Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Промышленно-социальный кризис

  • Промышленно-социальный кризис
  • Смотрите также:

Кризис, как это обычно и бывает, подкрался незаметно. Со временем уже подзабылся бунт в Пикалёво, а проблема моногородов обрела хронический характер. Государственные расходы на поддержку таких городов неуклонно снижались, а перспективные планы их развития разрабатывались в огромном количестве. Но вот уже Минэкономразвития предлагает выделить на поддержку моногородов в 2014 году более 51 млрд. рублей, а глава этого ведомства Алексей Улюкаев сообщает о зарезервированных на эти цели в бюджете 100 млрд. рублей.

Для сравнения, за кризисный период 2009-2010 годов на стабилизацию ситуации в монопромышленных центрах правительством было потрачено более 60 млрд. рублей. При этом стоит учесть, что порядка 40 млрд. рублей пришлось на наиболее острые 2008-2009 годы, а после того, как громыхнуло Пикалёво, в бюджете на 2010 год запланировали 27 млрд. рублей. Эти деньги, впрочем, оказались не до конца востребованы, что дало повод тогдашнему главе Минфина Алексею Кудрину заявить как о невозможности переносить невостребованные средства на следующий год, так и об отсутствии перспектив включения данного пункта в проект российский бюджета на последующую трёхлетку. Масла в огонь подлил занимавший на тот момент пост заместителя министра финансов Антон Силуанов, пояснивший, что, как показала практика, эффект использования этих средств практически нулевой.

Выходит, то ли предложения Минрегиона так и не дошли до адресатов, то ли оказались несостоятельными. То ли адресаты не сумели их реализовать. По крайней мере, как следует из распоряжения рабочей группы по модернизации моногородов при правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции, власти моногородов и регионов России, получающих господдержку, должны до марта 2014 года предоставить обновленную документацию по инвестиционным проектам, иначе средства, выделенные на реализацию проектов, будут отозваны.

На сегодняшний день на территории России находится 342 населенных пункта, официально признанных моногородами. Цифра эта, впрочем, достаточно условная, поскольку, по экспертным оценкам, в России насчитывается порядка тысячи проблемных населенных пунктов с действующим или бездействующим градообразующим предприятием. Но, как представляется, проблема даже не в количестве моногородов, а в отсутствии реального плана их спасения.

На сегодняшний день основной поток бюджетных и околобюджетных средств идёт не столько на развитие, сколько на поддержку текущего состояния стабильности. Все разговоры о создании инвестиционной привлекательности моногородов выглядят красиво исключительно на бумаге и разбиваются о суровые жизненные реалии. Пришедшие в упадок производства и значительный отток квалифицированной рабочей силы вряд ли привлекут частный капитал. Следовательно, вся надежда только на государственные инвестиции. А их, как показывает практика, нет и, похоже, не предвидится.

Вряд ли спасут ситуацию и пресловутые 100 млрд. рублей. Даже если распаковать весь 350-миллиардный антикризисный фонд, проблема использования этих средств превратится в отдельную головную боль. И не единственную.

На сегодняшний день моногорода разделены по трём цветным категориям, исходя из темпов и перспектив падения производства и среднего уровня безработицы – зелёный, жёлтый и красный. Иными словами, есть города, обладающие определённым потенциалом диверсификации; относительно стабильные, но не имеющие долгосрочных перспектив; и, соответственно, кризисные.

Если с первыми двумя еще можно подождать, то вот если полыхнут красные, даже ситуация в Пикалёво на их фоне покажется мелким недоразумением. Как пояснил на днях помощник президента РФ Андрей Белоусов, кризисный список расширяется и насчитывает уже около 70 монопрофильных населенных пунктов, где власти практически в ручном режиме пытаются не допустить социально-экономических потрясений. Разумеется, что ни о какой диверсификации производства в этих городах речи не идёт. Вариантов, собственно, не много: либо вкачивать деньги в социальное обеспечение горожан, либо ликвидировать город.

