Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Волгоградские обыватели: мы живем как на войне

  • Волгоградские обыватели: мы живем как на войне
  • Смотрите также:

На следующий день после теракта брат Андрея побоялся ехать на работу на троллейбусе. Наталью отозвали из отпуска. Она преподает в полицейской академии, но сейчас ее отправили в «другое место», которое она не может назвать. Машину скорой помощи, на которой работает Алексей, отправили на вокзал из города Волжский - «спальни» Волгограда. Дядю Нателы в канун Нового года забрали в полицию, потому что он вышел на улицу без паспорта, и отпустили только спустя несколько часов. Яна взяла паспорт и пошла на работу в библиотеку: «Мы живем, как на войне. Но знаешь, люди стали читать любовные романы, видимо, чтобы поднять себе настроение».

Кто защитит вокзал?

С октября в Волгограде в трех взрывах погиб 41 человек, ранены были 178. Последние теракты произошли 29 и 30 декабря. Первая бомба взорвалась на вокзале, вторая - в троллейбусе. Через город проходит путь с Кавказа на Москву. До Грозного- 600 км, до Сочи - 800. По российским меркам расстояния небольшие. Власти объявили, что за терактами стояла исламистская организация, добивающаяся независимости республик Северного Кавказа. Ее лидер Доку Умаров призывал в июле не допустить проведения Олимпиады в Сочи.

Кто-то верит в виновность т.н. кавказских террористов, а кто-то говорит: «Это не дагестанцы, теракты никак не связаны с Сочи». И добавляет, что 31 декабря 2013 года в России подошла к концу правительственная программа по охране вокзалов, на которую было выделено много миллиардов. На портале, посвященном кавказской тематике, можно прочесть: «Возможно, терроризм в России - это такой же бизнес, как рейдерские захваты. Если есть фирмы, которые специализируются на захвате предприятий, почему не могло бы существовать фирмы, которая зарабатывает на имитации самоубийств шахидов?»

Вслух об этом не говорят. Известно, что накануне Олимпиады российские спецслужбы занимаются усовершенствованием СОРМ - системы, позволяющей контролировать электронные средства связи - звонки, смс, социальные порталы в интернете. Недавно появилась система «глубокого проникновения», которая отслеживает электронную корреспонденцию.

Город-герой

Когда россиянин говорит «Волгоград», он думает «Сталинград». Надпись «город-герой» встречает гостей уже в аэропорту. В 1942 году в переломной для хода Второй мировой войне битве, длившейся больше пяти месяцев, весь город был разрушен (до 1945 года в руинах продержались полторы тысячи человек), была уничтожена и вся 6-ая немецкая армия (364 тысячи солдат погибли, 102 тысячи - не пережили плена). Фильм «Сталинград», первая российская картина в формате 3D, стал самой кассовой премьерой прошлого года.

Сейчас Волгоград - один из 12 российских городов-миллионников. Половину доходов города приносят оставшиеся с советских времен крупные промышленные предприятия (производящие тракторы, стальные трубы, удобрения). Когда-то в промышленности работала половина жителей города, сейчас - около 20%. Здесь живут семь российских миллиардеров и около шести тысяч человек с годовым доходом, превышающим миллион рублей. Однако волгоградский обыватель зарабатывает в среднем 21 тысячу рублей в месяц, а половина работающих - всего 6 тысяч. За эти деньги невозможно снять даже однокомнатную квартиру.

Кавказская диаспора в городе - это примерно 35 тысяч человек азербайджанцев, 16 тысяч армян, 4 тысячи грузин и неизвестное количество чеченцев и дагестанцев, которые редко регистрируются и в основном курсируют между Волгоградом и Кавказом. До дагестанской столицы - Махачкалы - отсюда несколько часов езды.

На выборах в Волгограде Путин получил более 60%, как в среднем по России. Но люди говорят: «Избирательные комиссии у нас состоят из учительниц, которых могут в любой момент уволить. Они сидят там и фальсифицируют результаты. Путин побеждает благодаря их страху». Или: «Начальник велел всем голосовать за Путина, я пошел, но порвал бюллетень, прежде чем бросить его в урну».

Отработаю и уеду

Алексей, 30 лет, врач-педиатр. Работает в скорой помощи, живет с родителями, планирует накопить на квартиру и жениться на своей девушке Анне.

«Две недели у нас было здесь чрезвычайное положение, - рассказывает Алексей. - Поймали много кавказцев с оружием, 85 человек. Они хотят развязать в России гражданскую войну и отделить юг страны. У нас сейчас происходит то, что когда-то в Польше! Почему ее разделили на части? Потому что шляхта делала, что ей вздумается, а Польша находилась в предбаннике Европы: любой мог туда войти».

Азиаты и Кавказ. «Сейчас на нас надвигаются с юга: азиаты и кавказцы. Они работают тут за копейки, каждый день отбирают у русских работу, а теперь еще взрывают себя на вокзалах! Это черная масса, которая скоро зальет нас, славян. Власть этим не интересуется, потому что там сидят евреи. Всю эту информацию можно сейчас найти в интернете, нужно только знать, где искать».

В Москву. «Я хочу уехать из Волгограда. Как только моя девушка Анна окончит медицинский университет. Лучше всего в какую-нибудь деревню, где не хватает врачей. Тогда нам дадут миллион на обустройство. Все мои однокурсники планировали уехать на пару лет в Москву, чтобы заработать на квартиру. Работа там тяжелая, все относятся к тебе, как к кавказцу, но зарплаты зато, как на Западе, можно получать 40 тысяч. Я туда не поеду: у меня нет там знакомых. А без них сложно быстро найти работу и квартиру».

