Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Кремлевские кланы: вчера и сегодня

  • Кремлевские кланы: вчера и сегодня
  • Смотрите также:

Клановые группировки в высшей российской власти выявлялись посредством анализа биографий представителей политической элиты. Обнаруживаемые групповые совпадения в анкетных данных позволяли сделать предположение о наличии структур соответствующих кланов.

Для рассмотрения были взяты советский и постсоветский периоды истории. Эмпирическим материалом для определения персоналий политической элиты, применительно к советскому времени, послужили составы Центрального Комитета КПСС, РКП(б), ВКП(б). Они переизбирались на каждом партийном съезде. Последние перевыборы состоялись на XXVIII съезде КПСС в 1990 г. Применительно к постсоветскому периоду для анализа политической элиты использовались данные рейтингов ста ведущих политиков.

Выявление возможных кланов осуществлялось прежде всего через установление общности в биографии национального политического лидера и представителей правящей элиты. В качестве критерия клановости была взята земляческая принадлежность. Представитель элиты рассматривался в качестве представителя правящего клана в том случае, если он жил и работал там же, где и соответствующий лидер государства (рис. 1).

Рис. 1 Коэффициент клановости в истории Российского государства

Для ленинского периода такого рода клановым идентификатором являлось нахождение в политической эмиграции. Первоначально политэмигранты составляли более трети состава большевистского ЦК. При рассмотрении феномена внутрипартийной борьбы наличие этой группировки удивительным образом оказалось вне внимания историков. Она явственно обнаруживается при помощи примененной в настоящем исследовании методики расчета коэффициента клановости.

Актуализировавшаяся стоящая перед большевиками задача строительства новой государственности объективно вела к снижению влияния связанных с внешними силами политэмигрантов. К концу Гражданской войны их долевое представительство в ЦК сократилось до одной пятой части. На уровне высшего эшелона партии велась борьба между национальной (национал-большевистской) и политэмигрантской (интернационалистской) группировками. В сталинский период она завершилась окончательным разгромом клана бывших политэмигрантов.

Применительно к периоду правления И.В. Сталина интересна проверка тезиса о наличии в высших эшелонах партии особой грузинской группировки. В нее, при соответствующем расчете, зачислялись не только этнические грузины, но и представители других национальностей, проживавших в разные годы на территории Грузии. Максимум грузинского представительства был достигнут в 1930-е гг., не превысив при этом 7%.

Коэффициент клановости в сталинский период был в пять раз ниже, чем в ленинский период, в 4,8 раза ниже, чем в хрущевский и в 2,1 раза — чем в брежневский. Полученные результаты позволяют утверждать, что режим И.В. Сталина не имел выраженной клановой опоры.

Кадры подбирались по иному принципу, скорее с позиций профессиональной пригодности. А режим личной преданности достигался путем нависавшей угрозы репрессии.

Важен современный вопрос: возможно ли заменить неприемлемую внезаконную репрессионную систему стимулирования профессиональной эффективности иным легитимным современным принципом?

Представляется, что вполне. Однако это возможно либо внешним по отношению к элите способом — например, настоящей выборной ротацией. Либо внутренним личным, жестким лидерским механизмом, что, по-видимому, представляет собой явление довольно редкое и случайное. Кроме того, для подобного шага должен иметься соответствующий кондиционный лидер.

Следовательно, политическая успешность не обязательно сопряжена с наличием мощного и развитого клана политического лидера.

Это, опять-таки, вопрос оптимизации фактора. Наличие целенаправленной кадровой политики позволяет, как в сталинском случае, опираться не на кланы, а на более широкие слои новопривлеченных дееспособных управленческих кадров.

Хрущевский период характеризуется восстановлением клановых механизмов кадровой инкорпорации. Представительство правящего клана вновь достигло трети состава ЦК. Для упрочения своего положения в борьбе с оппонентами Н.С. Хрущеву требовалась персональная кадровая опора. Она была найдена прежде всего в политических кадрах Украинской ССР. В совокупности с выходцами из Курской области (родины Первого секретаря ЦК) они составили хрущевский клан. Резкая клановизация высшей власти в 1950–1960-е гг. обернулась в итоге ее депрофессионализацией, снижением качества государственного управления и командным крахом. Урок, который, как будет видно в дальнейшем, очень поучителен для современной властной формации.

Брежневский клан кооптировался по регионам партийной карьеры будущего Генерального секретаря — Днепропетровская область, Молдавская ССР, Казахская ССР. Подавляющее большинство в нем занимали выходцы из Днепропетровска. Тезис о существовании «днепропетровского клана» находит, таким, образом, статистическое подтверждение. Коэффициент клановости при Л.И. Брежневе был, правда, заметно ниже, чем при Н.С. Хрущеве. Тем не менее, он фактически вдвое превышал условное 10-процентное пороговое значение. Характерно, что широкая днепропетровская инкорпорация в ЦК началась еще до брежневского избрания. Это говорит о том, что и клан приводил к власти новых лидеров, а не сами только лидеры создавали под себя соответствующие клановые структуры.

Одной из причин политического поражения М.С. Горбачева явилось отсутствие собственной политической команды. Горбачевский клан, кооптировавший выходцев со Ставрополья и выпускников МГУ, имел показатель коэффициента клановости около 5%. Это минимальное значение на всем рассматриваемом временном интервале. За спиной М.С. Горбачева не обнаруживается какой-либо мощной клановой структуры. Известно, какое сопротивление политике М.С. Горбачева на местах оказывали сложившиеся региональные клановые группировки. Исторический опыт лишения М.С. Горбачева власти указывает на риск и при отсутствии у государственного лидера собственной политической команды. События 1991 г. обнаружили дефицит горбачевской кадровой опоры.

