения морской безопасности и поисково-спасательных операций.

Большое значение в Концепции придается военному планированию. Оговаривается, что она является основой для разработки Плана развития национальных вооруженных сил, который, в свою очередь, служит основным документом среднесрочного планирования и разрабатывается с учетом анализа военных угроз и оперативных возможностей латвийской армии. Эти два нормативных акта служат базой для Оперативного плана обороны страны.

В концепции также уделено внимание вопросам устойчивого финансирования обороны, особое значение в котором придается долгосрочному планированию финансового обеспечения. В связи с этим, государство берет на себя обязательство ежегодно увеличивать оборонные расходы и довести их к 2020 году до 2% от ВВП.

Не менее 20% выделяемых ежегодно на военную сферу бюджетных средств должно идти на обновление вооружений и военной техники, при этом, расходы на содержание персонала вооруженных сил не должны превышать 50% оборонного бюджета.

В настоящее время, учитывая экономическую ситуацию в стране и значительное снижение финансирования оборонного сектора, меры в области безопасности обеспечиваются в соответствии с имеющимися ресурсами. Однако с улучшением общественно-экономической ситуации в государстве планируется продолжить развитие национальных вооруженных сил и возродить замороженные проекты.

Анализ Национальной обороной концепции Латвии показывает, что военный безопасность этой страны целиком и полностью зависит от США и других стран НАТО. Вероятность возникновения военного конфликта на территории государства латвийским военно-политическим руководством признается как низкая. В то же время, любая политическая, социальная военная или экономическая нестабильность, даже в отдаленных регионах, объявляется прямой или косвенной угрозой латвийской национальной безопасности и… основным фактором развития вооруженных сил этой страны, которые, при этом, должны быть постоянно готовы к участию в операциях Альянса. Это, соответственно,  необходимо учитывать и Беларуси при осуществлении своей военной политики.

Польша

Военно-доктринальные взгляды Республики Польша отражены в принятом в 2009 году документе под названием «Оборонительная стратегия Польши».

В целом, этот документ имеет схожий характер с аналогичными документами стран Центральной и Восточной Европы, относительно недавно вступившими в Североатлантический альянс. В то же время, к особенностям следует отнести достаточно большой объем и детализацию. Также немаловажно, что в Стратегии четко закреплен период ее действия, связанный с действием Стратегии национальной безопасности, а также необходимость в постоянной проверке актуальности ее положений при планировании обороны, проведении военных игр и учений.

Документ определяет основные стратегические цели оборонной политики, такие как: обеспечение независимости и суверенитета Польской Республики, ее целостности и нерушимости границ; охрана и оборона всех граждан Польской Республики; создание условий для обеспечения непрерывности деятельности государственных органов и других субъектов в области национальной безопасности, в том числе лиц, ответственных за функционирование экономики и других сфер, имеющих отношение к жизни и безопасности граждан; создание условий для повышения обороноспособности государства; развитие военного партнерства с другими странами, особенно соседними; реализация обязательств польского членства в НАТО и Европейском союзе; участие в международных операциях по урегулированию кризисов, которое осуществляется в первую очередь по линии НАТО и ЕС, а так же ООН.

Согласно этому документу, наибольшее влияние на военную безопасность Польши оказывают процессы, происходящие в соседних с ней государствах. При этом особенно подчеркивается «взаимопроникновение военных и невоенных угроз, часто асимметричных».

Польское военно-политическое руководство считает, что риск крупномасштабного вооруженного конфликта сейчас достаточно низок, в то же время сохраняется угроза конфликта на региональном и местном уровнях. По мнению военных специалистов Польши, грузино-югоосетинский кризис 2008 года «подтвердил актуальность традиционных военных угроз в непосредственной близости от Европы и важность вооруженных сил для обеспечения безопасности». При этом в качестве основных источников таких угроз называются «противоречивые явления в странах постсоветского пространства, интенсификация конфликтов на Балканах, а также напряженность в отношениях между Западом и мусульманским миром».

Наряду с общими (глобальными) угрозами, декларируемыми всеми странами Североатлантического союза и ЕС, такими как международный терроризм, распространение оружия массового поражения, в стратегии выделяется ряд направлений, которые представляют непосредственную опасность для государства в военной сфере. В частности, к ним относятся ослабление связей между Польшей и странами ЕС и США, а также зависимость от поставок энергоресурсов.

В Оборонной стратегии польское руководство амбициозно заявляет, что «членство в НАТО и ЕС, а также значительный экономический и людской потенциал делают эту страну сильным мировым игроком», поэтому приоритетными направлениями в обеспечении национальной безопасности страны и важнейшим фактором обеспечения национальной безопасности в Стратегии называется дальнейшее укрепление отношений с этими двумя организациями, а также стратегическое партнерство с США.

