Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Валентин Катасонов: в России нужно оставить три банка

  • Валентин Катасонов: в России нужно оставить три банка
  • Смотрите также:

Накануне в Госдуму был внесен пакет антитеррористических поправок, направленных против организации какой-либо подрывной деятельности в России. С помощью поправок планируется запретить любое анонимное финансирование из-за рубежа. Так депутаты рассчитывают закрыть финансовые потоки для НКО, занимающихся дестабилизацией государства. По мнению доктора экономических наук, профессора МГИМО Валентина Катасонова, таких мер, особенно на фоне украинских событий, недостаточно, финансирование из-за рубежа надо перекрыть полностью. Кроме того, он заявил, что еще одной угрозой дестабилизации в России являются коммерческие банки. Почему? Об этом и не только в интервью Накануне.RU.

Вопрос: Валентин Юрьевич, как Вы считаете, те меры, которые предлагают депутаты Госдумы в антитеррористических поправках, достаточны для того, чтобы предотвратить финансирование НКО, занимающихся подрывной деятельностью в России?

Валентин Катасонов: Здесь вопрос заключается не в том, чтобы сделать прозрачным финансирование НПО, его нужно просто запретить. Запретительную меру легче проконтролировать, чем то, насколько НПО выполняют нормы прозрачности.

Это опасная игра в демократию, когда мы не запрещаем финансирование неправительственных организаций со стороны других государств, а просто требуем, чтобы НПО об этом заявляли. Это игра с огнем, потому что любое финансирование извне - это на 99% подрывная деятельность.

Тем более, что эти поправки не касаются неанонимных переводов. Например, в Соединенных Штатах есть Агентство по международному развитию, это неанонимный источник, финансирует многие проекты и организации в других странах, но известно, что эта организация курируется центральным аппаратом страны. И как мы будем в этом случае поступать? Здесь должно быть все однозначно и жестко - запретить финансирование. А то, что сейчас, - полумера.

Вопрос: Говоря о подрывной деятельности, на ум сразу приходит Евромайдан. Как бы Вы охарактеризовали происходящее в Киеве?

Валентин Катасонов: Понятно, что это явление вызвано не только внутренними факторами, но и внешними. Это следствие вмешательства западных стран, прежде всего США, во внутренние дела Украины, которая еще, слава богу, считается суверенным государством.

Сейчас правительству Украины нужно принять правильные решения, однако я не вижу со стороны руководства Украины каких-либо решительных поступков. Видимо, они боятся кого-то обидеть, к тому же попутно прислушиваются к рекомендациям Запада о том, как разруливать эту ситуацию. В данном случае это терроризм, поэтому здесь надо действовать четко и решительно. Главное – мы сейчас являемся сторонними зрителями событий на Украине, но нечто подобное может в любой момент начаться и в России.

Конечно, формально со стороны российского руководства были приняты какие-то упреждающие меры по поводу финансирования НПО в России, но на деле изменились только схемы их финансирования, а сами НПО продолжают свою подрывную деятельность, так что, здесь требуется комплекс мер. Поэтому сейчас не лучшее время давать рекомендации Украине, пусть они сами разбираются, хотя, конечно, это тоже и наше дело, но нам в первую очередь надо срочно разработать программу профилактики подобного рода событий.

Вопрос: Но если в России полностью запретить финансирование НКО, наверняка появятся подпольные схемы по транзакции денежных средств. Так ведь?

Валентин Катасонов: Тут дело в том, что один вопрос цепляет за собой другой. Чтобы не было внутреннего финансирования, необходимо бороться с теневой экономикой, а чтобы бороться с теневой экономикой, требуется тоже целая система мера.

Мы не можем лечить прыщики, если у человека внутри серьезная болезнь. А все эти майданы – внешнее проявление нашего общего нездоровья, поэтому здесь, конечно, необходимо лечить и экономику, и нравственность, и социальную систему. Нам нужно ввести обязательное ограничение на свободное перемещение финансовых ресурсов в Россию и из нее. Сколько лет уже говорят о том, что у нас туда-сюда бесконтрольно гуляют десятки миллиардов долларов? Неужели с этой суммы не найдется ни одной сотой процента, чтобы профинансировать какие-то террористические группировки? Необходим совершенно жесткий финансовый контроль, в том числе в финансовой деятельности любых предприятий реального сектора экономики и, тем более, в финансовой деятельности банков.

