Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Луганские и российские казаки на службе у нацистов

  • Луганские и российские казаки на службе у  нацистов
  • Смотрите также:

Георгиевские ленточки во время Второй мировой носили разве что «казаки, служившие Великой Германии». Сейчас из этих людей при содействии власти Луганщины создается героический образ Донского казачества, которое всегда преданно служило «родному отечеству».

9 мая мы празднуем победу над злейшим врагом человечества - гитлеровской Германией. Чествуем тех, кто не жалея собственной жизни, сделал свой вклад в эту победу. Но должны знать и тех «борцов за отечество», участие которых в этой войне сознательно не обнародуется.

При содействии бывших секретарей коммунистической партии и комсомола, нынешних чиновников, на Луганщине настойчиво создается героический образ Донского казачества, которое всегда преданно служило «родному отечеству». Вместе с тем тщательно замалчивается служба дончаков гитлеровской Германии во время Второй Мировой войны.

А рассказать есть о чем. Ведь в составе Вермахта и войск СС воевали многочисленные казацкие полки, дивизии и даже корпуса.

На оккупированных немцами территориях действовали казачьи полицейские батальоны, которые имели главной задачей борьбу с партизанами. Казаки этих батальонов часто служили надзирателями военнопленных красноармейцев.

При немецких комендатурах были казацкие сотни, которые выполняли полицейские задачи. Две такие сотни донские казаки имели в станице Луганской и еще две - в Краснодоне. Многие беды от них претерпело гражданское население Луганской области, а также местные партизаны и подпольщики, которые оказывали сопротивление гитлеровцам.

12 августа 1942 года, возле хутора Пшеничного Станично-Луганского района, казаки-полицаи вместе с немцами разгромили партизанский отряд, которым командовал И.М.Яковенко.

Казаки с нацистскими нашивками

В конце сентября 1942 года в городе Краснодоне на Луганщине была создана подпольная молодежная организация «Молодая гвардия», которая начала борьбу с немецкими захватчиками. А 24 октября 1942 года в Краснодоне состоялся «казачий парад», которым донские казаки показали свою преданность гитлеровскому командованию и немецкой администрации.

«На торжестве присутствовали 20 представителей немецкого военного командования и местных органов управления. С патриотическим рещами перед казаками выступили бургомистр Краснодона П.А. Черников, атаман Гундоровской станицы Ф.Г.Власов, старый казак Г. Сухоруков и немецкий офицер.

Все выступавшие были единодушны в своем призыв к казакам - установить тесное сотрудничество с немцами-освободителями и ибъединить усилия в борьбе против Советов, большевизма и войск Красной Армии.

После молебна за здравие казаков и скорую победу германской армии было зачитано и принято приветственное письмо Адольфу Гитлеру».

Вот отрывок из этого письма:

«Мы, Донские казаки, остатки уцелевших от жидовско-сталинского жестоко террора своих соотечественников, отцы и внуки, сыновья и братья погибших в ожесточенной борьбе с большевиками и замученных в сырых подвалах и мрачных застенках кровожадными палачами Сталина, шлем Вам, великому полководцу, гениальному Государственному деятелю, строителю Новой Европы, Освободителю и другу Донского казачества, свой горячий Донской казачий привет!

Смерть Сталину и его опричникам! Хайль Гитлер! Да здравствует Гитлер! Да здравствует наш организатор и полководец казак-генерал Петр Краснов! За окончательную победу над нашим общим врагом!

За Тихий Дон и донских казаков! За германскую и союзные Армии! За вождя Новой Европы Адольфа Гитлера - наше могучее, сердечное казачье «ура!».

Пример старших последовали «молодые казачата».

«В газете «Новая жизнь» № 54 от 20 декабря 1942 года опубликовано письмо Адольфу Гитлеру, «вождю великого немецкого народа» от учеников станицы Луганской: «Мы, ученики специальной сельскохозяйственной школы станицы Луганской, шлем горячий привет нашему Освободителю Адольфу Гитлеру».