Стоит также добавить, что Варшава, делая ставку на помощь союзников по НАТО и ЕС, не исключает того, что в некоторых случаях ей придется действовать и самостоятельно для обеспечения военной безопасности. И здесь главная роль отводится вооруженным силам.

По мнению военно-политического руководства Польши, Войско Польское является ключевым элементом системы национальной безопасности государства, в которой для него выделяют три основные цели: гарантированная оборона и противодействие агрессии извне; участие в операциях по кризисному реагированию и стабилизации международной обстановки; поддержание внутренней безопасности и оказание помощи населению. Для достижения этих целей в вооруженных силах поддерживается необходимый уровень оперативной готовности.

В мирное время Стратегия определяет такие задачи для вооруженных сил, как обеспечение целостности и нерушимости границ, охрана воздушного пространства и участие в международных операциях, согласно принятым обязательствам.

В случае возникновения вооруженного конфликта малой интенсивности Войско Польское в структуре мирного времени должно быть способно выполнить задачи по защите интересов государства на одном операционном направлении.

При вовлечении Польши в крупномасштабные военные действия на вооруженные силы возложены задачи по удержанию важных стратегических районов страны, принятию сил усиления союзников и участие в стратегической оборонительной операции с целью создания условий для разрешения конфликта на выгодных для польской стороны условиях.

Еще одной важнейшей задачей польских вооруженных сил, согласно Стратегии, является достижение максимальной совместимости с союзниками по НАТО при ведении совместных операций. Для ее решения военно-политическое руководство Польши выделило ряд приоритетных направлений, таких как развитие автоматизированных систем управления класса C4ISR, максимальное соответствие по всем стандартам Альянса, развитие возможностей по транспортировке и обеспечению войск при проведении совместных операций и др.

В документе рассматривается структура польских вооруженных сил, которая должна соответствовать задачам, выполняемым в мирное время, в угрожаемый период и во время их участия в конфликте.

Согласно Стратегии, вооруженные силы состоят из операционных сил, предназначенных для выполнения задач в стране и за ее пределами, в том числе в составе международных коалиционных контингентов, а также сил военной поддержки, которые выполняют задачи по обеспечению операционных сил. Также существует резервный компонент.

В документе определены видовой состав вооруженных сил и предназначение каждого вида, а также организация управления ими в мирное и военное время.

Последняя глава Стратегии посвящена направлениям дальнейшей трансформации вооруженных сил с целью их соответствия изменяющимся вызовам и угрозам. Важнейшим условием для этого, по мнению польского военно-политического руководства, является совершенствование системы планирования в области обороны как внутри страны, так и совместно с союзниками.

Главным направлением трансформации вооруженных сил определяется «внедрение инновационных концепций и доктрин, которые способствуют адаптации вооруженных сил к изменениям в обстановке, с целью приобретения желаемых оперативных возможностей».

В итоге трансформации Войско Польское должно стать «важным инструментом доверия Польше на международной арене». При этом оно должно быть «профессиональным, универсальным, построенным по модульному принципу, обладать высокой степенью боевой готовности, насыщенным современными технологиями и военной техникой».

Таким образом, «Оборонительная стратегия Польши» является достаточно серьезно проработанным документом, в котором достаточно четко определены основные угрозы и механизм обеспечения обороны государства. Просматриваются вопросы обеспечения безопасности исходя из военной политики соседей. Между строками явно намекается на Беларусь.

Учтена необходимость инноваций и современного технологического развития. Несколько настораживает стремление к региональному гегемонизму (читай, возрождению исторической значимости как во времена второй Речи Посполитой), что можно расценивать для Беларуси как перспективную угрозу независимости и территориальной целостности.

В то же время, стоит отметить, что Польша, также как и остальные новые члены Альянса, имеет сильную зависимость от США и НАТО в проведении оборонной политики.

Хорошо это или плохо? Если польская сторона будет развивать свои вооруженные силы по направлениям (например, модульно, или отдельные рода войск) исключительно в интересах группировок НАТО, то в вопросах сохранения финансовых средств для поляков это очень даже хорошо.

В то же время, зависимость может обернуться и политической сдачей НАТО своего союзника под напором ряда энергетических посылов для ЕС от той же России («Мюнхенский сговор» – чем не пример европейской «толерантности»?). Тогда Польша, не развив свой сугубо национальный оборонительный потенциал, обречена на не совсем оптимистичные времена.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Военно-доктринальные взгляды Литвы, Латвии, Польши


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.