Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Украинские события глазами российских телевизионщиков

  • Украинские события глазами российских телевизионщиков
  • Смотрите также:

Начнем с погоды.

На госканале «Россия-24» с недавних пор прописался экзотического вида господин: броский пиджак в крупную клетку, кислотно-розовая рубашка, кокетливый шейный платок. И костюмом, и нервическими манерами, и плутовской интонацией он скорей напоминает булгаковского Коровьева, чем ведущего специалиста центра «Фобос». Вадим Заводченков и прежде комментировал погоду. Теперь же он сделал колоссальный рывок в карьере, объединив направление ветра с политическим климатом. Еще в декабре ведущий специалист пророчил Майдану похолодание вместе с резким ростом инфекций и вирусов. Рост, судя по количеству людей на площади, не случился, но Заводченков не сдавался. Теперь доминантная тема синоптика — ядовитый дым от горящих покрышек. Он снова пророчествует, отчаянно размахивая руками: автомобильные шины относятся к продуктам четвертой степени опасности, чреватой взрывом онкологических заболеваний. Вот уже и сам Дмитрий Киселев цитирует Заводченкова, а Майдан все не рассасывается.

Я ничего не знаю про покрышки, но кое-что знаю про телевизионных властителей дум. Их творчество, заточенное теперь исключительно на Украину, уж точно относится к продуктам четвертой степени опасности. С понедельника канал «Россия» срочно корректирует верстку вечернего эфира — вводится ежедневная линейка, посвященная украинскому фронту. Пионером выступит Мамонтов, далее знамя подхватит Соловьев, а там уж подоспеет Киселев. Святая троица гарантирует зрителям перманентную истерику. Новейшая российская история щедра судьбоносными событиями, но никогда еще ТВ столь активно не реагировало на них.

Цель перед пропагандистами всегда одна и та же — адаптировать сложную реальность до степени ясной, как мотыга, простоты. Для этого многообразие Майдана следует уложить в схему, хорошо известную российскому потребителю. Украинский апокалипсис — дело рук Запада, давно готовившего боевиков в спецлагерях. Все участники Майдана — националисты и где-то даже террористы. Одновременно они родом из истории. Помните про карателей, Хатынь, украинских эсэсовцев из Галиции (сюжеты прилагаются)? Так это их внуки и правнуки. Сотрудники «Беркута» — благородные гвардейцы короля. Они обожают народ, у них нет оружия — только палки, а разве палками можно кого-нибудь убить?

Общая мифология творится индивидуальными методами. У каждого из святой троицы есть личный лейтмотив. Киселев брезгливо клеймит либералов с их презрением к власти и народу: целятся в режим — попадают в страну. Соловьев поет оду президенту — он вовремя зачистил российское ТВ. А то бы и у нас, не приведи господи, все каналы принадлежали бы олигархам, как на Украине. Теперь лепота — остался «один недобитый, да и тот маленький «Дождь». Мамонтов привычно ныряет в сумеречные глубины подполья. Только ему боевики хоть во Львове, хоть в Киеве охотно открывают двери и на чистом русском языке, без масок, раскрывают тайны — все и сразу. Одновременно он намекает на возможность подрыва ядерных объектов и обнаруживает новое страшное оружие против спецназовцев — китайские фейерверки. Почему, спрашивается, об этой смертоносной заразе молчит Заводченков? Увлекся циклонами с антициклонами, забыл о политическом климате? Ничего, старшие товарищи поправят, впереди напряженная рабочая неделя.

У лжи и полуправды (еще неизвестно, что хуже) есть запах и своя, особая, аура. Ее трудно не заметить. Репортажи сотканы в основном из пересказов событий. Синхронов мало, трактовок навалом, несовпадений — еще больше. У Соловьева говорят о двух тысячах боевиков, а уже на следующий день Мамонтов называет другую цифру — десять тысяч. Киевские гости в ток-шоу (всегда одни и те же — от Олега Царева до Олега Бузины) представляют исключительно государственную точку зрения. И только нежный доверчивый Кургинян, который снова встрепенулся птицей Фениксом, восторгается их мужеством — не побоялись, мол, прийти на российский эфир. В пылу пропаганды никто не забывает о пиаре. Дмитрий Кайстро, автор сюжета о Хатыни, конфиденциально сообщает: тема участия галицийских националистов в операциях Третьего рейха была раньше под запретом — чтобы не бросать тень на дружбу народов. А между тем повесть Алеся Адамовича «Каратели» вышла в 1980-м, так что он «бросил тень» гораздо раньше господина Кайстро.

Остается один вопрос — кому предназначена вся эта пламенная публицистика? Майдан с ее помощью не переломишь. Те, кто внемлет триаде от ТВ, продолжат внимать. Те, кто воспринимает политическую демагогию как чудовищную пошлость, давно отвернулись от ящика. Путину, который, по трепетной мысли Киселева, «постоянно производит смыслы»? Так и ему, главному объекту и субъекту ТВ, наверняка уже приелись те смыслы, что с завидной регулярностью производят государевы слуги. Их набор стабилен, как сам гарант. Впрочем, зачем что-то менять, если система отлично работает — вон даже либерал из либералов Игорь Юргенс, вдруг замелькавший на экране, теперь верит только в Путина. Он, пообщавшись с Обамой и Меркель, уж точно поможет Украине выйти из кризиса. Тем не менее на вопрос «кому» ответа пока нет.

Зато у меня есть ответ на вопрос о главном методе этой неуемной пропаганды. Его давно сформулировал Пелевин, герой которого принимал плоды своего воображения за хронику текущих событий. Спецназ комментаторов, данных нам в ощущениях через ТВ, верит в зАговоры, как аудитория Малахова — в заговОры. Анатолий Вассерман, именуемый ныне политическим консультантом (нет чтоб сразу по-булгаковски четко — «консультант с копытом»), авторитетно утверждает: украинские боевики учатся по той же методе, что и наши белоленточники. Вассермана способен переплюнуть только Александр Проханов. Картинно вопрошая: «Почему молчит Севастополь, в котором русский флот?», он рисует жуткую картину эпохи, ознаменованной сочинской Олимпиадой и установлением натовской базы под Харьковом.

А посреди канальской вакханалии мыслей, слов, чувств гордо реет Мамонтов. Ближе к финалу (не своему, а передачи) он впал в задумчивость и молвил: «Хочу сказать простые ясные слова: фашизм не пройдет». Остановился, помолчал, тихо добавил выстраданное: «И нацизм тоже». Сказал — и задохнулся от собственной смелости.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Украинские события глазами российских телевизионщиков


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.