В продолжении письма говорилось об обязательстве учеников этой школы «стать такими же культурными, как немецкий народ».

От декабря 1942 года рядом с Краснодоном, в городе Каменске-Шахтинском Ростовской области, казачьей конвойной сотней при немецкой комендатуре командовал Т.Н.Доманов, который впоследствии занял должность «Походного Атамана Донского казачества» - после гибели С.В.Павлова в 1944 году.

Этот казацкое подразделение было создано еще в конце июля 1942 года. В его составе было немало выходцев из Гундоровской станицы (сейчас город Донецк Ростовской области).

«Казаки конвойной казачьей сотни принимали участие в охране железной дороги, несли дозорную службу, прочесывали лес на левом берегу Северского Донца в поисках бежавших советских военнопленных. В январе-феврале 1943 года эти же казаки рыскали по станице Гундоровской и по хуторам в поисках подпольщиков из разгромленной краснодонской «Молодой гвардии».

«...В июле 1942 года в Урывский лес в города Каменска-Шахтинска зашел один из артиллерийских полков Красной Армии, чтобы укрыться днем ??от мессеров. Житель хутора Урывского, будущий полицай, выдал немцам советских артиллеристов.

Немцы, жалея живую силу своих войск, развернули орудия и танки в сторону леса и стали методично вести огонь по притаившимся в лесу красноармейцам. Это Был не бой, а полное уничтожение всего живого в этом лесу.

Эта история очень похожа с историей Ерохинской балки в том же районе и в тот же период - июль 1942-го; такое же предательство казака-полицая из хутора Ерохина. Там немцы поставили на пригорке орудия и минометы и стали методично уничтожать все живое, что находилось в районе балки. Потом в район балки пошли легкие танки и из пулеметов расстреливали разбегающихся по полю красноармейцев».

Много немецких коллаборационистов было и среди кубанских, терских, уральских, сибирских, астраханских и других казаков - но во всех казачьих формированиях, служивших гитлеровской Германии, подавляющее большинство воинов составляли именно донские казаки.

Коллаборационизм среди донского казачества был массовым.

«Первоначально справа на груди у всех казаков красовались специально разработанные для воинов с Востока эмблемы в форме вписанной в ромб свастики-коловрата с горизонтальными крылышками, но с 1943 года они перешли на ношение стандартного вермахтовского орла со свастикой-коловратом в когтях.

Казаки 5-го Донского конного полка И.Н.Кононова носили на головных уборах серебряную мертвую голову (от нем. Тотенкопф) так называемого прусского типа - символ верности до гроба.

У казаков караульных эскадронов на рукавах мундиров и шинелей ниже локтя были георгиевские черно-оранжевые шевроны углы острием вверх.»

Формирование казачьих частей осуществлялось под руководством начальника Главного управления казачьих войск Имперского Министерства Восточных оккупированных территорий Германии генерала Вермахта Петра Николаевича Краснова.

По составленной им присяге казаки, как и он сам, клялись на верность «Фюреру германского народа Адольфу Гитлеру». А вот некоторые высказывания П.Н. Краснова:

«Здравствуй, фюрер, в Великой Германии, а мы казаки на тихом Дону. Казаки! Помните, Вы не русские, вы казаки, самостоятельный народ. Русские враждебны Вам.

Москва всегда была врагом казаков, давила их и эксплуатировала. Теперь настало время, когда мы, казаки, можем создать свою независимую от Москвы жизнь.

Русских необходимо запереть в рамки старого Московского княжества, откуда началось продвижение московского империализма. Да поможет Господь немецкому оружию и Гитлеру!».

30 марта 1944 года Главное управление казачьих войск переведено из Имперского Министерства Восточных оккупированных территорий Германии в Главное управление СС Третьего Рейха.

Памятник генералу Краснову в станице Еланской Ростовской области. 2010 год

К сведению читательской общественности предлагаю один из приказов П.Н. Краснова, которые он рассылал по Берлину. 20 июня 1944года этот «казак-генерал» написал:

«Майор Миллер телеграммой от 19-го сего июня сообщил мне, что Походный Атаман полковник Павлов в бою с партизанами западнее Городища, 17-го сего июня, пал смертью храбрых.

