Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Соглашение об ассоциации с ЕС - это спецоперация Запада

  • Соглашение об ассоциации с ЕС - это спецоперация Запада
  • Смотрите также:

Политические итоги 2013 года в интервью корреспонденту ИА REGNUM подводит украинский политический эксперт, директор Института политического анализа и международных исследований ИМЭМО Сергей Толстов.

Как бы вы могли в целом охарактеризовать политические итоги 2013 года для Украины?

Основные вопросы украинской политики в 2013 году, безусловно, касались переговоров с Россией, и в частности, решения проблемы газовых контрактов. Напомню, вместе с тем, что по сути к началу 2013 года переговоры на эту тему были вообще заморожены. Продолжал фигурировать вопрос о трехстороннем консорциуме, при этом Украина начала выполнять положения Второго и Третьего энергопакетов Еврокомиссии и на этой основе делала отчаянные попытки диверсификации поставок через западные границы. Шел активный зондаж различных континентальных и морских вариантов, включая газовый терминал в Одессе, переговоры с Турцией и Азербайджаном, возможность участия Украины в TANAP через поставки труб в доле, составляющей 10% стоимости от прокладки. Правда, из всего этого набора более-менее перспективным направлением для Киева был лишь Трансадриатический коннектор, который предполагалось из Хорватии направить в Венгрию и продолжить до Украины. Это был единственный перспективный маршрут, потому что там уже реально строятся терминалы для сжиженного газа, но меморандум в итоге так и не был подписан.

При этом газовая проблема рассматривалась правительством Украины как главный фактор, который подрывает конкурентоспособность экономики. Необходимо учитывать, что одним из основных компромиссов между властью и обществом является поддержание минимального уровня социального обеспечения, включая низкие коммунальные цены. В то время как ЕС и США весь год требовали от официального Киева их приведения в состояние равнодоходности с западноевропейской энергетикой.

Контакты с Россией, пожалуй, были главным проблемным моментом. Сторонам долго не удавалось достичь стабильного взаимопонимания. Частичным успехом был меморандум о получении Украиной статуса наблюдателя в Евразийской экономической комиссии, были многочисленные переговоры и контакты, которые вылились в усиленные меры таможенного контроля со стороны России летом 2013 года. Это привело к снижению украинского экспорта в Россию не меньше чем на 25% по товарной номенклатуре.

Что касается других важных моментов - это, безусловно, председательство Украины в ОБСЕ. Леонид Кожара, который стал министром иностранных дел Украины только в декабре 2012 года, активно готовился к этой роли. У него не было гарантий, что именно он станет министром, но он рассматривал возможность назначения на пост и готовился к председательству в ОБСЕ. Было видно сразу после его назначения, что у него есть ясный план, была проведена подготовительная работа, украинская сторона даже заикалась, что будут поставлены вопросы о пересмотре и частичной модернизации соглашений Хельсинки-2, принципов деятельности ОБСЕ, что позволило бы говорить и об определении стабильных и недискриминационных принципов наблюдения за выборами и провозглашения их результатов. Но все это рассыпалось после встречи Кожары с министрами стран ЕС, которые резко и жестко объяснили ему кто есть кто, что дозволено, а что нет.

В итоге основная деятельность касалась приднестровского урегулирования, частично - Нагорно-Карабахской проблемы, вопросов экологии в европейском контексте ОБСЕ, энергетической безопасности и так далее. В приднестровском урегулировании Кожара придерживался тактики малых дел, главным вопросом поставил либерализацию отношений между Молдавией и Приднестровьем в сегменте конкретного улучшения в плане свободы передвижения, регистрации, собственности, трудоустройства. В плане гражданско-правовых отношений было определенное давление со стороны ЕС, чтобы Украина исходила из юридического статуса Приднестровья в рамках Молдавии, хотя формально этот статус не оспаривается. Но в целом, кроме отдельных некоторых вопросов, особого прогресса при председательстве Украины не было. С другой стороны, не было и актов блокады со стороны Киева, которые бывали ранее. Отношение к обеим сторонам конфликта было достаточно сбалансированным (Председательство Украины в ОБСЕ началось со скандала, когда после своего визита в Кишинев и в Тирасполь Кожара заявил, что президент Приднестровской Молдавской Республики Евгений Шевчук выразил готовность обсуждать статус ПМР в составе Молдавии. Это заявление главы МИД Украины было тут же опровергнуто и самим Шевчуком, и главой МИД ПМР Ниной Штански. Впоследствии Киев в нарушение утвержденной в июле 2012 года официальной повестки переговоров в формате 5+2 (Молдавия, Приднестровье - стороны конфликта, Россия, Украина - гаранты и посредники, ОБСЕ - посредник, Евросоюз и США - наблюдатели) неоднократно пытался включить в повестку вопрос о статусе Приднестровья, что ставило проведение очередных раундов переговоров в этом формате на грань срыва - прим. ИА REGNUM).

