Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Анатомия украинского протеста

  • Анатомия украинского протеста
  • Смотрите также:

Всю ночь на улице Грушевского в Киеве, недалеко от правительственного квартала, шли бои. Тысячи митингующих забрасывали спецназовцев камнями, брусчаткой, фаерами и коктейлями Молотова. Те отвечали дубинками, светошумовыми гранатами, водометами и резиновыми пулями. Милиция насчитала 40 пострадавших со своей стороны. Демонстранты и оппозиция никаких оценок своих потерь не дают: люди стараются по возможности даже не обращаться в больницы, поскольку их оттуда могут прямиком увозить в СИЗО. Всем участникам беспорядков грозит до 15 лет лишения свободы. Тот факт, что власти настроены решительно, подтверждает одна характерная деталь: активистов, бросавшихся бутылками с зажигательной смесью с крыши одного из зданий на Грушевского, беркутовцы раздели догола, расстреливали в упор резиновыми пулями, обливали холодной водой, а затем обнаженными отправили бежать на Майдан. Там их уже обогрели и одели.

Утром понедельника все было относительно спокойно. И митингующие, и силовики устали и от активных действий воздерживались. Это вынужденное перемирие. Нет никаких сомнений в том, что во второй половине дня все начнется по новой.

Так что же произошло? Почему участниками вчерашнего “народного вече” стали в 20 раз меньше людей, чем планировалось, и почему те, кто пришел, превратились из мирных демонстрантов в агрессивных радикалов?

Самая оптимистичная оценка численности восьмого народного вече, которое состоялось в минувшее воскресенье, — 80 тыс. человек. 16 января, когда, по мнению противников правящего режима, Рада фактически узаконила в стране диктатуру по белорусскому образцу, казалось, что на улицы Киева в воскресенье придет как минимум 500 тыс. человек, а то и вовсе миллион. Гражданским активистам и журналистам казалось, что эффект от новых законов должен быть даже большим, чем от избитых беркутовцами студентов в ночь на 30 ноября. Но случилось настоящее античудо: киевляне оказались на удивление равнодушными к тому, что произошло. Или неравнодушными, но безучастными.

Испугались? Надо быть, наверное, иностранцем для того, чтобы поверить, что киевляне в сегодняшней ситуации могли испугаться и не выходить на улицу только по причине того, что угрозы власти на них подействовали. Причины — в другом. И они те же, что и у радикализации протеста. Народ на улицах больше не верит никому — ни власти, ни оппозиции. Что с этим всем делать, тоже никто не знает. Но и отступать никто не намерен: власть — в силу своей узколобости и агрессивности, протестующие — из-за страха быть репрессированными.

Кто же виноват в том, что произошло? Попробуем разобраться.

Во-первых, это оппозиция. Пожалуй, самая главная причина, из-за которой людей на “вече” пришло меньше, но все они были настроены гораздо более радикально, состоит в разочаровании парламентской оппозицией. Та вот уже два месяца морочит голову протестующим украинцам, отчаянно защищает политику ничегонеделания. Те десятки тысяч человек, которые вышли в минувшее воскресенье на акцию протеста, требовали от оппозиции только одного — определиться с единым лидером, назвать его фамилию. Этого потребовал даже активист Автомайдана Дмитрий Булатов со сцены. Присутствующие на митинге скандировали Лидера! Лидера!.

Но призывы к здравому смыслу оппозиция не замечает. Она все никак не может определиться с тем, кто же должен возглавить этот украинский протест. Версий происходящего две: либо потенциальный лидер (а все знают, что самым логичным кандидатом на эту должность является Виталий Кличко) боится сесть в тюрьму и на самом деле не верит в украинский протест; либо оппозиционеры не могут поделить шкуру неубитого Януковича.

Как бы то ни было, лидера нет. Арсений Яценюк со сцены Евромайдана объявил, что лидер у протеста уже есть — это украинский народ. Кличко вновь заговорил о необходимости проведения досрочных президентских выборов. А радикал Олег Тягнибок вещал что-то невыразительное про нарушение Конституции.

Во время выступления всех трех лидеров народ на Майдане негодовал. Расскажи, что нам делать, Предложи варианты!, Сколько тут можно стоять, Где ваши действия, Хватит трепаться, пора что-то делать, — доносилось из разных сторон толпы. В это время Кличко с кем-то ожесточенно спорил прямо на сцене Майдана. Спустя пару часов ему пришлось спорить с протестующими уже в толпе. Закончилось все тем, что его стали “гасить” огнетушителями.