Банк - это тоже источник финансирования любой подрывной деятельности. Благодаря огромному количеству безналичных денег он обладает неограниченными возможностями. Поэтому я не исключаю, что наши банки финансируют даже террористическую деятельность. Если начать разбираться, то выяснится, что многие хозяева российских банков не являются резидентами.

Когда я еще работал в Центральном банке, зампред Центробанка Андрей Козлов буквально за две недели до своей гибели мне сказал, что не исключает, что более 50% наших банков не принадлежат резидентам. Банки и есть источники финансирования терроризма, а то, что принимает Госдума – имитация деятельности.

Вопрос: А как Вы думаете, продолжатся ли отзывы лицензии у банков?

Валентин Катасонов: Конечно же, потому что практически каждый банк существует за счет незаконной или не вполне законной деятельности, иначе он просто по определению существовать не может.

Банк – особая коммерческая структура, которая делает деньги, только это деньги не наличные, а безналичные или депозитные деньги, наличные печатает Центробанк. А на один рубль депозитов банк может сделать пять безналичных рублей. Потом банк превращает их в наличные, которые идут в серую экономику и на цели коррупции, чтобы финансировать терроризм. То есть всю эту банковскую систему надо демонтировать. Каким-то мерам частичного лечения эта система не подлежит.

Вот Путин вчера заявил, что нужно в несколько раз сократить количество банков, да, это необходимо, но это недостаточное условие. Потому что важно не просто сократить количество банков, но и изменить принцип деятельности этих банков.

Вопрос: На Ваш взгляд, сколько банков в России нужно оставить?

Валентин Катасонов: В России нужно оставить три банка, все остальное – от лукавого. Это теневые, бандитские организации. Надо оставить Центральный банк, Промстройбанк, который занимается финансированием и кредитованием капитального строительства на территории всей страны, и это Внешторгбанк, который обеспечивает все валютные расчеты и все валютные операции.

Вопрос: А как же банки, в которых государство имеет свою долю?

Валентин Катасонов: Конечно, те банки, которые принадлежат государству полностью или частично, находятся в особом положении, например, Сбербанк. Главным акционером этого банка на сегодня является Банк России, если внимательно изучать финансовое положение Сбербанка, то оно намного хуже, чем у многих провинциальных банков. Но как же главный акционер будет наказывать тот банк, который ему принадлежит? Так что, здесь особые отношения. Если что, Центробанк поддержит его с помощью чрезвычайных и инвестиционных кредитов. Поэтому банки, в которых есть доля у государства, более устойчивы и, наверное, ядром банковской системы останутся именно они.

Правда, при этом сейчас предлагается приватизировать банки. Не знаю, насколько это реально, но с моей точки зрения, запускать иностранный капитал в российскую банковскую систему нельзя, ни одного процента, так как мы не можем узнать настоящего конечного владельца банка.

Миссия денег – выполнять свою функцию, защищая суверенитет страны. Эту функцию нельзя никому отдавать. Понятно, что коммерческие банки имитирует не наличные, а безналичные деньги, но это по-прежнему деньги, которыми мы так или иначе все пользуемся.

Вопрос: Что бы Вы посоветовали тем людям, которые держат сбережения в небольших коммерческих банках?

Валентин Катасонов: Срочно забирать их оттуда. Потому что если посмотреть на баланс любого коммерческого банка, он банкрот. Просто создается иллюзия, что эти банки живые, но на самом деле они все полудохлые. Они живы только за счет того, что Центральный банк ломбардными кредитами поддерживает какую-то видимость их платежеспособности. Поэтому любой банк уязвим, если принято решение убрать какой-то банк, то формальных оснований всегда более чем достаточно. Поэтому все банкиры послушные, они как дрессированные суслики, потому что они все под одним банковским надзором.


Самое читаемое сегодня


Категория: Бизнес Новости | |

Подписка на RSS рассылку Валентин Катасонов: в России нужно оставить три банка


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.