Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Пограничные каратели. Не ту страну назвали Сенегалом

  • Пограничные каратели. Не ту страну назвали Сенегалом
  • Смотрите также:

С начала 2014 года Россия с замиранием сердца следит за судьбой нашего рыбацкого траулера «Олег Найденов», который задержан властями Сенегала в Атлантическом океане. На радость ура-патриотам в историю с задержанием судна приплели ненавистный многими «Гринпис» («Greenpeace»), намекая, что это возможная месть за «Арктик-Санрайз».

Некоторые СМИ пестрят страшилками про сенегальских захватчиков, раненых моряков, а патриоты комментируют, что не надо было освобождать из-под стражи гринписовцев, что надо послать в Сенегал наши крейсера и эсминцы и показать им кузькину мать, чтобы уважали как раньше.
Знаете ли вы, что российские рыбаки на своей собственной Родине регулярно попадают в положение заложников и под прицел боевых орудий? Что погранслужба РФ, попав под крыло ФСБ стала боевым отрядом кровавой гэбни, действуя по отношению к родным рыбакам порой хуже карателей времен Великой Отечественной войны.

Давайте сравним происходящее с «Олегом Найденовым» с тем, что происходит с нашими судами в родных водах. Я вместе с коллегой Кириллом Марениным  вспомнили навскидку порывшись в своих архивах о доблестных действиях береговой охраны ФПС ФСБ РФ на Камчатке.

Потопленный «Альбатрос»

Российские пограничники, наверное, чаще всех мировых стражей границы применяют оружие и в первую очередь… по безоружным рыбакам, как будто они вооруженные сомалийские пираты. Если раньше они охраняли 12-мильную зону территориальных вод и ловили нарушителей именно границы, то в 1997 году карацупам доверили охранять 200-мильную экономзону и ловить браконьеров. И они распоясались. Кровь играла, хотелось адреналину.

В мае 1998 года камчатский ПСКР «Дзержинский» расстрелял из 6-ствольной корабельной пушки китайский сейнер «Зонг Хонг -37», в результате чего погибли капитан и стармех. В ноябре 1999 года они открыли огонь по японской шхуне «Мэйси-Мару 128», незаконно промышлявшей у Командорских островов. Чаще всех огонь на поражение погранцы стали применять по судам с российскими экипажами.

22 февраля 2001 года у берегов Камчатки с самолета АН-72 ракетный залп был дан по судну, которое потом назвали «Альбатрос-101» (на фото выше). Капитан погиб и затонул вместе со шхуной. Экипаж спасся на плотах.
Свыше 30 пограничников за потопление, как бы браконьерского сейнера, получили ордена и медали. Но уголовное дело по «Альбатросу» даже не дошло до суда и рассыпалось за отсутствием состава преступления. Пограничные дознаватели и ФСБ не смогли найти доказательств браконьерству.  А как же расстрел? И продырявленные кителя и погоны под госнаграды и досрочные звезды? А  погибший капитан? Погранцам на это плевать. Главное пострелять, кого-то задержать, отрапортовать, поставить галку в отчетах, а там трава не расти.

Расстрел траулера «Дубно»

Вот как наши пограничники задерживали российское судно «Дубно» в Охотском море 12 марта 2005 года. После предупредительной стрельбы по «Дубно» был открыт огонь с самолета неуправляемыми реактивными снарядами. Один из снарядов попал в ходовую рубку. Двое членов экипажа – матрос и старпом – получили осколочные ранения головы. Первый погиб, второй стал инвалидом.
К слову сказать, конфискованную судом в доход государство шхуну Дубно потом продали за … 250 тыс. рублей, хотя цена многократно выше.

Траулер расстреляли и разграбили под носом у пограничников

В том же 2005-м приморский траулер «Саурдоу» получил пробоины от снарядов бортовой пушки пограничного самолета АН-72. Один из членов экипажа потом вспоминал, что почувствовал себя как на войне, когда услышал по рации голос командира самолета: «Убери людей с палубы, я открываю огонь на поражение». На этом судне не нашли ни одной крабовой ловушки, ни одной клешни.
К уголовной ответственности привлекли сразу четверых в т.ч. старшего механика, что было нонсенсом.

Продырявленное пограничными снарядами судно пришло в пограничную базу Корсакова. Над экипажем хорошо поиздевались. Привезли всех на военном самолете в наручниках с Сахалина на Камчатку. В камчатском УБОП матросов избили, а потом как собак вышвырнули на улицу без денег, документов. Четверых задержали и продержали 4 месяца в СИЗО.

