Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Василий Лановой: к звездам себя не отношу

  • Василий Лановой: к звездам себя не отношу
  • Смотрите также:

16 января – 80 лет со дня рождения народного артиста СССР.

С уверенностью можно сказать, что именно Василий Семёнович, создав образ легендарного офицера, генерала всего Советского Союза в фильме «Офицеры», тысячи, если не миллионы юношей заставил избрать профессию - Родину защищать.

Случайностей в искусстве не бывает: не случайно именно Лановой сыграл когда-то революционного романтика Павку Корчагина и просто романтика - Артура Грея, с потрясающей достоверностью воплотил на экране графа Вронского, императора Константина Багрянородного, кардинала Ришелье, офицеров милиции и бывшего лётчика Вадима Алтунина... Он собственной жизнью наполнял эти образы.

В своём родном академическом театре имени Е. Вахтангова Василий Семёнович трудится без малого шесть десятилетий! То есть, как сделали ему после Щукинского училища запись в трудовой книжке, так она больше не менялась. «А что кино? Александр Птушко для «Алых парусов» перебрал 104 актёра, прежде чем на мне остановился. Так ведь и откровенно признался: «Меня интересуют в вас только ваши внешние данные». «Понимаешь, - говорил мне Василий Семёнович, - кинематограф пользовал в основном лишь мою фактуру. И вообще любые съёмки только опустошают. Зато театр всегда окрыляет. Наш великий учитель Евгений Вахтангов не зря утверждал: театр должен уметь «делать лица». Играть надо всё – от трагедии до водевиля».

На собственно фактуре Ланового есть резон остановиться подробнее хотя бы потому, что примерно с начала шестидесятых и до середины восьмидесятых в Советском Союзе никто ему, в этом плане, не составил конкуренции. Помню, моя приятельница, пылкая и давняя почитательница таланта Ланового, призналась: «Вася Высочество (так его доныне называют все воздыхательницы) - самый красивый артист в стране, - «Симпатичный,- говорю ей с ехидцей, - а Сергей Столяров, Олег Стриженов?» - «Да никакого сравнения! – возмутилась дама. - У первого красота лубочная, у второго - революционная. А Васечка - просто красавец на все времена!».

Да, природа и отец с матерью с потрясающей щедростью наградили актёра ликом и статью – спина как струна и взор орлиный.

Василий Семёнович и в свои восемьдесят запросто взбежит по лестнице и без напряга наденет любой из своих сценических костюмов театральной молодости. А ведь есть же ещё и его чудный голос – уникального, неповторимого тембра!

Кто ещё так прочтет Пушкина, Маяковского, Шевченко, Шота Руставели, Мериме, как Лановой? Для этого, как минимум, нужно иметь его завораживающий голос; владеть отточенностью его дикции, присущей сейчас, увы, очень невеликому числу исполнителей; своеобразной, ни на кого не похожей манерой чтения, гармонично сочетающей высокий поэтический «штиль» и мягкий, умный юмор.

Это Василий Лановой озвучил документальную киноэпопею «Неизвестная война» (в русском варианте «Великая Отечественная»), подготовленную американцами, где дублировал ведущего - выдающегося актера Берта Ланкастера. И получил за это Ленинскую премию. Не знаю более случая, чтобы актёра отмечали столь высокой наградой не за созданные им роли, а именно, как мастера художественного слова.

...С Василием Семеновичем Лановым меня связывают 37 лет очень хорошие отношения. Дружескими назвать я их не решусь хотя бы потому, что однажды услышал от земляка: «Я уже нахожусь в таком возрасте, когда друзей не приобретают. Всё чаще думаешь о том, чтобы они не уходили». И, тем не менее, повторяю, Лановой всегда очень замечательно и внимательно ко мне относился: выступал по моей просьбе в «Красной звезде», приходил к нам на редакционные посиделки, никогда не отказывал мне в интервью (я написал о нём добрых два десятка материалов). Однажды в Доме актёра имени А. Яблочкиной я вёл его творческий вечер. Часто посещал его спектакли, бывал в его квартире на Суворовском, 17.

В наших беседах «не для печати», артист всегда выказывал подкупающую остроумность, веселость и откровенность, которой многие его коллеги избегали по причине боязни «как бы чего не вышло».

А Лановой – человек мужественный, смелый, чрезвычайно независимый в своих суждениях. И вместе с тем он мудрый публичный деятель, прекрасно отдающий себе отчёт в том, что значит для людей слово, им молвленное. Поэтому вы, читатель, никогда и нигде не встретите его праздного трёпа на публику, не увидите Ланового что-то рекламирующего. Даже в самые трудные лихие девяностые, когда Василию Семёновичу с женой Ириной Петровной Купченко приходилось еле выживать, да ещё обучать двух сыновей.

Да с Лановым просто интересно общаться! Наверное, и потому, что он с детства - завзятый книгочей. Даже представить трудно ситуацию, чтобы Василий Семёнович, играя, предположим, Джорджа Бернарда Шоу в «Милом лжеце», ограничился только лишь текстом пьесы американского посредственного журналиста Джерома Килти. Или чтобы ему, скажем, кто-то подбирал поэтические произведения для его собственных творческих вечеров. Кстати, в отечественном актёрском сообществе никто лучше Ланового не знает творчества Пушкина, равно как и других поэтов, чьи стихи он читает для публики.

- Василий Семёнович, вопрос почти риторический, и, тем не менее, вы не ощущаете себя со своим творческим багажом белой вороной среди современных теле- и театральных звёзд? - спросил я его.