Полковник Павлов с самых первых дней соединения Донских казаков с Германской армией для общей борьбы с большевиками, с лета 1942-го года, то-есть, в течение двух лет мужественно и доблестно, все время ведя непрерывные бои с врагами казачества, создал казачьи части, воспитывал их и обучал. Смерть его - невознаградимая потеря для казачества и для родного его Донского Войска.

Скорблю с родным мне Донцом над могилой павшего героя великой войны с большевиками, горжусь тем, что Войско имело его в своих рядах в такие трудные боевые времена. Его вдове Феоне Андреевне Павловой приношу мои глубочайшие соболезнования в постигнувшей ее утрате. Пусть будет ей и ее дочери утешение, что их муж и отец умер такой почетной, настоящей казачьей смертью.

За подвиги, совершенные во время долгого похода в боях казаков, предводительствуемых Походным атаманом Павловым, посмертно произвожу его в генерал-майоры, что внести в его послужной список».

Как отметил П.Н. Краснов, широкое сотрудничество с гитлеровцами казаки начали летом 1942 года, однако несколько казачьих частей появились в составе немецкой армии уже в 1941 году:

«102-я добровольческая Казачья часть И.Н.Кононова при штабе командующего тыловым районом группы армий Центр, казачий разведывательный батальон 14-го танкового корпуса, казачий разведывательный эскадрон 4-го охранного самокатного полка, казачий разведовательно-диверсионный отряд разведывательной абверкоманды НБО».

22 августа 1941 года на службу к гитлеровцам перешел командир 436-го полка 155-й стрелковой дивизии Красной Армии И.Н. Кононов. Вместе с ним к немцам перешла большая группа бойцов и командиров этого полка. Сразу после этого Кононов предложил им создать добровольческую казачью часть для борьбы против Красной Армии.

Получив на это согласие немецкого командования, он сформировал ее уже до 28 октября 1941 года, под номером 102, в составе двух кавалерийских эскадронов, двух эскадронов самокатчиков, одного пушечного взвода на конной тяге и одного взвода противотанковых орудий. Эта воинская часть начала создание 5-го Донского казачьего конного полка.

«Когда в середине октября 1941 года части 14-го немецкого танкового корпуса подошли к реке Миус, за линией фронта, в тылу Красной Армии, уже шло сражение. Будучи уверенным в том, что бой ведут немецкие подразделения воздушных десантников или моторизированный части, каким-то то образом попавшие в окружение, танкисты поспешили на помощь.

Каково же было их удивление, когда они обнаружил, что «немецким десантниками», атаковавшими оборонительные порядки Советской армии с тыла, оказалась казачья сотня под командованием потомственного донского казака - старшего лейтенанта Николая Назаренко. В середине октября эта группа в качестве маршевого батальона была направлена ??на 1000 реку Миус, где заняла позицию в тылу советской 9-й армии.

Сам отряд к тому времени представлял собой довольно внушительную силу, в Таганроге все его бойцы были полностью экипированы стрелковыми оружием и достаточным количеством боеприпасов, а также продовольствием и медикаментами. К тому же по прибытии на место в качестве усиления отряду были приданы 5 артиллерийских орудий.

Дождавшись удобного момента, Назаренко приняли решение «нанести удар в спину» советским подразделениям и прорваться навстречу наступающим немецким танковым частям.

К несчастью для казаков, за несколько часов до атаки была проведена перегруппировка войск, и сразу несколько советских полков оказались в тылу отряда мятежников. Взяв «добровольцев» в кольцо, они принялись методично их уничтожать, но здесь-то и подоспела долгожданная помощь с немецкой стороны, спасшая отряд казаков-коллаборационистов.