Меж тем пароход, стоявший у пограничного причала в сахалинском Корсакове, методично грабили. Капитан рассказывал, что снабжение получил в Пусане. Постельное белье и посуда на судне были как в 5-звездочных гостиницах и лучших ресторанах. Новейшее навигационное оборудование «made in Japan» тянуло на 150 тыс. долларов. Новейший двигатель «Катерпиллар» стоимостью 350 тыс. долларов. Все тащили с судна люди в зеленых фуражках. Когда представитель фирмы сказал пограничникам, мол, что же у вас тут творится, ведь идет неприкрытый грабеж. То его послали, мол, пусть о судне заботится природоохранная прокуратура Камчатки, которая расследовала уголовное дело. а это не наше сахалинское дело. Полностью разграбленное судно, стоявшее на территории пограничной части в Корсакове было конфисковано в доход государства. Его потом с трудом продали за 450 тыс. рублей.

Никто не спорит, возможно, пограничники Сенегала били экипаж мурманского парохода, и сломали буфетчице руку (хотя это больше похоже на басни). Африканцы не стали расстреливать безоружных людей снарядами, которые предназначены для поражения живой силы и бронированной техники. Справедливости ради скажем, что «Дубно» и «Саурдоу» не реагировали сначала на требования об остановке. Но «Олег Найденов», по мнению властей Сенегала, тоже браконьер, однако они не стали открывать огонь по судну.

Вспомним события 8-летней давности, когда береговая охрана Норвегии преследовала в Баренцевом море наш траулер «Электрон», считая его нарушителем. Норвежцы тоже не стреляли, что позволило «Электрону» уйти в российские воды. Кстати, «Дубно» до ближайшей границы пришлось бы идти несколько суток. За это время пограничникам не составило бы труда его задержать, не применяя оружия.

Расстрел «Георгия Московского»

Никуда бы не скрылся в Беринговом море и траулер «Георгий Московский» с почти сотней человек на борту в январе 2009 года. Однако пограничники решили для его остановки также произвести предупредительную стрельбу с самолета АН-72.

Заслужил ли экипаж судна, попавшего в такую ситуацию, быть мишенью? В море действует принцип единоначалия: за все происходящее на корабле отвечает капитан. Если судно занимается браконьерством, то и за это отвечает только «кэп». И обвинение всегда предъявляется только ему. Решение убегать от пограничников тоже принимает не весь экипаж, а капитан. Рядовые рыбаки не должны нести ответственность за действия командного состава. Но боевой снаряд казнит всех подряд без суда и следствия.

Голодовка и запрет на сход с судна

Российская сторона обеспокоена тем, что страдает экипаж судна «Олег Найденов», стоящего под арестом в Дакаре. Зато в наших портах российские суда с экипажами на борту могут стоять под арестом месяцами, никому до этого нет дела.
Бывало, что экипажи арестованных судов, стоящих на рейде в Авачинской бухте Петропавловска-Камчатского, объявляли голодовку, требуя отпустить их на берег. Но им запрещают сход погранвласти. Порой на арестованных судах заканчивалась еда и вода, и отчаявшиеся рыбаки добирались до берега на плотах и вплавь. Капитан одного из арестованных судов покончил с собой.
Если приводить полную статистику задержанных судов, которые длительное время стояли на рейде только одного Петропавловска, это займет многие страницы. Приведем лишь пару примеров.

Издевательство пограничного генерала

В декабре 2001 года российский траулер «Мыс Меньшикова» был приведен сюда за якобы совершенное нарушение на промысле. Капитан Кряжков подал заявку на прохождение таможенно- пограничных формальностей для схода на берег, на что имел полное право. Однако начальник местного погрануправления генерал-лейтенант Лисинский запретил гражданину России сход на российский берег.

Кряжков обратился в суд, обжалуя действия пограничного чиновника. Только через 2 месяца суд признал действия Лисинского по удержанию Кряжкова на судне незаконными. А вступило это решение в силу еще через месяц. Все 3 месяца капитан и его экипаж в полном составе находились на судне, ставшем для них плавучей тюрьмой. Вы думаете Лисинский был наказан за незаконное лишение свободы российских граждан? Конечно, нет. Сейчас он носит погоны генерал - полковника и «рулит» на Северном Кавказе.