Дежурства по выходным. «Я зарабатываю и откладываю деньги с тех пор, как пошел учиться. Зарплата в скорой помощи - около 9 тысяч. Я работаю сутки, потом у меня один день отсыпной и два выходных. В первый день я обычно ничего не делаю: схожу в магазин, посижу за компьютером, а потом беру дополнительные дежурства и зарабатываю ими еще 9 тысяч. В итоге с надбавкой за стаж получается около 20».

200 рублей в кармане. «Я живу с родителями, так что на этом удается сэкономить. Отец работает слесарем на тракторном заводе, мама была там инженером, а недавно вышла на пенсию. Квартплата у нас 4 тысячи в месяц, а чтобы снять однокомнатную квартиру в центре нужно 12 тысяч, на окраине - 10 тысяч».

Экономия на связи. «У нас такие тарифы, что на одних звонках вроде бы экономишь, а на других теряешь. Так что в самых популярных моделях телефонов две сим-карты. Мне таким образом удается сэкономить в месяц рублей 200».

Платное образование. «Анна живет в общежитии. Мы вместе уже год, если все сложится, мы поженимся. Пока я не могу никуда уехать: государство заплатило за два последних года моего обучения. Первый год стоил 34 тысячи, второй - 45, третий - 54, а на два последних я получил стипендию. Теперь я должен отработать три года в скорой помощи. Остался еще год. За первый курс я заплатил из своих накоплений, еще помогли родители, потом я работал санитаром, а вечером шел на занятия. Я выбрал педиатрию, потому что туда легче всего было попасть, специализацию я хочу проходить в травматологии».

Реформа в грязных халатах. «1 января у нас произошла реорганизация: уволили всех санитарок, а их обязанности переложили на водителей и врачей. Прихожу после Нового года, а там все в грязных халатах - стирать некому. Водители отказываются носить больных. Мы в основном ездим к пожилым людям, а у них нет сил дойти до машины. Мало нам было террористов, так тут еще и реформа!»

Славяне под угрозой. «Если бы я был у власти, я бы устроил порядок, как в Белоруссии: покончил с коррупцией, дал денег на культуру и образование, чтобы мы, как народ, могли стать сильными. А еще ввел бы сухой закон и дал денег врачам, потому что здравоохранение на нынешнем уровне, как теракты, служит только уменьшению численности славян».

Люди читают диссидентов

Яна, 67 лет, библиотекарь. Родилась в Баку, переехала в Волгоград в 1988 году с мужем и двумя детьми. Три года назад овдовела, с тех пор живет одна.

«Страх, конечно, есть, - рассказывает она. - Пустые улицы, все носят при себе паспорт. Но как показывает история Сталинграда, запугать людей не так легко. Мы смогли подняться после великой битвы, поднимемся и сейчас. Понятия не имею, кто мог это сделать. Наверняка террористическая организация. Дагестанцы? Неправильно обвинять людей по национальности. Это мог быть и русский. Террористы вербуют в свои ряды все больше славян».

Расстрелянный дедушка поляк. «Я родилась в Азербайджане, мой дед был поляком и коммунистом, из-за политических преследований он бежал из Польши в Баку. А семья моей бабушки, русской, бежала от голода из Нижнего Новгорода. Так они встретились. Дедушке пришлось бежать еще один раз, при Сталине, тогда уже из-за польской фамилии. Он попал на Сахалин, но в 1952 году его нашли и посадили. Он получил 10 лет без права переписки: официально за вредные убеждения. В 1961 пришло письмо с сообщением, что дедушку реабилитировали, потому что его расстреляли девятью годами раньше. Моему отцу было тогда 27, он работал на таможне, а мама была домохозяйкой».

Революция в Азербайджане. «Я люблю Баку, там я познакомилась с мужем. Он работал на железной дороге, а я в центральном государственном информационном агентстве ТАСС. Мы жили все вместе с нашими соседями армянами, азербайджанцами в одном дворе. У всех были хорошие отношения. Но в 80-е армяне объявили себя хозяевами Нагорного Карабаха, и началась революция. В Баку пришел Народный фронт Азербайджана, революционеры бегали по улицам с азербайджанскими флагами. Из бакинских школ пропал русский язык, так что нам некуда было послать детей. Из-за революции в конце 80-х из города уезжали и русские, и азербайджанцы, и армяне. Многие - в Волгоград, потому что это близко. А у моего мужа были здесь родственники».

Подготовить детей к поступлению. «Под самый Новый год, с бутылкой шампанского в чемодане на случай, если мы не успеем до полуночи выйти из аэропорта, мы приземлились в Волгограде.

Муж нашел работу в министерстве транспорта, а я в ТАСС. Мне пришлось отказаться от работы, когда детей нужно было подготовить к поступлению в вузы: школа, домашние задания, репетиторы... Благодаря этому и сын, и дочь поступили на экономический. Их дипломы - это моя с мужем заслуга. Только когда они окончили университет, я нашла работу на полставки - в библиотеке».

Подселение. «Пока муж был жив, мне ни о чем не приходилось беспокоиться. Даже когда после приезда нас подселили в квартиру, где уже были жильцы, он не потерял головы, а просто пошел с ними поздороваться. Было очень страшно, когда он уходил. Курил он как паровоз, раз

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Волгоградские обыватели: мы живем как на войне


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.