Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Нина жена Александра Грибоедова

  • Нина  жена Александра Грибоедова
  • Смотрите также:

Судьба позволила Нине Александровне Грибоедовой быть рядом со своим гениальным мужем короткое, вопиюще короткое время, и вряд ли в полной мере она сознавала уникальность своего положения, открывающего путь в бессмертие без, казалось бы, видимых собственных заслуг. Без видимых — кроме любви.

185 лет назад русский писатель и дипломат Грибоедов Александр Сергеевич (4 (15).1.1795, Москва, — 30.1 (11.2). 1829, Тегеран) был убит фанатически настроенной толпой... В Иран он был направлен в апреле 1828 года полномочным министром-резидентом. В качестве посла Грибоедов проводил твёрдую политику. «Уважение к России и к ее требованиям, вот мне что нужно», — говорил он. По пути в Иран Грибоедов провёл несколько месяцев в Грузии и женился на Нине Чавчавадзе, дочери своего друга, грузинского поэта. Женщина, которой по воле капризницы-судьбы была уготована участь стать спутницей жизни человека великого, автоматически оказывается в поле ревнивого внимания обывателей. И чем внушительнее талант, тем, обычно, строже спрос современников и потомков с его избранницы. С придирчивым вниманием всматриваются наши современники и особенно современницы в грациозные линии юных дев, запечатлённые немногочисленными портретами, сочувственно скользят взором по их умудрённым жизненным опытом лицам, сохранённым редкими фотографиями.

Нина Александровна Чавчавадзе-Грибоедова избежала порицания потомков, а скорее всего, просто не успела его «заслужить». Со своим суженым она познакомилась ещё будучи игривым, непоседливым ребёнком, когда в гостеприимном родительском доме генерал-майора русской армии и по совместительству известнейшего грузинского поэта, князя Александра Гарсевановича Чавчавадзе стал бывать блестящий петербуржец, успешный дипломат, непревзойдённый литератор и талантливый музыкант Александр Сергеевич Грибоедов. Отец князя Чавчавадзе в своё время приложил немало усилий для устройства Грузии под спасительное крыло Российской империи. Его единственный сын появился на свет в Петербурге, получил прекрасное образование и, поступив на военную службу, проявил себя с самой лучшей стороны, особенно отличившись в кампании 1812 года.

Военную карьеру Александр Гарсеванович успешно сочетал с ответственными административными должностями, активной общественной деятельностью и вдохновенным поэтическим трудом. Из-под его пера выходили не только собственные произведения, но и весьма удачные переводы, в том числе и пушкинских шедевров. Двери своего дома князь широко распахнул для всего достойного и небесталанного, откуда бы оно ни было родом, и силой своего высокого убеждения, скорее невольно, чем сознательно, сделался своеобразным соединителем культур, в первую очередь грузинской и русской.

Вот и Грибоедов, оказавшись в 1822 году в Тифлисе в результате назначения на дипломатическую должность при кавказском наместнике А. П. Ермолове, не мог пройти мимо чавчавадзевской гостиной. Общность взглядов и волнующих тем послужила верной основой для быстрого дружеского сближения двух поэтов. Александр Сергеевич так часто захаживал в княжеский дом, что совершенно перестал смущать младшую дочь хозяина — княжну Нину. Десятилетняя девочка уважительно величала милого гостя Александром Сергеевичем, детским чутьём улавливая доброту его сердца. Между тем свободный, глубокий, ироничный ум этого человека был проницателен, строг и казался лишённым всякой сентиментальности. Свои чёткие, выпестованные напряжённой внутренней работой представления он не торопился подстраивать в угоду изменчивым внешним обстоятельствам, а дипломатический опыт позволял мастерски владеть своими эмоциями. Посещая дом тифлисского друга, Грибоедов давал уроки игры на фортепиано маленькой княжне, и Нина старательно выполняла задания великодушного друга отца.

Прошло шесть лет... Взращённое в любви прелестное дитя вытянулось в прекрасный цветок с тонким гибким стебельком и нежными лепестками, готовыми в любой момент раскрыться от ласкового прикосновения. Именно такой увидел Александр Сергеевич повзрослевшую Нину в доме её крёстной. Сидя за обеденным столом напротив своего учителя из такого недавнего и всё же уже далёкого детства, девушка трепетала под удивлённо-восхищённым взором, отвести который дипломату не помогало даже отменное воспитание. Не в силах совладать с нахлынувшими чувствами, Грибоедов, выходя из-за стола, взял Нину за руку и сказал ей по-французски: «Пойдёмте со мной, мне нужно что-то сказать вам». То, что произошло потом, достойно пера лучших романистов, но простодушное описание влюблённого дипломата как нельзя лучше передаёт всю степень накала страстей этого судьбоносного момента: «...мы <...> вошли в комнату, щёки у меня разгорелись, дыханье занялось, я не помню, что я начал ей бормотать, и всё живее и живее, она заплакала, засмеялась, я поцеловал её, потом <...> нас благословили».

