Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

В толпе замечали, что вот лежит человек и не встает

  • В толпе замечали, что вот лежит человек и не встает
  • Смотрите также:

Смерти от огнестрела оказались тем поворотом, который вроде бы и был возможен, но до последнего казался невероятным.

Среда. Снайпер на крыше?

Прицельная стрельба по манифестантам велась утром в промежутке между 7 и 8 часами — во время возобновившихся после ночи столкновений. Около семи утра спецназ врубил передвижной прожектор, которым ослепляли протестующих. Те ответили по обыкновению камнями и «коктейлями Молотова». Стычка протекала по традиционной для последних дней схеме — манифестанты набегают небольшими группами, закидывая спецназ огненными коктейлями, навстречу им же летят гранаты и град резиновых пуль. Но когда стычка стихает и «протестувальники» отходят назад, один из парней, не двигаясь, лежит на земле с окровавленной шеей. Все происходит за какие-то минуты. Волонтеры быстро оттаскивают его в холл Национальной академии наук, используемый революционерами в эти дни как санчасть. Но медики определяют, что парень скончался как минимум полчаса назад. В голове его зияет дыра, еще одно сквозное ранение на шее. Врачи украинского Красного Креста, работающие в эти дни на Грушевского, позже рассказывают мне, что из головы парня — 20-летнего Сергея Нигояна из Днепропетровска — извлекли пулю калибра 7,62 мм. Выстрел предположительно производился из снайперской винтовки Дегтярева. Позже информацию подтвердят и в государственном департаменте здравоохранения.

В первые минуты все это кажется какой-то фантастикой. На Грушевского уже привыкли к крови и выбитым резиновыми пулями глазам. К тому, что пластиковой оболочкой от гранат рвет лицо, икры кусками, если взрывается в ногах. А контузии и синяки от «резины», которым уже нет счета, и вовсе перешли из разряда травм в производственные факторы.

К пятому дню столкновений число раненых приближается к полутора тысячам человек, такую цифру мне называют в медицинской службе Майдана. Тяжелораненых уже около 140 человек. На четвертом и третьем этажах Дома профсоюзов — здесь организован главный медцентр революционных сил — раненые люди лежат в коридорах на полу, заняты кабинеты и залы, кто-то под капельницей, красными от крови перевязками заполнены мусорные пакеты.

Мужчина лет 45 с пробитой головой мычит в потолок:

— Только не отдавайте в больницу! Только не отдавайте, хлопцы!

Государственным медикам никто не верит, говорят, принимая раненых на покой, врачи тут же вызывают милицию.

Но при всем этом огнестрел оказывается тем поворотом, который вроде бы и возможен всегда, но до последнего кажется невероятным. Медики-волонтеры вызывают официальную скорую помощь и милицию. Те, впрочем, отказываются давать предварительное заключение на месте. Но спустя полчаса на Грушевского обнаруживается второе тело — парня 25 лет. Его также доставят в санчасть, досмотрят эксперты, и удастся установить личность — погибшим окажется белорус Михаил Жиздневский, 10 лет проживающий в Киеве. На Майдане, окончательно ставшем хозяйственно-тыловым придатком для Грушевского, новость о двух убитых вызывает полную мобилизацию. Люди начинают укреплять баррикады, вооружаются взрослые мужики, до сих пор не участвовавшие в столкновениях, женщин и стариков за границы лагеря не выпускают — просят лучше оставаться и мести снег в мешки — из них потом выстроят новые заграждения. И хотя еще нет официального подтверждения огнестрела (оно — от генпрокуратуры — будет к обеду), имена двух погибших всем уже известны.

Как это было:

Важная деталь: у обоих были с собой документы, факт этот засвидетельствовали медики Красного Креста. При этом у обнаруженных позже двух других убитых молодых людей никаких документов медики не нашли. Кто и как подстрелил их — до сих пор загадка. Как рассказывает мне врач Красного Креста Игорь, «в какой-то момент в толпе замечали, что вот лежит человек и не встает». «Ни звуков выстрелов, ни борьбы, ничего такого — просто человек ходил, а теперь вдруг лежит».

Личности третьего и четвертого установить так и не удастся. Молодых людей также перенесут в санчасть — происходит это в районе 8 утра. Тогда же «Беркут» внезапно начинает штурм баррикад: сначала манифестантов накрывают градом светошумовых гранат, не прекращающимся несколько минут. После чего — примерно 30 секунд спецназ просто гонит оглушенную дезориентированную толпу вниз по улице. Санчасть, находящаяся в 30 метрах от первоначальной линии боя, оказывается в глубоком «милицейском тылу». Разбив стекла, бойцы МВД забрасывают помещение светошумовыми гранатами. После чего врываются внутрь и избивают нескольких врачей — жестокость эта, конечно, не поддается осмыслению: врачи и без того лежали контуженные на полу, из ушей и носов текла кровь. Работавшие при этом в санчасти милиционеры и эксперты-криминалисты, бросив осмотр, выбегают из здания через задний вход за несколько минут до штурма. Как расскажут потом врачи Красного Креста, спецназ вынес из санчасти всех раненых — в основном это были люди с тяжелыми травмами ног, они не в состоянии передвигаться самостоятельно. А также забрал тела двух убитых. Где раненые и убитые — сведений нет до сих пор. Так что официальный счет остановился на двух, чьи личности удалось установить еще на месте. Других смертей от огнестрела правительство не признает. Манифестанты уверены, что с крыш домов на Грушевского работал снайпер. Но проверить это нельзя, входы в здания, примыкающие к линии столкновений, перекрыты.

