Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Алексей Волин: нам совершенно не стыдно за нашу позицию

  • Алексей Волин: нам совершенно не стыдно за нашу позицию
  • Смотрите также:

Замминистра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин назначен в июле 2012 года. Сейчас своим интервью Slon он доказывает, что государственная политика в области СМИ будет более агрессивной, а в отстаивании своих позиций Россия будет апеллировать к консерваторам за рубежом, как на Востоке, так и на Западе. Позицией остальных решено пренебречь, потому что целые группы людей - это либо «больные люди», либо «фрики», мнение которых никому не интересно. Журналистика в этой картине мира - лишь функция обслуги, а сотрудники СМИ призываются к личному обогащению. В интервью Волин также рассказал о задачах, которые ставит государство в области СМИ в перспективе, о своем опыте «работы на дядю», о том, чем Россия свободнее западного мира.

- Давайте поговорим о госполитике в сфере СМИ. Вот, например, принимается решение - появляется президентский указ о «России сегодня», все в шоке. Включая участников процесса...

- Все с удовлетворением восприняли появление указа, который оптимизирует работу российских средств массовой информации, работающих на зарубежную аудиторию. Случилось то, о чем говорили многие участники рынка на протяжении многих лет - о том, что эту работу лучше координировать, оптимизировать, сочетая в одних руках воздействие по линии телевизионного и радиоэфира, работу в интернете и с информационным агентством, - словом, весь комплекс, который также ложится на эту аудиторию. В принципе, указ был логичным, никого не потряс.

- Министерство готовило указ? Работало над ним?

- Мы не комментируем, каким образом у нас появляются те или иные документы.

- Это аппаратная борьба, одной группы против другой?

- Нет никакой аппаратной борьбы. У нас абсолютное единство в понимании и целеполагании. И сводить действие указа к какой-то мифической аппаратной борьбе по меньшей мере неразумно...

- Или даже глупо.

- В полной степени не соответствует действительности.

- Я так понимаю, что даже для руководителей перечисленных там организаций это было новостью.

- Может быть, для них новостью стало появление даты указа. Но то, что рано или поздно это произойдет, никто в принципе из них не сомневался. И некоторые из них ратовали за то, чтобы так оно и было.

- Например?

- Например, практически все руководители, которых это коснулось, в то или иное время говорили о необходимости оптимизации работы и об объединении усилий.

- Например, Маргарита Симоньян, в итоге назначенная руководителем новой структуры, тоже узнала об этом из эфира «Коммерсанта-FM».

- Я надеюсь, что с самим текстом указа она ознакомилась в первоисточнике - на сайте президента. (Хмыкает.) В эфире «Коммерсанта-FM» она скорее услышала, что этот указ вышел. Но для Маргариты Симоньян также не было неожиданностью, что в государстве идут разговоры о необходимости сосредоточения внешних потоков информации в одних руках и об их оптимизации.

- В «Роспечати», я подозреваю, тоже были удивлены появлением указа.

- Нет, удивленных не было.

- Не было... Ок. А задача какая?

- Оптимизировать работу. Сделать более эффективной. Менее затратной. Исключить дублирование. Освоить новые методы и возможности, которые проистекают из появления новых технологий. Стать более понятными и доступными для зарубежной аудитории.

- Вопрос о том, как будет измеряться эффективность. Дмитрий Медведев просит сейчас это оценить в том числе и ваше министерство. Кто те люди, которые будут оценивать эффективность новой структуры, новых функций, насколько хорошо мы себя пропагандируем за рубежом?

- Мы не столько пропагандируем себя за рубежом, сколько рассказываем.

- Все-таки?

- Пропаганда все же [говорит] о том, чего нет. Мы же говорим про информацию о тех возможностях и достижениях, которые имеются. Набор интересантов и тех, кто будет оценивать, достаточно широк, начиная от российского бизнеса, позиции которого за рубежом нужно укреплять и содействовать при помощи государства, и заканчивая отдельными российскими ведомствами и просто российскими гражданами, которые оценивают и какое отношение складывается к русским людям, и какой интерес существует к российскому образованию, и интерес к тому, сколько человек смотрели российские фильмы и пытаются приобрести российские сериалы. А если мы говорим о российской дипломатии, то это вопрос, насколько нам удается объяснить свою позицию по тем или иным вопросам и обрести союзников по тем или иным вещам.

- Насколько?

- Никто не может сказать, что Россия является страной-изгоем. Мы имеем достаточно широкую поддержку по нашим внешнеполитическим инициативам. У нас неплохо обстоят дела у российского бизнеса, другое дело, что надо лучше.

- Мне кажется, что очень критическое отношение к политике России существует и в западных СМИ. И когда появляется, в частности, этот указ, в СМИ идут заголовки о том, что человек, который предлагал сжигать сердца, назначен главой новой пропагандистской организации.

- Вы знаете, во-первых, в мире есть не только западные СМИ, но и восточные.

- Мы ориентируемся больше на них?

- Мы ориентируемся на весь мир. Он нам интересен во всем многообразии. Второе - нам совершенно не стыдно за ту позицию и за те принципы, которые мы отстаиваем. Если кто-то за рубежом пытается смотреть на весь мир через жопу, то это его личная точка зрения. Мы в принципе считаем, что мир шире и интереснее.