Вообще после того, как погранслужбу в 2003 году взяла под свое крыло ФСБ, то она почувствовала свою особую значимость, ненаказуемость, как было раньше когда они были погранвойсками КГБ СССР.
В ФПС распоясались донельзя. У каждого офицера-пограничника теперь в кармане красная корочка со зловещей аббревиатурой кровавой гэбни. Уголовные и административные дела, возбуждаемые ФПС, всегда выносятся в их пользу, ибо у российских судей тоже присутствует страх на генетическом уровне перед спецслужбой.
Можно вспомнить рыбацкие суда «Талдан» и «Чапаево» которые просто по беспределу конфисковали и наложили многомиллионные штрафы на судовладельцев. В одном случае судья переписывала постановления дознавателя ФСБ. Добиться в суде правды когда против тебя работает тайная жандармерия очень сложно. Судья вынесший оправдательное решение автоматически попадает под подозрение и прицел ЧеКа.

Пограничники РФ действуют как враги

В марте-апреле 2008 года российские пограничники задержали в Охотском море и привели в Петропавловск около двух десятков российских судов, якобы превысивших вновь введенную норму выхода икры минтая. Причем в некоторых случаях «превышение» составило тысячные доли процента - миллиграммы. Суда простояли на рейде до двух месяцев, не имея возможности освоить выделенные страной рыболовные квоты. В результате рыбохозяйственный комплекс Дальнего Востока понес убытки в размере более 200 млн рублей. Подсчитать ущерб государству не представляется возможным.

К слову, в СССР удержание в порту отечественных судов допускалось лишь на время, необходимое для изъятия незаконных орудий лова и незаконного улова. После чего флот отпускали, чтобы он развивал экономику предприятий и своей страны. Каждое рыбацкое судно было производственной единицей и выполняло план пятилетки, добывая на стол советским людям рыбу для пропитания и валютоемкую продукция на экспорт. Сегодня главный приоритет наших морских надзирателей в зеленых фуражках – нанести как можно больший материальный и моральный ущерб российским рыбакам и, соответственно, России. Они действуют как враги.

Двойные стандарты погранслужбы  ФСБ РФ

Чем же отличаются действия российских пограничников от действий африканских «тонтон-макутов», захвативших экипаж «Олега Найденова»? После задержания «Олега Найденова» российский МИД потребовал от Сенегала строго соблюдать международные нормы в отношении прав и законных интересов экипажа судна, включая предоставление морякам необходимой медицинской помощи. А когда 12 лет назад было задержано и отконвоировано в Петропавловск сахалинское судно «Бухта Андреева», пограничные власти не пустили на его борт врачей, когда капитану стало плохо. Судовладелец в течение суток уговаривал пограничников разрешить транспортировку больного на берег для оказания медицинской помощи. О международных нормах никто не вспомнил. У себя в стране ты уже враг априори для ФСБ, а рыбаки для  боевого отряда в лице береговой охраны.
Власти Сенегала заявляют, что «Олег Найденов» незаконно зашел в территориальные воды этой страны. А вам известно, что российское судно, зашедшее в территориальное море своей собственной страны, может быть объявлено нарушителем границы?

В мае 2009-го российское судно «Финский залив» находилось в исключительной экономзоне России у западного побережья Камчатки. Получив штормовое предупреждение, капитан решил войти в территориальное море, чтобы переждать непогоду поближе к берегу, где меньше глубина и якоря держат надежней. Для этого ему пришлось пересечь границу между экономзоной и терморем, о чем он предупредил пограничное управление.

В итоге капитан был обвинен в незаконном пересечении госграницы. Его адвокат пытался доказать в суде, что по российским и международным законам капитан обязан защищать судно и экипаж от потенциально опасных ситуаций, что заход в терморе был вынужденной и срочной мерой, не требующей сложных процедур пограничного контроля. Тем более, судно 8000 имело в строю лишь один из двух двигателей. Оно вошло в терморе без груза, никакой хозяйственной деятельности здесь не вело, просто стояло. Нет даже намека на причинение ущерба государственным интересам. Однако суд признал капитана виновным.

А вот еще пример «охраны пограничного режима» в России. В январе 2010 года транспортный рефрижератор «Залив Радуга» вышел из Малокурильска и зашел в Северо-Курильск. Первый порт находится на острове Шикотан, второй - на острове Парамушир. Оба острова курильские и относятся к территории Сахалинской области. Наименьший по расстоянию маршрут из Малокурильска в Северо-Курильск лежит за пределами территориального моря. Те, кто его выбирают, пересекают границу дважды: покидая терморе и возвращаясь в него. Перед выходом из Малокурильска капитан уведомил пограничные власти о своих намерениях и считал, что этого достаточно. Но по приходу в Северо-Курильск он был дважды привлечен к административной ответственности за нарушение правил пересечения госграницы. Оказалось, что он, следуя из одного сахалинского порта в другой, должен был пройти процедуру пограничного контроля. Мы-то по привычке считаем, что живем в единой стране. А на самом деле российские порты и города разделены государственной границей. И сурово будет наказан капитан судна, посмевший выйти, например, из Петропавловска-Камчатского во Владивосток без письменного разрешения пограничных властей. А уведомление по рации не считается. До такого не додумаются даже в Сенегале.