- Среди них я себя никак не ощущаю, поскольку не отношу себя к ним. То, что ты называешь «звёздами» - на самом деле голый продукт современного шоу-бизнеса, который характеризуется пренебрежением к традициям отечественного искусства, к накопленному веками опыту, к постоянной и целенаправленной работе в профессии вообще и к самообразованию, самовоспитанию. Настоящего актёра может сделать только театральный вуз, та самая традиционная «школа», а отнюдь не частое мелькание в телебалаганах. Но, увы, сегодня во главу угла ставятся быстрые деньги и быстрая слава, а отнюдь не талант и трудолюбие. Сегодня на сцену или съёмочную площадку выходят не ради служения высоким идеалам (большинство из современных «звёзд» и слова-то такого – «идеалы» - не знают), а ради сиюминутного успеха, добытого любой ценой – обнажением телесным и нравственным, матом, кощунством, пошлостью, бесчестностью. Мы в молодости тоже не страдали заниженным самомнением. На первом курсе были абсолютно убеждены: можем сыграть всё, что угодно. И первая известность кружила, пьянила наши головы. Зато к четвёртому курсу начинали понимать, как мало ещё умеем. А с приходом в театр «головокружение от успехов» и вовсе проходило. Ну что ты хочешь, если я почти шесть лет выходил на сцену только в массовках и эпизодах, хотя в кино сыграл уже и Павку, и Грея.

Главное трагическое несчастье, которое принёс нам капитализм, - это, безусловно, уменьшение духовности. Польза, польза, польза! Деньги, деньги, деньги!

Руси это было несвойственно, она никогда не была меркантильна, а теперь невольно ловишь себя на мысли: раньше я бы сел и читал, а сегодня надо бежать на концерт, ещё на один. До перестройки такого не было: мы жили, словно в заповеднике. Будущее всегда представлялось нам, если и не светлым, то спокойным - точно. 140 рублей пенсии, - этого же с лихвой хватало! Старики ещё и откладывали себе на смерть. А сейчас страх перед завтрашним днём во сто крат усилился. И с увеличением потребительства духовность в геометрической прогрессии уменьшается. Не зря американские философы всерьёз говорят, что потребительство будет последним гвоздем, вбитым в гроб цивилизации.

…Все его родичи с отцовской и материнской сторон были крестьянами из села Стрымба, Кодымского района Одесской области. Они пахали землю, занимались животноводством. На всё село - всего три фамилии: Лановые, Якубенки, Дундуки.

- Каждое лето из Москвы мы обязательно ездили к бабушкам с дедушками, - вспоминает Василий Семёнович. 20 июня 41-го года мама отправила нас, троих детей, с проводником: младшей сестре было четыре, мне - семь, старшей - десять лет. А сама она должна была приехать через пару недель - провести с нами отпуск. К осени мы бы вместе вернулись домой. 22 июня в четыре утра мы сошли с поезда на станции Абамеликово. Уже светало. И вдруг услышали гул, словно непрерывный гром, а потом увидели сотни самолетов. Эта армада летела бомбить Одессу. Люди взрослые - это я отчётливо помню! - мгновенно стали очень серьезными. Мы три километра от Абамеликово топали, и за всю дорогу никто не вымолвил слова. Так началась для меня война. Мамка не приехала ни через месяц, ни через год, ни через два, ни через три. Абсолютный обрыв: родители остались в Москве, мы - в селе. Они не знали, что с нами, а мы не представляли, что с ними. Отцовские дедушка с бабушкой вскоре один за другим померли, а вот со стороны матери остались в живых - к ним мы и переехали. Где-то к весне 43-го — в то время у нас румынские части стояли — я впервые от румын услышал слова «Сталинград» и «Гитлер капут». Правда, ничего по малолетству не понял. Но трудился как взрослый: пас колхозных коров (румыны не ликвидировали советских колхозов). Каждое утро я на лошади гнал стадо в поле, а вечером возвращался в село. Спустя годы, когда я ловко гарцевал верхом в ролях Павки Корчагина, графа Вронского, комэски Вараввы, меня часто спрашивали: «Где ты этому научился?». И я вспоминал добрым словом дедово напутствие: «Ось тобi кобилка, Василю. Як поїздиш на нiй голою сракою без сiдла, то й навчишся. А потiм колысь тобi це згодиться».

В начале войны у деда квартировал толстый немецкий майор. Он то и дело показывал фотографии своих троих детей и плакал. Как-то, расчувствовавшись, подарил мне немецкий пояс — дуже гарний такий пасок для семирiчного хлопчика.

Иду я, им перепоясанный по току, и вдруг рядом немецкая машина притормозила. «Ком хер, ком хер!»,- позвал солдат. Я подошел, а он показывает: дескать, отдай ремень. Я заупрямился: «Не-е, мне подарили». Он взял автомат и выпустил над моей головой веером семь очередей.

Я рухнул на землю от испуга, а он весело заржал. Долго потом я заикался, даже, пардон, мочился. После того, как мама забрала нас в Москву, меня достаточно быстро, года за полтора, вылечили. Это было похоже на волшебство. Врач спросила: «Агафья Ивановна, ваш сын украинские песни знает? Вот пусть с утра до вечера их и поёт». Я так и делал. Кстати, избавиться от украинского акцента было ничуть не легче. Пришлось бороться и с ним. И это был

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости культуры | |

Подписка на RSS рассылку Василий Лановой: к звездам себя не отношу


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.