Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Украинский кризис. Мнение обозревателя

  • Украинский кризис. Мнение обозревателя
  • Смотрите также:

Обстановка на Украине продолжает накаляться. В течение последних суток произошли попытки захвата администраций Львовской, Ивано-Франковской, Тернопольской, Ровенской, Хмельницкой, Житомирской и Черкасской областей. Лишь последние две атаки удалось отбить. Западные области по существу вышли из подчинения центральной власти.

В Киеве захвачено очередное административное здание - министерство сельского хозяйства. Переговоры между властями и лидерами оппозиции, которая требует досрочных выборов, фактически провалились.

Между тем Верховный совет Крыма подавляющим большинством голосов принял заявление, в котором говорится, что «Крымчане никогда не будут участвовать в нелегитимных выборах, не признают их результаты и не будут жить в бандеровской Украине».

Одесский горсовет потребовал от президента Януковича немедленного восстановления порядка в стране. Назначенный на полдень пятницы «еврооппозицией» штурм Одесского облсовета не состоялся, так как народ к зданию не пришел. Между тем у горсовета прошел массовый митинг одесситов - противников Евромайдана, они намерены защитить свой город от поднимающего голову национализма и возможного насилия.

По последним данным, идет штурм Черновицкой обладминистрации. Милиция применила слезоточивый газ, чтобы отбить атаку.

Не исключено, что некоторые эпизоды теперешних украинских событий войдут в будущие учебники марксистской социологии в качестве иллюстрации к вопросу о соотношении надстройки и базиса, законов неписаных и писаных.

Как известно, двухмесячное вялотекущее киевское противостояние Евромайдана и власти перешло в острую фазу после 16 января - дня принятия Верховной радой Украины пакета «путиноидных» законов. В подражание российской Госдуме Рада ужесточила ответственность за экстремизм, усложнила правила проведения митингов и демонстраций, ввела уголовную ответственность за клевету, установила понятие «иностранный агент» для НКО и т.п. И как только новые законы были опубликованы, премьер-министр Азаров в точном соответствии с ними стал говорить уже не об акциях протеста, а о попытке государственного переворота, не о протестантах, а о террористах.

Однако здесь имеется одно маленькое но. В классовом обществе любые законы суть не более чем зафиксированное устно, на глиняной табличке, папирусе, бумаге или электронном носителе текущее соотношение общественных сил. И ничего сверх того. Соответственно, любые революции или контрреволюции, любые перевороты или контрперевороты также суть не более чем бои за изменение соотношения общественных сил. Поэтому в отношении законодателей действует неписаное правило: меняя законы, извольте сначала добиться перевеса сил в свою пользу, а потом уж меняйте. А если вы действуете задом наперед, ставите телегу впереди лошади, то рискуете сильно осрамиться. ГКЧП в свои три бесславных дня тоже принял ряд радикальных постановлений. Но подкрепить их реальной - в тех обстоятельствах вооруженной - силой так и не решился. В частности, не стал плодить жертвы и спекулировать на них. А в Киеве жертвы уже есть - от двух до пяти, согласно разноречивым сообщениям власти и оппозиции, сваливающих ответственность друг на друга, поминая неизвестных снайперов.

Это признак слабости власти. По-настоящему сильная власть, когда она подавляет протесты, действует прямо и открыто, рассчитывая на оглушающий эффект устрашения. Так поступал царизм 9 января 1905 года, так поступал Дэн Сяопин на площади Тяньаньмэнь в 1989 году. Вот описание тех событий, заимствованное в «Википедии». После того как участники протестов неоднократно отказались подчиниться призывам правительства разойтись, 20 мая в Пекине было введено военное положение. В конце месяца было принято принципиальное решение разогнать протестующих силой. Утром 3 июня невооруженные части Народно-освободительной армии Китая (НОАК) пытались войти на площадь, но были отброшены, а уже поздно вечером в Пекин вошли армейские подразделения с танками, которые встретили вооруженное сопротивление, доходящее до открытых вооруженных столкновений, особенно ожесточенное на южном и западном подступах к Тяньаньмэнь. После того как танки НОАК под обстрелом пробивались через баррикады из автобусов, грузовиков и тракторов, другие демонстранты использовали стальные балки из колесоотбойников, чтобы разрушить гусеницы бронетехники. Когда машины оказывались обездвиженными таким образом, протестующие взбирались на броню и закрывали воздухозаборники двигателей одеялами, пропитанными бензином, которые поджигали. Брошенная техника препятствовала дальнейшему продвижению НОАК. Посетивший Пекин вскоре после событий премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю утверждал, что на улицах в непосредственной близости от него находилось не менее 15 сожженных танков и армейских автомашин. Тогда в дело вступили солдаты, вооруженные автоматами. Они вели беглый огонь по демонстрантам без разбора и предупреждения. Машины скорой помощи не могли добраться из-за баррикад. Потерпевших выносили на руках. Также солдаты использовали деревянные палки с гвоздями на конце. Количество убитых и раненых оставалось неясным из-за значительных несоответствий между различными источниками. Китайское правительство заявляло о 242 жертвах.