Безумному восторгу, накрывшему с головой обоих, предшествовали сердечные муки не одного завидного кавалера прелестной Нины, среди которых особо выделялись безответные чувства Сергея Ермолова — сына знаменитого генерала. Но непостижимо-обаятельный Александр Сергеевич оказался для юной княжны вне конкуренции. 22 августа (3 сентября) 1828 года в Сионском кафедральном соборе Тифлиса состоялось венчание. Жених, страдавший приступами малярии, уронил во время обряда кольцо. Что уж говорить, — знак не добрый!..

За свадебными торжествами последовал краткий миг, апофеоз семейного счастья. «Медовая» неделя пролетела в Цинандали — родовом имении князей Чавчавадзе. Свою возлюбленную жену Грибоедов называл «Мадонной Мурильо», что так соответствовало девственно-невинному облику 16-летней княжны с чарующими тёмно-карими глазами. А потом всё было подчинено исполнению служебного долга Александра Сергеевича — полномочного представителя Российской империи в Персии, и молодая чета в сопровождении большого каравана двинулась к Тегерану. Ночевать приходилось в шатрах, на продуваемых холодными ветрами горных кручах. Рядом с мужем юная княжна не замечала трудностей и старалась ему не мешать, когда Грибоедов садился делать записи в своём путевом журнале.

Вот наконец и Тавриз. Нина уже на пятом месяце беременности и тяжело переносит своё состояние. В Тегеране ей лучше не появляться, и в последних числах декабря 1828 года Грибоедов отбыл в персидскую столицу один, без супруги, рассчитывая вернуться к ней максимум через месяц. Терзаемая волнениями, Нина осталась в Тавризе пленницей посольской резиденции, довольствуясь единственным общением, впрочем, весьма приятным, с семьёй английского консула. Она ждала мужа, как, наверное, никто никогда никого не ждал. Он тоже безмерно тосковал, стараясь дотянуться до любимой ласковыми посланиями, писанными в перерывах принципиального отстаивания интересов родины. С неподкупной твёрдостью Грибоедов требовал от персов возврата пленных — российских подданных — и уплаты контрибуции согласно Туркманчайскому договору.

Из персидской столицы он послал жене отделанную фарфором чернильницу с выгравированной надписью на французском языке: «Пиши мне чаще, мой ангел Ниноби. Весь твой, А. Г. 15 января 1829 года». А через пятнадцать дней произошла всем известная катастрофа. Благая ложь родных не могла долго хранить душевный покой несчастной Нины, не находящей объяснение молчанию мужа. Узнав убийственную правду, 16-летняя вдова облачилась в траур и уже не снимала его до конца своих дней. Жестокая судьба не позволила ей даже иметь ребёнка от любимого. Недоношенный мальчик, окрещённый Александром, умер через час после рождения.

Вдова Грибоедова продолжала жить, заботиться о своих близких, заниматься благотворительностью, но никогда уже не взбиралась она на вершину счастья, так легко и неожиданно покорившуюся ей в юную, почти детскую пору. Люди, вполне достойные, то и дело добивались расположения «Чёрной розы Тифлиса», но её сердце хранило молчание. Нет, она «не была ни ханжой, ни скучной моралисткой, ни синим чулком и всегда охотно отзывалась на шутку и весёлость в разговоре». Боль пережитой трагедии открытая людям душа переплавила в светлые воспоминания о незабвенном супруге. Её рассказы рисовали человека сильного духом, бесподобно собой владеющего, но при этом обуреваемого страстями. Присев к фортепиано, она любила наигрывать чарующие грибоедовские композиции, бережно хранимые её преданной памятью. Многие из них не были доверены бумаге, и Нина Александровна навсегда унесла их с собой.

Шло время, а Нина Грибоедова-Чавчавадзе так же, как в первые годы своего вдовства, вновь и вновь поднималась на возвысившуюся над Тифлисом священную гору Мтацминда, чтобы поклониться праху единственного в своей жизни возлюбленного. В мае 1857 года, погостив в Петербурге, в котором ранее ей бывать не приходилось, Нина Александровна вернулась домой. Взволнованная впечатлениями, она была весела, бодра, и кто мог подумать, что ненадолго заглянувшая в Тифлис холера в свои малочисленные жертвы выберет и её — добродетельнейшую всеобщую любимицу. Умирая, вдова Грибоедова попросила похоронить её рядом с мужем. «О ней нельзя было не плакать, — вспоминал современник, — то было существо, редко встречавшееся на белом свете: она вся преисполнена была любовью».

Яркая, как вспышка молнии, и столь же короткая история супружества Нины Чавчавадзе на первый взгляд стоит гордым особняком среди пёстрого многообразия женских судеб. И всё же жизнь Натальи Николаевны Гончаровой-Пушкиной-Ланской, при всей её внешней несхожести с преданным вдовством Нины Александровны, перекликается с ним в главном — в неодолимости трагического рока, погубившего двух гениальных Александров Сергеевичей. Бессмертие получилось разным: с горьким привкусом вины и светлой сострадательной печалью.

Судьба позволила Нине Александровне Грибоедовой быть рядом со своим гениальным мужем короткое, вопиюще короткое время, и вряд ли в полной мере она сознавала уникальность своего положения, открывающего путь в бессмертие без, казалось бы, видимых собственных заслуг. Без видимых — кроме любви.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости культуры | |

Подписка на RSS рассылку Нина жена Александра Грибоедова


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.