Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Дроздовский: история белого генерала

  • Дроздовский: история белого генерала
  • Смотрите также:

Ровно 95 лет назад, 14 января 1919, на 37-м году принял героическую смерть Белый Рыцарь, потомственный дворянин, участник трёх войн, генерал Михаил Гордеевич Дроздовский.

Смутное время рождает и героев, и подлецов. Когда рушится старый мир, когда спадает мишура привычной жизни, обнажаются истинные качества человека, какими бы они ни были. Когда человек более не связан ни приказом, ни законом, ни общественным мнением, тогда он и являет себя миру таким, каков он есть. Что выберет он: путь чести, правды и долга или путь наживы, зависит лишь от него самого. Окунуться ли с головой в водоворот крови, грязи и безумия или встать стеной на защиту гибнущего мира - вот тот выбор, который приходится сделать каждому, и его нельзя предсказать.

Кто мог бы знать еще в 1917, что генерал Кельчевский в феврале 1918-го прикажет распустить уже сформированные добровольческие соединения на Румынском фронте, а никому ранее не известный полковник Дроздовский откажется выполнять приказ и поведет добровольцев из Ясс на Дон в помощь Корнилову? И если первый не заслуживает нашего внимания, то о полковнике Дроздовском далее и пойдет речь.

Михаил Гордеевич Дроздовский родился 7-го октября 1881 года в Киеве. Его отец, потомственный дворянин, генерал-майор Гордей Иванович Дроздовский был участником обороны Севастополя, имел боевые награды. Путь юного Дроздовского был предопределен. С малых лет он вращался в военной среде, обществу ровесников предпочитая денщиков отца. Он мог часами слушать их рассказы о войнах, походах и полковой жизни. Ближе к 7-ми годам у юного Михаила развилась страсть к поэзии, естественно, излюбленными его стихами были красочные описания войны. Декламируя их, он представлял сцены в лицах и заставлял сестер выслушивать его.

В 1892 году Михаил Гордеевич был отдан в Полоцкий корпус, но позднее был переведен в Киевский кадетский корпус. Воспитатели отмечали его недюжинные способности в сочетании с такой же недюжинной ленью, своенравием и изобретательностью в шалостях. Однако врожденные бесстрашие, честность и прямота не позволяли ему скрывать свою вину, отчего он часто нес наказания. В старших классах Дроздовский увлекся рисованием и достиг в нем неплохих успехов, но, к сожалению, все его работы были утрачены.

В 1899 году он окончил кадетский корпус и поступил в Павловское военное училище в Петербурге. Там он не оставил своей любви к всевозможным шалостям, и карцер стал его постоянным местом пребывания. Однажды Дроздовский даже вывесил на двери карцера свою визитную карточку, утверждая, что ему предоставили отдельную комнату в училище. Стоит ли говорить, что за это он был наказан вдвойне. В конце концов, жизнь в училище, самодурство и несправедливость начальства показались Дроздовскому настолько невыносимыми, что он написал отцу о своем решении покинуть училище. Лишь многочисленные просьбы отца не бросать уже начатое образование смогли убедить его продолжить обучение. Стоит отметить, что, несмотря на все это, Михаил Гордеевич окончил училище в 1901 году одним из лучших. Затем был Лейб-Гвардии Волынский полк, который окончательно и сформировал его характер. Впоследствии Дроздовский говорил, что всем обязан своему отцу и этому полку.

В 1904 году Михаил Гордеевич поступил в Николаевскую академию Генерального штаба, но не успел приступить к обучению из-за начавшейся войны. На фронтах Русско-японской войны он получил первые награды: орден Святой Анны 4-й степени и орден Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом, а также первое ранение. После окончания войны Дроздовский вернулся в академию Генштаба, которую успешно окончил в 1908 году. В период между войнами он окончил Севастопольскую авиационную школу, знакомился с флотом: выходил на боевые стрельбы на броненосце, ходил в море на подводной лодке, спускался под воду в водолазном костюме. В это же время Михаил Гордеевич написал большой труд по стратегии будущей русско-германской войны, в котором предвидел многие неудачи, последовавшие ее начала. К сожалению, никаких материалов не сохранилось.

Великая война застала его в Варшаве, откуда он был назначен в Штаб Главнокомандующего Северо-Западным фронтом. Следует сказать, что работа в таком крупном штабе в чине капитана была практически писарской и чрезвычайно тяготила Дроздовского. Прекрасно понимая, что на этой должности он бесполезен, тот всеми силами старался вырваться на фронт. Наконец, после долгих хлопот ему это удалось, и он был зачислен в штаб 27-го армейского корпуса, а осенью 1915 произведен в подполковники и назначен начальником штаба 64-й дивизии.