Николай Романов в итоге проиграл, а Дэн Сяопин выиграл. ГКЧП-91 не рискнул повторить их опыт. Над ним, очевидно, более довлели воспоминания о 1905 годе, нежели более свежие воспоминания о Пекине-89. А над Ельциным не довлело ничего. Он возглавлял бюрократический класс, которому было что терять. Победа оппозиции грозила ему утратой не только состояния, не только сытой жизни, но и жизни вообще. Поэтому в Москве-93 сначала действительно работали неизвестные снайперы, которые, как предполагается, стреляли с крыши американского посольства. А потом в дело вступили танки. И не нашлось никого, кто бы посмел вставить им в гусеницы стальные балки из колесоотбойников.

Принятие Радой законодательного пакета 16 января было обусловлено, очевидно, соображением, что российский кредит в 15 миллиардов, снижение цены на газ и есть искомое изменение соотношения сил в пользу Януковича. Но оказалось, что финансового перевеса мало. В четверг, 23 января, пока трое лидеров Майдана вели переговоры с Януковичем, в семи регионах Запада и центра Украины произошли попытки захвата зданий областных государственных администраций. Вне зависимости от того, насколько они были успешными или провальными, это свидетельствует о начале некоего нового этапа. Янукович предложил «нулевой вариант» - освобождение всех задержанных в Киеве боевиков в обмен на прекращение насильственных действий. Возвратившись с переговоров на Майдан, Кличко, Яценюк и Тягнибок предложили митингующим проголосовать за этот компромисс. Однако Майдан единодушно отверг «нулевой вариант» и потребовал продолжения наступления.

В свете происходящего смешно выглядят апелляции украинской оппозиции к мировому общественному мнению, ее жалобы на то, что власть сама не соблюдает законов. Революцию нельзя совершить под флагом прежней законности. Всякая революция есть открытое попрание буквы действующих законов, а часто - и их духа. Всякая революция всегда завершается диктатурой, то есть властью, опирающейся не на законы, а на силу. Что выше - закон или насилие? Разумеется, насилие выше, ибо, повторю, закон (конституция) есть не более чем запись реального соотношения классовых сил, которое требуется не провозгласить, а завоевать.

А пока же на украинском «ринге» наблюдается равновесие сил, зеркалом и фокусом которого является почти уже недельное противостояние боевиков и «Беркута» на площадке перед киевским стадионом «Динамо». Перемещения фронта на пятьдесят метров туда и обратно похожи на великое сражение 1916 года под Верденом за домик паромщика на Изере. И пока официальные власть и оппозиция телятся, соотношение сил выявляется не на переговорах правительственных и оппозиционных сановников, а между «пацанами» обеих сторон. Вот только два документально подтвержденных факта. Первый. В Киеве беркутовцы захватили наиболее досаждавшего им метателя «коктейлей Молотова», раздели его догола в автобусе, выгнали на мороз и засняли на мобильные телефоны. «Он у нас работал «сувениром» в назидание остальным, - рассказал «Вестям» источник в рядах харьковской милиции». Второй. Люди, штурмовавшие здание Черкасской областной госадминистрации, вынесли из здания офисную мебель и стали жечь ее на костре.

Дикость и безумства? Да, безумства. Но только на первый взгляд они бессмысленны. На самом же деле в реальной истории истинное соотношение сил выявляется на самом низовом уровне - именно в среде той самой «бессмысленной черни», которая, как говорил Шуйский Годунову, «изменчива, мятежна, суеверна, / легко пустой надежде предана, / мгновенному внушению послушна, / для истины глуха и равнодушна, / а баснями питается она», которой нравится «бесстыдная отвага». И, судя по ежечасно поступающим новостям, простор для проявления бесстыдной отваги открывается все более и более широкий.

Больше всего настораживает в происходящем отсутствие посредников в украинском конфликте. Еврочиновники и министры, приезжающие на Украину с Запада, конечно, никакие не посредники, так как Евросоюз откровенно играет на стороне Евромайдана. Но примечательно, что посреднических услуг до сих пор не предложила и Москва, хотя ее припекает уже даже не «под боком», а фактически дома. Это может означать, что в Кремле рассчитывают не на компромисс, а на полную победу одной из сторон, а именно «восточной».

При этом совсем не обязательно, что под «Востоком» подразумевается хитрый и ненадежный Янукович. Логика событий подсказывает, что в данный момент целесообразнее всего было бы сместить Януковича, заменив его каким-нибудь, условно говоря, Пиночетом - бравым генералом, который наведет порядок огнем и мечом. А если не сможет навести порядок самостоятельно, то обратится к Кремлю за братской помощью войсками, например, под предлогом защиты десятимиллионного русского населения Украины от западноукраинских националистов. Войска - следующая за кредитами ступень братской помощи. Однако до закрытия сочинской Олимпиады, то есть в течение еще месяца, вариант силового вмешательства для Путина по понятным причинам категорически неприемлем. Если в ближайшие дни Москва не инициирует международное посредничество, это будет означать, что ставка сделана на месячную оттяжку. Но этого месяца может не оказаться в запасе.

Как бы то ни было, судьба российских правителей решается сегодня на Украине.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Украинский кризис. Мнение обозревателя


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.