Постсоветский период высших властно-управленческих кадров характеризуется новой волной клановизации. До трети представителей политической элиты в современной России составляют лица, происхождение или трудовая деятельность которых связаны с Петербургом (Ленинградом). Понятие «ленинградский клан» является на сегодня достаточно устойчивым в политологической литературе.

По уровню кланового представительства в высшей власти Российская Федерация вышла на максимальный в истории показатель, соответствующий периодам революции и хрущевской кадровой ротации.

Снижение профессиональных качеств кадров при такой модели ротации политических элит является вполне прогнозируемым и закономерным результатом, который, по опыту хрущевского периода, ведет только к одному: снижению качества государственного управления — вплоть до краха команды.

Современные клановые инкорпорации в политическую элиту не ограничиваются петербургским представительством. Известным современным феноменом является широкое введение на уровень высшей власти бывших и действующих представителей органов госбезопасности и силовых правоохранительных структур. Их удельный вес в современной политической элите находится на беспрецедентно высоком уровне, превышая четверть всего истэблишмента. Доля представительства указанных ведомственных кланов пятикратно превышает показатели сталинского периода. Характерно также то, что удельный вес соответствующего клана сохраняет тенденцию роста, увеличившись за 2000-е гг. на 11%.

Еще более впечатляющим является рост представительства в высшей политической власти лиц, деятельность которых связана с банковскими структурами и крупным бизнесом. Уже к 2000 г. оно составляло более трети состава российского правящего класса. К 2010 г. этот показатель и вовсе достиг половины всего истэблишмента. Несмотря на реляции о победе над олигархическим капитализмом образца 1990-х гг., подлинный облик власти позволяет констатировать прямо противоположную тенденцию. Финансовая олигархия составляет сегодня реальность современного функционирования и кооптирования российской власти.

***

Определенным индикатором начала внутренних трансформационных процессов в правящей политической элите являются новые назначения. Сохраняется ли в ней прежняя (землячество, олигархат, спецслужбы, этничность) модель клановости? В перечне новых назначений во власть сохраняется доминанта крупного бизнеса и «ленинградцев». Однако при этом обнаруживается исчезновение компоненты, связанной со спецслужбистским прошлым. Очевиден происходящий процесс изменения в системе власти. В этом процессе, вероятно, и будет заключаться исток конфликта в последующем. С одной стороны — силовики, связанные со структурами государственной безопасности, а с другой — финансовые олигархи. По этому разлому и пройдет линия столкновения. Временная коалиция путинского периода вероятнее всего не будет продолжительной.

Исходя из клановых интересов, возможно предположить два сценария развития ситуации. Первый определяется курсом либеральной модернизации. Он уже достаточно определенно декларирован в выступлениях ИНСОРа. Прямыми его интересантами выступают интегрированные в мировой транснациональный бизнес представители финансовых кругов.

Второй сценарий представляет собой курс на этатизацию, связанную с интересами силовиков. Наступает время, когда назревает необходимость определиться. До 2010 г. формулой дня был компромисс между идеями либерализма и сильного государства. Но время противоречивой модели, основанной на конъюнктурном консенсусе, прошло. Союз «и» в новой постановке вопроса должен быть заменен на «или». Прежнее договорное основание — «и либерализм, и сильное государство» — явно не работает. 

Псевдомодель страны нежизнеспособна. Вызов реальности заключается в выборе: «или либерализм, или сильное государство».

Инициатива разрушения консенсуса исходит от олигархической клановой группы. Она нанесла первый удар. Так, за намерением преобразовать МВД прослеживается вполне определенное стремление отстранить от управления полицейскими структурами людей, пришедших к руководству ведомством из органов госбезопасности.

Безусловно, политическая команда является необходимым условием эффективного властного функционирования. Однако формироваться она может различными способами. Клановая модель ее формирования действует в тех случаях, когда отсутствует эффективная кадровая политика. И, напротив, при наличии более менее оптимальных по профессиональной фильтрации механизмов селекции кадров кланы уменьшают по отношению к политическому лидеру свою актуальность.

Использовавший клановые структуры в своих интересах политический лидер рискует, сталкиваясь с вероятностью со временем превратит 1000 ься в заложника кланов.

В борьбе с финансовыми олигархическими группировками, олицетворяемыми фигурами Березовского, Смоленского, Ходорковского и Гусинского, В.В. Путину требовалось найти собственную клановую опору. Такая опора была, очевидно, найдена в лице земляческого ленинградского и ведомственного клана выходцев из служб госбезопасности. И это было вполне рационально.

Однако в дальнейшем все более актуализировалась задача проведения преобразований государства. Вросшие в существующую систему распределения ресурсов политические кланы оказались одним из основных препятствий модернизации. Назревшие системные преобразования вступили в противоречие с групповыми клановыми интересами. Движение вперед стало возможно только при преодолении политическим лидером сохраняющейся неформальной зависимости от кланов. Такая задача может быть реализована при запуске в действие альтернативных неклановых механизмов кадровой ротации.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Кремлевские кланы: вчера и сегодня


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.