Об этом периоде в жизни Дроздовского лучше всего скажут записи из его дневника: «Я по горло завален делами, целыми днями на позиции, возвращаюсь с обходов усталым и зарываюсь в бумагу, без конца сидишь и пишешь, позднее разбираю телеграммы – это пачка в добрый роман Золя. …это все подлая привычка отписываться. Если бы старшие и высшие действительно побольше работали и чаще посещали части, не нужно было бы этой мертвящей, душащей бумаги». В начале сентября 1916-го года Дроздовский руководил атакой горы Капуль, за которую позже был награжден георгиевским крестом. Атака развивалась стремительно, но вот цепи залегли под шквалом огня. Тогда подполковник Дроздовский поднял лежащие цепи и с криком: «Вперед братцы!» бросился в ревущее море свинца. Немцев выбили из окопов, но и сам он был ранен. На соседних участках фронта не нашлось ему подобных, подкрепление не пришло. Вечером позиция была оставлена…

В армию Михаил Гордеевич вернулся только в январе 1917 года. Тогда же он был произведен в полковники и назначен в штаб 15-й пехотной дивизии. Его мечта о собственном полке так и оставалась мечтой. Там и застала его февральская революция. В одночасье рухнуло все. Уже такая близкая победа стала невозможной. Приказ №1, выводящий солдат из подчинения офицерам в подчинение солдатами же созданных комитетов, означал смертный приговор армии. С каждым днем она разлагалась все сильнее, разваливаясь на сотни банд, терроризирующих население. Обыденным стало невыполнение приказов, повальное дезертирство, грабежи, избиения и убийства офицеров. Ни о каком продолжении войны в таких условиях не могло идти и речи.

Будучи убежденным монархистом, Дроздовский тяжело переживал февральские события, понимая к чему ведет безвольная политика Временного правительства, потакание Петросовету и игра на самых гнусных инстинктах черни. Он слишком хорошо знал людскую психологию, чтобы вместе со всеми предаваться восторгам от свалившейся на голову «свободы». В первом же письме после революции Дроздовский писал: «Оборвалось и рухнуло все, чему я верил, о чем мечтал, для чего жил, все без остатка… в душе пусто. Только из чувства личной гордости, только потому, что никогда не отступал перед опасностью и не склонял перед ней своей головы, только поэтому остаюсь я на своем посту и останусь на нем до последнего часа».

Но не политика волновала его, а неизбежно проигранная война, кровь, хаос и власть Хама, несущая неисчислимые беды России. В этих условиях, будто бы по горькой иронии судьбы, Михаил Гордеевич получает в командование полк. Хотя, обстановка на Румынском фронте в целом была лучше, чем на остальных, благодаря удаленности от Петрограда, присутствию румынских войск и деятельности командования по пресечению большевицкой агитации, ни о каком плодотворном командовании полком не могло идти и речи. Дроздовскому пришлось пойти на самые крутые меры вплоть до расстрела дезертиров, чтобы восстановить дисциплину и даже успешно воевать, но все было тщетно. Октябрьский переворот окончательно поставил на всем крест. К тому времени Михаил Гордеевич уже командовал дивизией, куда был назначен против своей воли. Он вскоре сложил с себя полномочия и занялся организацией будущего похода на Дон, куда должен был на помощь Корнилову отправиться формирующийся на Румынском фронте добровольческий корпус, проявив себя как замечательный организатор. Однако вскоре связь с Доном была утрачена, а Украина объявила о своей независимости и отказалась пропустить добровольческий корпус. Тогда-то генерал Кельчевский и издал свой предательский приказ о расформировании добровольцев. Казалось, что все погибло. Добровольческая армия истекала кровью в ледяных Кубанских степях, отбиваясь от бесчисленных орд большевиков, а на Румынском фронте царила растерянность и неразбериха в рядах руководителей. В эту минуту и встает скромная фигура полковника Дроздовского, фактически спасшего гибнущую идею. Так на далекой окраине рухнувшей империи зажглось пламя национальной борьбы.

Несмотря на противодействие как румынской стороны, так и штаба фронта, считавшего поход авантюрой, 26 февраля 1918 года отряд полковника Дроздовского численностью в 800 человек выступил в поход на Дон. Хотя и небольшой по численности, отряд был грозной силой. Закаленные в боях офицеры, спаянные общей идеей (среди добровольцев Дроздовским была создана тайная монархическая организация) и ведомые железной волей своего командира, они готовы были свернуть горы. Это был не просто переход, это был крестовый поход на защиту поруганной России. Впереди тысяча верст пути, хаос и анархия, петлюровцы, большевики, бесчисленные банды из дезертиров, а где-то вдалеке, как смутный мираж, Новочеркасск - Земля Обетованная. В воздухе носятся страшные слухи о разгроме и поголовном истреблении Добровольческой армии, о гибели Корнилова, о зверствах большевиков на Дону. Кругом тьма и неизвестность, и лишь бессменный командир во главе колонны в своем поношенном френче, в пенсне и с винтовкой за плечами - единственная надежда и опора.

Участники похода позже сравнивали Дроздовского с Петром Амьенским, монахом, который вел рыцарей в первый крестовый поход. Сравнение не было голословным. Непьющий, некурящий, чуждый всем благам жизни и всецело поглощенный своей идеей, он и правда являл собой тип воина-аскета, сошедшего с древних гобеленов. Суровая дисциплина в его полку сочеталась с отеческой заботой о подчиненных. Дроздовский всегда стремился избегать ненужных потерь, максимально подготавливая операции, что позже не раз приводило к конфликтам со штабом Добрармии.

Так шли дроздовцы, разгоняя бесчисленные красные банды на своем пути, восстанавливая порядок, спасая и карая. Население встречало их как освободителей, выдавая на суд бандитов, комиссаров и прочую мразь. Там, где проходили они, восстанавливалась работа земств, организовывались отряды самообороны, набирались новы

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Дроздовский: история белого генерала


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.