Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Украина: провокация экстремизма

  • Украина: провокация экстремизма
  • Смотрите также:

Оценивая ситуацию в Киеве, политологи утверждают, что речь идет не просто о попытке государственного переворота, а о попытке именно фашистского переворота. Лидеры оппозиции, организовавшие с помощью западных спонсоров мирный евромайдан, не могут контролировать своих боевиков, костяк которых составляют радикалы-бандеровцы. Но в Москве украинский сценарий невозможен, считают эксперты, потому что здесь нет системной силы, которая могла бы вывести на улицы хотя бы десять тысяч человек, и нет центров, которые могли бы обеспечить рекрутирование боевиков.

Так ли это на самом деле? И насколько тема спровоцированного экстремистами гражданского конфликта актуальна для России?

Больше месяца интернет и печатные СМИ обсуждали крупномасштабный митинг, который планировали провести 26 января в центре Москвы представители мусульманских общин. В конце декабря прошлого года об этом объявили на пресс-конференции бывший член исполкома Российского конгресса народов Кавказа (РКНК) Абакар Абакаров, глава дагестанской общественной организации Союз справедливых Магомед Магомедов, лидер Союза татарской молодежи Азатлык Наиль Набиуллин и председатель Союза таджикской молодежи в России Иззат Амон. Они обещали вывести на Манежную площадь миллион человек.

Задачи, которые обозначили организаторы акции, вроде бы благородные: заявить протест против исламофобии и кавказофобии, которые, по их мнению, разжигаются в стране с помощью СМИ. А также выразить свое недовольство преследованиями мусульманских деятелей, отказом строить еще больше мечетей, запретом носить хиджабы в школах и вообще разгулом русского фашизма.

При этом они особо подчеркнули, что с лидерами русских националистов у них никаких проблем не возникает – с ними можно договориться. И к федеральным чиновникам тоже нет вопросов – их нужно игнорировать. Активисты, взявшие на себя ответственность говорить от имени всех мусульман, хотели бы обратиться напрямую к населению страны и подписать некий общественный договор с теми организациями, которые не аффилированы с властью.

После этой пресс-конференции многие журналисты и блогеры стали гадать: выйдут ли в центр Москвы миллион мусульман или нет. Судя по тому, как заполняются улицы столицы во время религиозных праздников, может, и выйдут. Особенно если их призовут к этому на пятничной молитве. Но поскольку шантажировать власть, провоцировать националистов на ответные действия и раскалывать общество им никто не позволит, то не выйдут. Побоятся. К тому же против проведения митинга высказались и Совет муфтиев России, и РКНК.

Впрочем, с самого начала было понятно, что заявка на митинг против исламофобии и кавказофобии – это лишь политическая провокация, попытка и привлечь к себе внимание, и запугать. Молодые активисты этого особенно и не скрывали. Так, глава Союза таджикской молодежи Амон в интервью одному из исламских сайтов заявил, что когда ситуация достигнет точки взрыва, таджики выйдут на улицы. И тогда, по его словам, мало не покажется, потому что только в Москве 500 тысяч граждан Таджикистана, а по всей России их два миллиона.

А Абакаров в своей статье Кавказцам в Москве пора научиться митинговать, опубликованной на интернет-портале Кавказская политика, пишет: На небольшой территории, как учит нас военная тактика группового боя, муравьи побеждают слонов. Речь, заметьте, идет о якобы мирных митингах. В другой своей статье Абакаров объясняет суть общественного договора, состоящего из нескольких пунктов. В нем, в частности, предусматривается мораторий на уличные драки и согласие на отмену льгот для кавказцев при поступлении в вузы.

Московские власти не разрешили проведение массовой акции на Манежной. Но проблема не исчезла. Как заявили организаторы митинга, несанкционированного мероприятия не будет, но этот митинг в Москве все же состоится. Скорее всего, после проведения Олимпийских игр.

К этому, например, призывает промусульманский журналист Максим Шевченко, недоумевая, почему после возмутительного выступления Жириновского в эфире телеканала Россия никаких призывов выйти на площадь у активистов борьбы с кавказо – и исламофобией не было, а сейчас – вынь да положь. Даже несмотря на усиленные меры власти по антитеррору. Чтобы не нагнетать нервную обстановку, Шевченко предлагает провести массовый митинг после завершения Олимпиады. И позвать на него русских, кавказских, угро-финских и т.д. националистов, православных, мусульманских и иных религиозных активистов, а также всех желающих....

С ним, однако, не согласен глава Исламского комитета России Гейдар Джемаль, называющий себя первым идеологом радикализма. Он считает, что Олимпиада, наоборот, поможет митингу как пиар. А то, что он совпадает по времени с Олимпиадой, то не должны же люди по поводу нее встать по стройке смирно, затаить дыхание и заледенеть до тех пор, пока все эти игры не закончатся.