- А это что значит?

- Это про зацикленность на гейской тематике.

- То есть нет никаких проблем для геев сейчас в России?

- (Смеется.) Вопрос не в том, есть проблемы для геев в России или нет. Меня в принципе проблемы российских геев мало интересуют. Равно как и проблемы зарубежных геев. Меня, еще раз повторю, проблемы задниц людей не интересуют. Каждый из них может распоряжаться ими по своему усмотрению, пускай только не рекламируют.

Мы твердо знаем, что среди большого количества западных людей российская позиция в отношении и геев, и наркотиков, и многих вещей вызывает поддержку. В мире есть много людей, придерживающихся традиционных, консервативных ценностей. Это наша целевая аудитория. Тех, кто свихнулся на политической корректности и на голубизне, розовизне или чем-то еще, уже не переделать. Больные люди! Бог им судья. Мы со здоровыми общаемся.

- Например, есть такая страна, как США, с ее толерантностью в этом отношении, с ее политкорректностью, на которую ведь тоже нацелена новая организация...

- Вне всякого сомнения. И мы знаем большое количество членов Республиканской партии, консервативных американцев, которые говорят, что они нам завидуют.

- Что мы можем так свободно выражать свое мнение?

- Да.

- Есть разные механизмы оценки эффективности, а если сравнивать бюджеты, то они на Russia Today гораздо больше, чем бюджеты американских радиостанций, входящих в BBG, Broadcasting Board of Governors (11 млрд рублей против 767 млн долларов. - Slon) (дисклеймер об ошибке*). Почему настолько больше денег нам нужно вкладывать?

- Во-первых, бюджеты на разъяснение на внешней арене интересов и движения информации о стране у нас и в США несопоставимы, у американцев они выше не в разы, а на порядки. Вы берете отдельную американскую организацию.

- Да, которая управляет зарубежными радиостанциями.

- Не забывайте о том, что есть масса всего другого, включая и Агентство по содействию, и фонды, и неправительственные организации, и прочее, прочее, прочее. Плюс организации, создаваемые корпорациями и занимающиеся лоббизмом и в Америке, и за рубежом. Разница будет на порядки в ту сторону. Нет у нас никакого перекоса в пользу разъяснения нашей позиции на мировой арене. Скорее у нас - серьезное отставание от многих других партнеров.

- И я сравниваю бюджеты нескольких радиостанций и одной телекомпании.

- Радио всегда дешевле.

- Ясно. Вы помните доклад министра Михаила Лесина на конференции «Индустрия СМИ: Направления реформ»? 2002 год. Он представил свою позицию о том, как должны развиваться СМИ в долгой перспективе. Было сказано, в частности, что у государства должны остаться один телеканал, одна радиостанция, одно информагентство и одна газета. Мы все-таки видим концентрацию, которая произошла за последние годы. Контроль государства над источниками информации.

- У нас не происходит концентрации СМИ в руках государства. У нас количество негосударственных СМИ как было большим, так стало еще больше. Не говоря уже о том, что если мы сопоставим долю количества источников информации, на основании которых граждане Российской Федерации получают информацию об окружающем их мире, с тем, что было в 2002 году, то за счет массового количества социальных сетей, блогов, изменения структуры восприятия информации мы можем говорить об уменьшении доли государственного влияния на мозги населения.

- Но если брать российский телеэфир, то там больше видно единственную позицию, которая представлена государством. Там трудно все-таки представить оппозицию государственной точки зрения.

- Извините, неоднократно и вижу, и встречаю. У нас есть большое количество разного рода и телекомпаний, которые рассказывают отнюдь не о государственной точке зрения. У нас и другие позиции, помимо государственной, присутствуют в том числе и в новостях государственного телевидения. Те же «Вести-24» дают трибуну практически всем, кто существует в политическом спектре.

- Не-е-ет...

- Да-а-а...

- Ну, например?

- У нас что, Жириновского там нет? Зюганова? Миронова?

- «Системная оппозиция».

- Извините, системная оппозиция - это та оппозиция, которая кого-то представляет. Внесистемная оппозиция - это 12 фриков, которые бегают по городу. Я не думаю, что 12 фриков кому-то интересны.

- Год назад, после того как вы выступили очень жестко на журфаке...

- Я еще мягко выступил.

- Представили очень циничный взгляд на эту профессию...

- Он прагматичный.

- Вы сказали в интервью «Известиям», что думаете об образовательных стандартах в этой сфере. За этот год что-то изменилось?

- За этот год были сделаны попытки со стороны ряда экспертов подготовить профессиональные стандарты для нашей сферы. Мы посмотрели, и я не могу сказать, что они нас удовлетворили. Пока в этой работе достаточно много дилетантизма и непрофессионализма. Если говорить об образовательных стандартах, то здесь речь скорее будет идти не со стороны государства, а со стороны бизнеса, который является заказчиком. Некоторые изменения происходят. Мы очень довольны той ситуацией, которая сложилась на одном из полигонов, которые мы так расс

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Алексей Волин: нам совершенно не стыдно за нашу позицию


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.