В немецких документах отряд Назаренко значился как «казачий разведывательный батальон 14-го танкового корпуса Вермахта». Все казаки получили со склада немецкую униформу и стрелковое оружие. Единственным их отличием от немецких солдат стали большие белые нарукавные повязки с нашитой на них черной буквой «К», а у Назаренко на немецкой офицерской фуражке была сине-красная кокарда Донского войска.

«...В ноябре 1941 года казаки станицы Синявской при подходе немецких войск перебили местную власть, забрали все имеющееся в наличии оружие и ушли в Донские плавни, где и дождались прихода немецких войск.

Обратившись к освободителям с речью, они попросили посодействовать им в создании казачьей сотни. Немцы удовлетворили их просьбу и снабдили казаков лошадьми и оружием.

Вскоре советские войска нанесли контрудар и отбросили противника к Таганрогу. Казаки отступали вместе со своими новыми союзниками, причем уже под официальным названием: казачий разведывательный эскадрон 4-го охранного самокатного полка Вермахта».

Помимо этого в конце 1941 года в составе немецкой армии были созданы и другие казачьи части:

«444-я казачья сотня в составе 444-й охранной дивизии, 1-я казачья сотня в составе 1-го армейского корпуса 18-й армии, 2-я казачья сотня в составе 2-го армейского корпуса 16-й армии, 38-я 9000 казачья сотня в составе 38-го армейского корпуса 18-й армии, 50-я казачья сотня в составе 50-го армейского корпуса 18-й армии».

А в мае 1942 года по одной казачьей сотне создано во всех армейских корпусах 17-й полевой армии Вермахта и две казачьи сотни - при штабе этой армии.

Летом 1942 года сотрудничество казаков с гитлеровцами приобрело иное качество. С тех пор в составе войск Третьего Рейха создавались уже не казацкие сотни, а казацкие полки и дивизии.

Современная российская власть и ее холуи в Украине нещадно клеймят немецких коллаборационистов во всем мире, но никогда не упоминают русских казаков-коллаборационистов.

В Москве, у храма Всех Святых, возведена мемориальная плита П.Н.Краснову, казацким генералам, атаманам и воинам 15-го казачьего кавалерийского корпуса войск СС, служивших гитлеровской Германии. Надпись на этой плите ошеломляет: «Казакам, павшим за веру и Отечество».

За веру, отечество и фюрера

В станице Еланской Шолоховского района Ростовской области можно увидеть памятник генералу П.Н.Краснову. В дополнение к этому в Луганске, на улице имени Карла Маркса, стоит памятный знак, на котором написано: «Казак, отдавший жизнь за Отечество». Надпись почти такая же, как и в Москве. Речь о царских жандармах, белогвардейцах и немецких прислужниках? Да, ими и были донские казаки, эти незваные пришельцы в Луганске!

Во времена Российской империи город Луганск был в составе Екатеринославской губернии, а станица Луганская принадлежала к Области Войска Донского. Однако расположены они почти рядом - в двух десятках километров друг от друга.

Выслуживаясь перед царской властью, донцы неоднократно приходили в Луганск для подавления забастовок и беспорядков среди рабочих города. В мае 1919 года донские казаки, в составе белогвардейской армии Деникина, ворвались в Луганск, сломав сопротивление его защитников.

Сейчас от центра города Луганска до Острой Могилы в его южном пригороде простирается улица Оборонная. Свое название улица получила в честь защитников города, которые оказывали тогда сопротивление деникинской армии.

Бои на Острой Могиле длились с 21 по 30 апреля 1919 года. Там построен величественный памятник защитникам города в 1919 году. Луганск еще раз увидел донских казаков, когда в январе 1943 года они, в составе войска «Великой Германии», бежали на запад от Красной Армии.

На подступах к городу и, в частности, на Острой Могиле, это бегство тогда прикрывали военные части Третьего рейха - освободители Донского казачества. В боях за Луганск против Красной Армии донские казаки «особо не отличились», однако вскоре наверстали это на Миус-фронте.

Хоть бы кто-то из упомянутых луганских чиновников и многочисленных местных «борцов с фашизмом» возмутился этим. «На всех языках все молчит, ибо благоденствует!». Не имеют они и желания сооружать памятники бойцам Красной Армии и гражданским лицам, которые погибли на территории Луганской области от рук воинов казачьих формирований гитлеровской Германии.