Так или иначе, но и заказчики массовой акции протеста, и ее организаторы от своих намерений не отказываются. И возникает главный вопрос: а есть ли в России та национальная и религиозная нетерпимость, против которой готовы выступать миллионы? Опросы Левады-центра, проведенные после событий в Бирюлево, показали, что 61,5 % россиян ощущают раздражение и страх по отношению к выходцам с Кавказа и из Средней Азии, проживающим в их городах. И 62 % уверены в том, что в стране будут происходить столкновения на национальной почве. При этом враждебные чувства к инородцам испытывают только 20 % опрошенных, хотя 52 % так или иначе сталкивались с проявлением враждебности с их стороны. Наиболее одиозными в этом отношении называют кавказцев.

То есть, ксенофобия на бытовом уровне не только существует, но и растет. Однако причиной этого роста является не только вызывающее, но и откровенно криминальное поведение приезжих. Даже Абакаров это признает, заявляя, что именно дети кавказских чиновников гоняют на авто по Москве на бешеной скорости и дерутся в ночных клубах, потому что могут это себе позволить. На государственном уровне никакой кавказофобии нет – власть берет в свои структуры людей не по национальному признаку, а по признаку лояльности.

Что же касается нападок на ислам, то на это хорошо ответил глава Центрального духовного управления мусульман России Талгат Таджуддин: В России в целом более 7 тысяч мечетей, 7 исламских вузов, десятки медресе, более 20 тысяч мусульман ежегодно совершают хадж. О каком ущемлении ислама или притеснении мусульман может идти речь?. Стоит заметить, что в Башкортостане 1016 мечетей, в Татарстане – 1524 (а церквей – 225), хотя 52 % населения республики относят себя к исламу, а 43 % – к православию, в Дагестане – более 2500 мечетей и молельных домов. Однако организаторам митинга мечетей не хватает.

И все же было бы лукавством говорить о том, что в российском обществе совсем нет исламофобии. Она, конечно, не достигла европейских масштабов (во Франции, например, появление в общественном месте в хиджабе карается штрафом в 150 евро), но все же иногда проявляется. Однако причиной ее усиления является не неприязнь христиан к мусульманам, а терроризм. Ведь террористы и воюющие на Северном Кавказе боевики не только объявляют себя воинами ислама, но и называют свои кровавые злодеяния священным долгом истинного мусульманина.

И можно сколько угодно убеждать людей в том, что ислам – мирная религия, но каждый новый факт массового убийства, совершенный под ликующие крики Аллах акбар! прибавляет исламофобии. Очень точно и просто выразил эту мысль один из участников интернет-форума на сайте дагестанской газеты Черновик: Мы стали пешками в чужой игре. Мы сами вызываем ненависть к себе другого народа, под лозунгами религии. И мы жестко не осуждаем тех, кто это делает и кто за ними стоит....

Конечно, нужно разделять ислам и исламистов (ваххабитов), но даже религиоведы констатируют, что в мире происходит поворот от умеренного ислама к радикальному. Как заявил на днях в интервью Эху Москвы Гейдар Джемаль, сегодня настало время религиозных войн.

А теперь вернемся к тезису экспертов о том, что киевский сценарий в Москве невозможен, потому что здесь нет той системной силы, которая могла бы вывести на улицы хотя бы десять тысяч человек, и нет центров, которые могли бы обеспечить рекрутирование боевиков. В том, что сила, способная вывести на улицы тысячи людей, все же существует, сомнений нет. Под благовидным призывом бороться с ксенофобией, с нечестными чиновниками, с глухой властью и спасать Россию от развала некие организаторы смогут собрать массовый митинг. Евромайдан, кстати, тоже начинался со вполне приличных лозунгов.

Что касается центров, рекрутирующих боевиков, то у исламистов они будут покруче, чем у бандеровцев. Те проходили обучение и спецподготовку в своих лагерях под Львовом, а эти – на Северном Кавказе и на Ближнем Востоке. Ни для кого не секрет, что именно Сирия стала военно-учебным лагерем для исламских экстремистов с Кавказа и Поволжья. Сколько российских граждан воюет против армии Асада, никому не известно, но в декабре прошлого года служба ВВС сообщила, что иностранных наемников там насчитывается не менее 11 тысяч человек. Так что счет россиян идет уже, видимо, не на сотни, а на тысячи. Кроме того, среди иностранных наемников немало выходцев из республик Средней Азии, которые рано или поздно тоже окажутся в нашей стране.

Как пишет английская газета The Telegraph, в Великобританию уже вернулись около 50 из 500 джихадистов, во Францию вернулись 76 из 700. Европа уже принимает меры по защите от мощной волны исламского терроризма. Но очевидцы говорят, что стены домов в тех сирийских городах, которые занимали исламисты, были исписаны по-арабски и по-русски: Сегодня Сирия, завтра – Россия. Вот такой сценарий предлагают идеологи религиозного экстремизма. И надо, наверное, к нему готовиться, а не утешать себя тем, что киевский евромайдан нам не грозит.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Украина: провокация экстремизма


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.