Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Казус Охлобыстина

  • Казус Охлобыстина
  • Смотрите также:

Его предложение можно поддерживать или отвергать, но нельзя запрещать ему говорить то, что он думает.

Иван Охлобыстин – своеобразный человек. Склонный к повышенной эпатажности – которая не всегда заслуживает той шумной реакции, которую вызывает.

И его предложение о введении уголовного наказания за гомосексуализм, скорее всего, неверно или как минимум спорно. Просто потому, что те или иные отклонения от природно-нормального не могут быть предметом социально-институализированного наказания, кары или возмездия. В частности, тогда, когда касаются удовлетворения человеком своих естественных, тем более – интимных потребностей. Вообще-то интимные стороны жизни потому и называются интимными, что не подлежат публичному общественному обсуждению.

Существуют разные объяснения тяги к однополым отношениям – как особой извращенности, как определенного психологического или физиологического заболевания, как некой природной аномалии (врожденными недостатками тела – возможно, вследствие генетического дефекта или воздействия негативных факторов в эмбриональном периоде).

В первом случае оно остается личным делом каждого, пока не начинает создавать проблем для общества и окружающих. Во втором – наверное, должно лечиться. В третьем – заслуживает жалости и сочувствия, как любое человеческое несчастье или уродство.

Этап человеческого развития, когда родившихся детей, обладавших физическими недостатками, сбрасывали с Тагейта, все же прошел. Хотя на том этапе развития эта практика была вызвана задачами обеспечения выживания остального общества.

Но все это не означает, что Охлобыстин не имел и не имеет права вносить подобное предложение.

Во-первых, потому, что он по определению имеет право вносить разные, в том числе и спорные предложения, а уж принимать их или не принимать – дело общества и государства. В современном российском обществе подчас вносятся куда более варварские и скандальные антиобщественные предложения: провести так называемую десталинизацию, объявить преступными те или иные периоды отечественной истории, разрушить памятники, уничтожить Мавзолей и так далее. Эти предложения куда более омерзительны, и пока еще остаются безнаказанными.

Ну и во-вторых, потому, что, вообще-то говоря, данное отклонение остается частным делом отдельных людей только до тех пор, пока они не начинают превращать его в вопрос публичного обсуждения. Как только он превращается в публичный вопрос, общество вправе начать оценивать его в том числе и как наносящий ему по тем или иным причинам ущерб. Например, если взять сугубо прагматичную сферу, ведущий к депопуляции и снижающий способность социума к выживанию. Или просто расходящийся с базовыми ценностными установками его общественной морали. Согласно 29-й статье Всеобщей декларации прав человека, общество имеет право накладывать через законы ограничения на те проявления прав и свобод, которые противоречат требованиям морали. Закон по определению есть норма, предполагающая санкцию и кару за его неисполнение.

Общество имеет право запрещать и осуждать то, что ему не нравится. Имеет право оправдывать – но имеет право и осуждать. И если обращаться к вопросу о том, как данное спорное отклонение от физиологической либо психической нормы, то бишь нетрадиционную сексуальную ориентацию, оценивает общественное мнение, то по состоянию на 2013 год 42% выступают за то, чтобы это было уголовно наказуемым, вплоть до лишения свободы; 15% – за наказание штрафом, 25% – что это должно быть предметом общественного порицания, и только 15% считают, что государство и общество не должны в это вмешиваться, поскольку это частное дело каждого человека. Причем за последние годы отношение общества к данному явлению явно ужесточилось: в 2007 году данные цифры составляли соответственно 19, 12, 18 и 34%. И, если на то пошло, это ужесточение стало реакцией на упорное навязывание и рекламу этой темы сторонниками данной ориентации.

То есть происходит естественная вещь: пока это явление действительно остается личным делом отдельного человека, общество относится к нему относительно индифферентно и терпимо. Но как только эта тема превращается в тему общественной дискуссии, общество начинает защищать свои представления о нормальном и естественном.