Вот как в начале 1943 года донские казаки воевали «за отечество» в ста километрах к востоку от Луганска, в соседней Ростовской области.

«Казаки 1-го Синегорского полка войскового старшины Журавлева в январе 1943 года вместе с немецким войсками держали оборону на правом берегу реки Северский Донец.

Здесь, у хутора Ясиновский, особенно отличилась отдельная сотня под командованием сотника Рыковского, которой удалось в одной из контратак отбросить прорвавшиеся советские войска обратно за реку.

Последних бегущий назад красноармейцев вырубил конный взвод казаков прямо в Донце. Из 800 человек спаслись менее двух десятков. При переформировании казачьих соединений войсковому старшине Рыковскому доверили полк. Есть сведения, что он проучал и красных казаков 5-го корпуса - набраных и одетых в казачью форму кацапов Воронежской, Тамбовской и Ростовской областей».

Заметим, что 5-й кавалерийский корпус Красной Армии имел название «Донской казачий».

В феврале 1943 года сто двенадцатая Башкирская кавалерийская дивизия (впоследствии 16-я гвардейская Башкирская кавалерийская дивизия) Красной Армии участвовала в походе в тылы гитлеровских войск к узловой железнодорожной станции Дебальцево.

Вследствие этого остановилось движение немецких поездов железнодорожным веткам, соединяющих Дебальцево со станциями Никитовка, Алчевск и Петровеньки. Немало потерь гитлеровцы понесли тогда в живой силе и военной технике.

На прорыв из вражеского тыла дивизия двинулась 23 февраля 1943 года. Во время жестокого боя у села Юлин (между поселком Петровским и Штеровка на Луганщине), командир этой дивизии генерал М.М.Шаймуратов получил тяжелое ранение и попал в плен.

«Его схватили немцы и донские казаки, находившиеся на службе у оккупантов. Они втянули генерала в одну из хат, хозяев выгнали. Вместо того, чтобы проявить великодушие к раненому врагу, как требуют правила и обычаи войны, эти люди начали кровавую оргию, штыком выколов ему глаза, на плечах вырезав погоны, а на спине - звезду.

Изуродованное тело похоронили пленные кавалеристы, среди которых был и адъютант комдива - в присутствии хозяйки дома они зарыли под стеной конюшни».

Жителям Луганщины хорошо известно, что с февраля и до августа 1943 года Красная Армия вела ожесточенные бои на Миус-фронте.

Но немногие луганчане знают, что здесь против него, в составе 29-го корпуса 6-й армии Вермахта, воевала «казачья группировка 1-й Донской казачий полк имени атамана М.И.Платова, 17-й Донской казачий пластунски полк Т. Г.Бударина, Отдельный казачий конный полк Шведова, 6-й Семигорьевский казачий пластунский полк, Шахтинский казачий батальон городской полиции».

В этих частях было около восьми тысяч казаков. Более полугода они упорно уничтожали здесь бойцов армии «родного отечества». В составе других немецких частей на Миус-фронте воевали еще I/454-й, II/454-й, III/454-й, IV/454-й и 403-й «казачьи дивизионы».

Бои у Ростова на Дону описаны в воспоминаниях «Дон, Кубань и Терек во Второй мировой войне» другого «казачьего ветерана» - П. Н. Донскова.

«В бою под Батайском в начале февраля 1943 года, при поддержке самолетов германской военной авиации «Люфтваффе», казаки остановили танковый рейд красных силами противотанковой артиллерии, казачьей пехоты, конницы (в том числе конной казачьей полиции), отряда казаков истребителей-танков, вооруженных «противотанковыми кулаками (гранатометами-панцерфаустами, известными в русскоязычной литературе также под названием фаустпатронов) и бутылками с горючей жидкостью.

Оборона города Новочеркасска также была упорной. Казакам удалось разгромить передовые части 2-й гвардейской армии красных и захватить 360 пленных, чем они немало удивили видавших виды немецких офицеров».