С первым пунктом всё понятно, он дополнительных комментариев не требует. С ликвидацией куда как сложнее. Ликвидация города – вещь крайне затратная. По некоторым оценкам, такая операция обойдётся бюджету более чем в 100 млрд. рублей на один ликвидируемый моногород. Стало быть, нужны другие, менее затратные пути. Например, расселение.

Об этом ещё в 2009 году говорил занимавший тогда пост президента Дмитрий Медведев, предлагая, в случае отсутствия перспектив для развития моногородов, содействовать переселению их жителей. Нужно помочь людям переехать в более благоприятные для жизни и работы места, – заявил тогда президент.

В 2013 году со своими идеями по этой теме выступило Министерство труда. Чиновники предложили выделять на каждого человека пособие в размере 200 тысяч рублей и 300 тысяч рублей на семью, если они захотят переселиться в другой регион России. Тем, кто согласится осваивать Дальний Восток, полагается по 400 тысяч на человека и 800 тысяч рублей на семью. Для федерального бюджета такая операция обошлась бы в 14,5 млрд. рублей. Ещё 4 млрд. рублей должны будут добавить региональные бюджеты. Но проблема в том, что,

во-первых, эти суммы рассчитаны на переселение лишь 60 тысяч человек; во-вторых, учитывая все расходы на переезд и обустройство на новом месте (включая проблему жилья), они не такие уж большие.

Ещё одну идею подали подопечные Олега Дерипаски. Согласно проведённому экспертами компании Базовый элемент исследованию, только 45 % кризисных моногородов обладают потенциалом индустриальной диверсификации. В 20 % моногородов, в которых градообразующие предприятия закрываются и нет потенциала для формирования новой экономики, требуется применение новой для России модели городского управления – управляемого сжатия, а в ряде случаев – ликвидация. Собственно, в случае применения стратегии управляемого сжатия речь идёт о той же самой ликвидации. В частности, под сжатием имеется в виду контролируемое за счет миграции сокращение численности населения города до оптимального размера с учетом состояния городской экономики при обеспечении социальных гарантий жителям, которые остаются в городе. Грубо говоря, в городе создаются такие условия, при которых людям ничего не остаётся, кроме как бежать. И не исключено, что в итоге может возобладать именно такая стратегия.

Адекватно решить проблему моногородов может только новая индустриализация и, как следствие, создание новых рабочих мест. Но бизнес явно не рассматривает эти города в качестве потенциальных инвестиций, а у государства нет ни денег, ни желания, ни реальных возможностей реализовать данную стратегию. Точнее, возможности есть, но для этого потребуется качественный пересмотр всей экономической политики страны.

В итоге прямое государственное финансирование сократилось до 1,5 млрд. рублей в 2011 году, а к 2013 году бюджетный поток и вовсе иссяк. Впрочем, весной 2013 года Минрегион отчитался о проделанной работе по разработке перечня мер обеспечения стабильного развития моногородов на 2013-2018 годы. По словам главы ведомства Игоря Слюняева, экспертами были отобраны 13 типовых инвестиционных проектов для реализации в монопрофильных муниципальных образованиях, а Внешэкономбанк сформировал портфель перспективных инвестиционных проектов для моногородов. Сегодня реализуется 20 инвестиционных проектов на общую сумму 228 млрд. рублей, – оптимистично заявил министр.

Оптимизм, впрочем, был наигранным. В декабре 2013 года президент Владимир Путин в своём Послании Федеральному собранию попросил представить предложения по комплексному развитию моногородов, по реализации здесь инвестиционных проектов с предложениями по источникам финансирования, по снятию напряжения на рынке труда и адресному содействию малому и среднему бизнесу.


Самое читаемое сегодня


Категория: Бизнес Новости | |

Подписка на RSS рассылку Промышленно-социальный кризис


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.