«Шпионские» датчики

Особым скотством отличились пограничники и камчатское управление ФСБ отличились летом 2010 года по отношению к научно-исследовательскому судну «Георг Стеллер». Ученые РФ и США проводили исследования у берегов Камчатки сивучей и китов. И намеревались устанавливать на них специальные телеметрические датчики.

Неожиданно судно задержали пограничники, и на него высадилась шайка ФСБ, изьявшая датчики и ноутбуки. Судно отконвоировали в порт, работы прекратили, капитану вкатили на пустом месте штраф 250 тыс. рублей за пересечение госграницы, хотя он уведомлял погранвласти. До этого работу судна санкционировали теруправления ФСБ Сахалина и Приморья. И была подана заявка в Камчатское Управление. Дармоеды гэбисты заинтересовались, а что это за датчики такие? Почему ученые не получили добро на их использование в НИИ ФСБ. Но в научном чекистском институте эта работа длится месяцами и стоит немалых денег. Ну, распилят чекисты датчик, который крепится к морскому млекопитающему и что они там увидят? Там микросхемы, диоды, транзисторы, проводки. Работы ученых были сорваны.

Можно много рассказывать о скотском отношении российских пограничников не только к рыбакам, ученым, но и к отважным яхтсменам, путешественникам. Последние годы они стали прикапываться даже к владельцам водных мотоциклов, резиновых лодок, небольших катеров. Требуют разрешение на выход в море, как будто на скутере или резиновой лодке можно пересечь Тихий океан и сбежать в «проклятую» Америку.

Камчатские аборигены, веками живущие в своих прибрежных поселках и выходящие в море на лодках на промысел рыбы, морского зверя вдруг стали тоже неожиданно врагами. Их пачками вылавливают пограничники и штрафуют, что они там чего-то не получили разрешительного.
Такой пограничного-гэбушный кошмар творится, наверное, только в России, может еще в Северной Корее.

Российские морские и рыбные порты неприветливые, закрытые, мрачные. Еще с советских времен здесь правят бал таможенники, пограничники, ФСБ и чересчур требовательные портовласти. Здесь не встречают пароходы с музыкой, здесь не выгружают уловы, чтобы везти сразу на рынок и в рыбные рестораны которых нигде в портовых городах России нет.

Пограничники РФ в последние годы именуют себя на американский манер «Cost Guard» (Кост Гвард – береговая охрана). Даже на некоторых патрульных судах пишут эти два английских слова.
Американская «Cost Guard» входит в состав вооруженных сил, а не в ФБР или ЦРУ как у нас. На сайте «Cost Guard» вы с удивлением можете прочитать, что в функции и задачи береговой охраны США входит в т.ч. спасение людей, природоохранные функции. В России это пока невозможно представить, чтобы погранцы занимались загрязнением морей и океанов, участвовали в спасательных операциях. Хотя почему бы нет? Они достаточно оснащены для этого плавсредствами и авиацией.

Российские погранцы себя мнят в основном в расстрельной функции, чтобы хватать и тащить, не пущать. Загрязнения морей их не волнует.

В 2013 году на Камчатке произошел резкий спад экспорта продукции. Уходят отсюда компании в другие регионы, где нет такого прессинга пограничников и прочих надзирательно-карательных органов. Несколько камчатских рыбодобывающих судов судовладельцы увели под испанский флаг, и они сейчас рыбачат в Северном море. Экипажи меняют в Норвегии. Там нет этого погранично-чекистского кошмара как в России. И имя этому кошмару только одно – путинизм. Эт о раньше пограничники СССР были едины с народом, которым им помогал бдить. Теперь их чаще воспринимают как карателей, как антинародную опричнину.

*  *  *
Конечно, история судна «Олег Найденов» полна драматизма. И мы всей душой желаем нашим соотечественникам вырваться из плена. Но почему судьбы российских экипажей, попавших в беду на своей Родине, не вызывают столько внимания со стороны общества и власти? И еще. То, что происходит в Сенегале с нашим судном, показывает, насколько низок авторитет России даже в глазах этой полунищей африканской страны. Сможем ли мы добиться уважения к себе за рубежом, если в собственной стране к нам относятся как к людям второго сорта свои же силовые структуры?  


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости дня происшествия | |

Подписка на RSS рассылку Пограничные каратели. Не ту страну назвали Сенегалом


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.