При отступлении немцев в 1943 году вместе с войском «Великой Германии» двинулись сотни тысяч казаков и членов их семей, то есть «изменников Родины». Среди этих предателей было 135 850 донских казаков. С территориb Луганской области и здешних конных заводов они погнали на запад огромное количество лошадей и скота.

От Красной Армии казаки бежали тогда двумя путями. Первый путь пролегал северным побережьем Азовского моря, а второй - с Таманского полуострова через Керченский пролив в Крым.

На юге Украины и в Крыму из числа этих нацистских прихвостней немцами тогда были сформированы «Сводная Казачья кавалерийская дивизия полевой полиции «Фон Шуленбург» и Казачья пластунская бригада полевой полиции генерала Духопельникова.

Во время Второй Мировой войны воинами немецкой армии «занималась» полевая жандармерия. Зато полевая полиция отвечала за соблюдение оккупационного режима, а при отступлении немцев она превращала прифронтовую полосу на «Зону выжженной земли».

Бригада полевой полиции была не первым казачьим формированием, которое гитлеровцы создали в Крыму. Еще в декабре 1941 года в городке Тавель Симферопольского района они сформировали «казачий разведывательно-диверсионный отряд разведывательной абверкоманды НБО (от нем.Нахрихтенбеобахтер)».

Отряд был в подчинении командующего германскими военно-морскими силами юго-восточного бассейна, специализировался на военно-морской разведке на Черном, Азовском морях, диверсионной работе против Северо-Кавказского и 3-го Украинских фронтов и борьбе с советскими партизанами.

Эта казацкая часть располагалась в Симферополе до октября 1943 года. В феврале 1942 года в городе Симферополе создан один из эскадронов «казачьего кавалерийского полка «Юнгшульц». Наконец, в августе того же 1942 года из донских и кубанских казаков Симферопольского лагеря военнопленных немцами сформирована «1-я Андреевская сотня казачьего полка особого назначения Абвергруппы-201».

Командовал этой сотней немец - лейтенант Хирш. Она использовалась при разведке ближнего тыла советских войск. Отдельных казаков посылали в советский тыа с диверсионно-разведывательными задачами. Видимо, современные «крымские казаки» являются наследниками этих подонков, потому что других предшественников у них в Крыму не было.

Общее количество казаков, воевавших на стороне Третьего Рейха в 1941-1945 годах, достигало ста тысяч. Эти «борцы за отечество» сражались вместе с гитлеровцами против Красной Армии до последних дней войны. Кровавый след за собой они оставили от Сталинграда до Польши, Австрии и Югославии.

Изложенные выше исторические сведения луганские чиновники не обнародовали. Они проявляют большую осведомленность относительно тех немецких коллаборационистов, которые воевали за тысячи километров от Луганщины, но ничего не знают и не хотят знать о казаках-коллаборационистах Гитлера на местных и соседних территориях.

Несколько слов о «георгиевских ленточках», которые сейчас цепляют в честь победы над гитлеровской Германией во Второй Мировой войне.

Ни один солдат Красной Армии во время войны не получил какой-либо награды или отличия под названием «Георгиевская»:

Георгиевских кресты, наградное оружие и шевроны получали тогда казаки, которые служили «Великой Германии».

Ежегодно 9 мая на Луганщине и, в частности, на Острой Могиле, в Краснодоне и на Миус-фронте, во время торжеств и празднований по случаю Дня Победы, представители власти говорят: «Мы чтимом нашу историю и никому не позволим...».

На почетном месте у них обычно торчат донские казаки с «георгиевскими» «наградами». Не хватает только портретов Краснова, Павлова, Доманова, Кононова и других предводителей донского казачества. «А братия молчит себе, вытаращив глаза! Пусть, говорит, может так и надо». И послушно тоже везде цепляет «георгиевские ленточки».


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости культуры | |

Подписка на RSS рассылку Луганские и российские казаки на службе у нацистов


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.