Проблема не в том, что кто-то предпочитает в своей интимной жизни удовлетворять свои специфические потребности способами, отличающимися от общепринятых. В частной жизни они имеют на это свое частное право. Проблема в том, что свое частное отклонение от нормального те или иные их представители пытаются представить как нормальное, естественное и общепринятое.

Человек не виноват в том, что имел несчастье родиться горбуном или одноногим, и не может быть осуждаем за это. Более того – он имеет право на сочувствие в своем несчастье. И окружающие, если они – воспитанные люди, никогда не станут даже свою жалость ставить в центр своего отношения к этому человеку.

Но если он или подобные ему, либо вообще лица, сделавшие из спекуляции на оправдании его несчастья свое прибыльное предприятие, начинают пропагандировать данную врожденную дефектность как норму, пропагандировать мнимые достоинства данного отклонения, навязчиво снимать фильмы о переживаниях и особенностях личной жизни горбунов, требовать призов для этих фильмов, устанавливать квоты на обязательный прием на работу определенного числа горбатых и травить тех, кто не захочет публично признаваться в теплом к ним отношении, – общество имеет право оградить себя от этой навязчивости. Просто на том основании, что это его раздражает или расходится с его эстетическими идеалами и представлениями о прекрасном. И еще на том, что это навязывание может привести к тому, что некоторые из тех, кто не страдает подобными дефектами, окажутся увлечены соблазном попробовать, не лучше ли стать горбуном, чем жить в своем естественном состоянии, и начнут ломать себе позвоночники.

Охлобыстин мог быть прав или не прав (скорее, он все же не прав), но он имел право сказать то, что он сказал. Опасно не то, что он сказал, а то, как на это отреагировало то сообщество, интересы которого он затронул. Эта реакция показывает, что оно, по сути, превратилось в тоталитарное меньшинство, стремящееся к навязыванию своих представлений и норм остальному обществу. Причем меньшинство, использующее в своей деятельности методы информационного террора, травли и шельмования не просто имеющих и высказывающих свое мнение по этому поводу, но представляющих мнение большей части общества.

Возникает ситуация, когда естественные сексуальные отношения становятся чуть ли не более предосудительными, чем «нетрадиционные».

Президент Франции Олланд – безусловно, не вполне адекватный человек. Только странно то, что наличие у него любовницы вызывало куда больший скандал, чем его роль в пропаганде и оправдании гомосексуальных отношений.

Существование любых тоталитарных меньшинств недопустимо в демократическом обществе. Равно как недопустимо и навязывание мнения явного меньшинства явному большинству.

Можно (и, более того, это нормально) сочувствовать заболеваниям и врожденным дефектам, но нельзя позволять объявлять эти дефекты нормой и образцом для подражания. Можно не соглашаться с предложениями Охлобыстина, но нужно жестко пресекать действия тех, кто развязывал его травлю.

Нашлись и те, кто объявил Охлобыстина фашистом на том основании, что фашисты тоже практиковали уголовное преследование тяги к нетрадиционной сексуальной ориентации. Хотя уголовное преследование подобного явления практиковалось на протяжении, пожалуй, большей части цивилизованной истории человечества. Так что по данному критерию Охлобыстина можно объявлять представителем цивилизации, а его оппонентов – представителями дикости.

Но важнее другое: фашисты потому и стали практиковать уголовное наказание этого явления, что еще до их прихода к власти представители данного меньшинства максимально пропагандировали и оправдывали себя, раздражая тем самым общество и вызывая его ответную реакцию. Фашисты просто использовали не ими порожденные настроения. Так что сегодня данное антисоциальное сообщество, пропагандируя свои противоречащие представлениям общества пристрастия, лишь готовит почву для того, чтобы (если эту пропаганду не будет пресекать нынешнее государство) порождалось то общественное раздражение, которое со временем вызовет к жизни и приведет к власти действительных фашистов, которые пообещают радикальными способами вылечить общество от его социальных и нравственных заболеваний.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Казус Охлобыстина


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.