Второй штурм. Фитнес для «Беркута»

Забрав тела, спецназ отошел на прежние позиции. Но в районе полудня войска МВД идут в очередную атаку — сразу после того, как заступает дневная смена «Беркута». Наступление проходит по утренней схеме — после подготовки гранатами и «резиной». Так манифестантов удается скинуть с баррикад практически без контактного боя и погнать по улице. По отступающим в последних рядах ментовские стрелки хладнокровно лупят резиновыми пулями, целясь в голову. На упавших накидываются сразу три-четыре беркутовца и в несколько дубинок метелят по голове и туловищу.

Мужчина лет 55, убегающий среди последних, поскальзывается на бордюре. И тут же сверху на него обрушиваются пять бойцов. Самого мужика я уже не вижу — только взмахи дубинок. «На, сука!» — орет в ярости беркутовец. «Убивай его...!» «Революции захотел, сука, на?!» «Мужики, сюда!» Поработавшая дубинками пятерка бросает человека и идет дальше. Но к нему уже спешат другие беркутовцы и тоже прикладываются раз или два. Наконец кто-то берет мужичка за шкирку и волочит в милицейский автозак.

Несколько журналистов в жилетах «Преса» (на укр.) пытаются заснять этот момент. Но спецназ бросается теперь в нашу сторону. Оператору «Интера» разбивают камеру. Девушка, снимавшая на телефон, схватывает локтем по лицу, она падает. Еще в кого-то стреляют «резиной» в упор по ногам. Девушку нам удается подобрать, убегаем вместе с «протестувальниками» в сторону Майдана.

Отогнав людей практически к границам Майдана, спецназовцы еще минут 15 демонстративно прохаживались взад-вперед по улице. Протестующие что-то кричали им издалека. Беркутовцы в ответ показывали факи. Один даже покрутил задом — просил поцеловать. Другой как на утренней зарядке вскинул вверх руки, затем согнулся пополам и дотронулся до носков своих ботинок. Вообще, атака эта и правда напоминала то ли тренировку, то ли разминку. Эти выспавшиеся бойцы только заступили — почему бы не размяться.

В ожидании развязки

Всю ночь манифестанты провели в ожидании зачистки Майдана. Что она готовится, предупредил Виталий Кличко. Вечером в среду появилась информация о танках, готовых к отправке в Киев. Видео, как бронетехнику грузят на товарной ж/д станции Чернигова, опубликовал один из активистов Майдана, помешать записывать ему еще пытается человек в форме. Впрочем, Минобороны Украины тут же выступило с заявлением, что о переброске танков в Киев не может быть и речи — мол, технику грузят «для плановой отправки в Одессу». Но почему в Одессу и почему из Чернигова?

Ответственность за погибших и будущие жертвы — что они будут, мало кто сомневается, — обе стороны перекладывают друг на друга. Премьер Азаров, например, назвал протестующих «террористами и преступниками». И заявил, что огнестрельное оружие против демонстрантов «Беркут» не использовал (хотя действующие с 16 января нормы такое право спецназу уже дали). В ответ троица оппозиционных лидеров поставила власти — и конкретно Януковичу — ультиматум: объявить досрочные президентские выборы к 8 часам вечера четверга. В противном случае, заявил Кличко, «мы сами пойдем в наступление». «Умирать с позором не хочу! Пулю в лоб, так пулю в лоб!» — уточнил от себя Арсений Яценюк, что звучало надрывно, но от души.

Впрочем, как говорят в Батькивщине, после известий о первых жертвах Янукович был готов выполнить одно из требований оппозиции и назначить внеочередные выбору в Раду. Об этом оппозиционерам якобы сообщили сами переговорщики от Януковича и отметили, что против такого решения отчаянно выступают в Москве.

В ближайшие дни Киев готовится к введению режима ЧС. Начиная со среды, здесь уже по укороченному графику работают кафе и банки — до четырех дня. Многие заведения в центре и вовсе закрыты. Впрочем, куда больше пугают перебои с доступом в интернет, и особенно в «Твиттер» и «Фейсбук» — кровавые развязки в Каире и Стамбуле начинались как раз с этого


Самое читаемое сегодня


Категория: Бизнес Новости | |

Подписка на RSS рассылку В толпе замечали, что вот лежит человек и не встает


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.