Яценюк предложил создать народные аналоги Рады и правительства, которые будут работать параллельно с официальными. Ничего, кроме смеха и негодования, эти предложения не вызвали. Нам в очередной раз морочат голову, — говорил в толпе 56-летний львовянин Владимир Надейник.

Фактически, за два месяца Майдана от лидеров украинской оппозиции не последовало ни одного конструктивного предложения или действия. Автомайдан, пикетирование резиденций высших чиновников и домов судей, баррикады на Майдане, — все это результат самоорганизации людей, а не действий оппозиции. Но оппозиционеры, которых все чаще называют в стране импотентами,  уже окончательно перестали быть авторитетными в глазах людей. А ни одна гражданская инициатива, не поддержанная легитимной оппозицией, не может существовать вечно.

В этих условиях радикализация протеста — единственный возможный сценарий развития событий. Активистам некуда отступать, за ними — СИЗО. Власти отступать тоже некуда: проявишь слабину — рискуешь потерять контроль над ситуацией.

Во-вторых, мороз. Фактически, с начала зимы и до 19 января днем морозов в Киеве не было. А в этот день — сразу минус 8. Стоять холодно. И вот зачем мерзнуть, чтобы послушать в очередной раз этих козлов и разойтись?, — недоумевал в разговоре с корреспондентом Росбалта 38-летний киевский предприниматель Алексей, который, кстати сказать, честно отходил все предыдущие семь народных вече. А теперь мерзнуть не хочу. Я уже давно знал, что толку от протеста при такой оппозиции не будет, но пока холодно так не было, ходить на акции было прикольно. А сейчас заболеть ни за что я не хочу, — объяснил он. И это мнение в Киеве вчера до начала драк было популярно как никогда.

Морозная погода одновременно и убедила людей в бесполезности мирного протеста, и сделала их агрессивнее и решительнее. Она же стала одной из причин, почему акция изначально была не массовой, а потому некому было сдержать самых “буйных” демонстрантов.

В-третьих, милиция. Несмотря на все призывы к единению и возгласы Милиция с народом, та на сторону народа не торопится. И вряд ли перейдет: в новом бюджете, подписанном на 2014 год, предусмотрено значительное повышение довольствия силовиков.

Из-за того что милиция никак не хочет переходить на сторону протестующих если не всем министерством, то хотя бы отдельными отрядами, многие люди вполне резонно опасались получить по голове, а потом попасть под “каток репрессий”.

Боязнь правоохранительных органов — едва ли не главная причина радикализации протеста. Демонстранты, почувствовав себя “загнанными в угол”, нападают на правоохранителей, потому что считают, что у них уже нет другого выбора.

В-четвертых, журналисты. Работники принадлежащих олигархам телеканалов перестали так активно поддерживать протест, как раньше. Крупнейшие телеканалы страны — Интер, 1+1, СТБ и др. — принадлежат близким к властям олигархам. Поначалу они крайне активно освещали происходящее на Майдане и вокруг него. И делали это на удивление честно. Но в последние недели все вернулось на круги своя: многие важные для общества политические истории попросту замалчиваются, сила протеста преуменьшается, зрителей откровенно успокаивают. И глупо думать, будто никто этому не верит.

Из-за того, что журналистам крупнейших телеканалов стало плевать на людей, людям стало плевать на то, что про них покажут по телевизору. Люди на Грушевского так и говорили: “Плевать, какой будет картинка. Нам терять уже нечего”.

В-пятых, олигархи. Нет никаких сомнений в том, что если бы крупнейшие держатели капиталов в Украине перешли на сторону оппозиции, кресло под Януковичем зашаталось бы по-настоящему. Ринат Ахметов, по данным журналистов, контролирует, по меньшей мере, 50 депутатов из фракции Партии регионов в парламенте, а Дмитрий Фирташ — не менее 30. Если бы эти депутаты получили от своих патронов приказ не голосовать за законы о диктатуре, то их бы и не приняли. Но олигархи, которых ранее считали обиженными Януковичем, на сторону протестующих переходить не хотят.

Почему? Это одна из главных политических загадок Украины последнего времени. Ясно одно: заставить их изменить свое мнение может только Запад. Если начнет арестовывать их счета и собственность за границей. Но Европа, на которую так изначально надеялись в Украине, пока тоже предпочитает не вмешиваться.

Поэтому люди потеряли надежду на то, что их протест заставит расколоться монолит власти. До последнего все надеялись на то, что народ услышит если не Янукович, то хотя бы Ахметов. Или Фирташ. Людей не услышал никто, и они взялись за камни.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Анатомия украинского протеста


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.