В течение всего прошлого года на Украине только и говорили, что о подписании Соглашения об ассоциации с ЕС и в итоге в последний момент уже на саммите в Вильнюсе Киев сам отказывается от этого шага. В чем причина и как дальше будут развиваться отношения с Европейским союзом?

Я вообще считаю, что сама постановка такой проблемы, как европейская интеграция Украины путем подписания соглашения об ассоциации с ЕС - это колоссальная спецоперация Запада. Она заключалась в том, чтобы оказывать на Украину постоянное жесткое давление, включая частичную дипломатическую блокаду. Фактор Тимошенко использовался, чтобы поддерживать состояние вертикального управления. Все должно было закончиться закреплением вертикального управления и внешнеэкономического контроля, поскольку, во-первых, сама постановка вопроса евроинтеграции по условиям соглашения бессмысленна - оно никак не определяет будущие отношения Украины с ЕС. С другой стороны, предварительным условием всех дальнейших форм отношений являлось принятие условий МВФ, которые мало изменились с 2009 года, когда письмо с согласием на них было подписано Ющенко, Тимошенко и председателем Нацбанка Стельмахом. По сути, те же условия остались, они предполагали жесткий контроль и ограничение денежной массы. Это дорогие деньги, торможение обеспечения экономики денежной массой, сокращение потребления и банковского кредитования.

Что касается отношений с ТС, после начала блокады со стороны России, Янукович сделал сильный жест в сторону Европейского союза, запретив внутреннюю дискуссию в Партии регионов и выражение несогласия. Почему это происходило? В первую очередь, это отвечало интересам олигархических групп, которые имеют собственность в Европе, Америке, но не признаются равноправными участниками транснационального капитала, несмотря на то, что все их холдинги зарегистрированы в основном в европейских странах - Голландии, Швеции, Швейцарии, Италии, Австрии, Кипре. Владельцами активов являются легальные европейские структуры, но не все эти люди имеют, например, визу на въезд в США. Против них в любой момент может быть применено давление со стороны Госдепартамента или Службы финансового мониторинга Минфина США. Они считают, что их права никак не защищены. Украинские олигархи думали, что подписание соглашения об ассоциации повысит стоимость их активов. Хотя, когда так говорят, что при подписании ЗСТ с ЕС стоимость активов возрастет в 2-3 раза, я обычно задаю вопрос - верите ли вы, что по номинальным активам Ринат Ахметов станет богаче Ротшильдов? Доходило до полного маразма, пока в ходе встреч между Януковичем и Путиным не была намечена некая альтернатива в виде разблокирования отношения без обязательной заявки Украины на членство в Таможенном союзе. При этом российский президент принял решение приложить более мягкую форму нормализации отношений, обеспечив при этом жесткий контроль относительно непересмотра украинского курса.

Что касается внешнеэкономической политики правительства Украины, оно в течение года ориентировалось на модель разновекторной открытости. Предполагалось сохранить ЗСТ с СНГ и принять участие в соглашениях, не парализующих торговлю между странами ТС. При этом олигархические группы были заинтересованы в соглашении с ЕС, поскольку видели для себя в этом приемлемые условия. По экологическим обязательствам они особенно не вникали в дело, но рассчитывали, что их экспортные возможности будут сохранены, хотя ставки на украинский металл в ЕС низкие и так. Схема заключается в том, что украинский сырой металл экспортируется в Европу, попадает на европейские предприятия, принадлежащие украинским олигархам - Ахметову, Пинчуку - и там доводится до окончательного состояния продукции без экологической накрутки и с минимальным расходованием энергии и других затрат. Но, очевидно, что в последний момент была сделана ревизия предполагавшихся условий ЗСТ с точки зрения их практической невыполнимости украинской стороной, это означало бы лишь усиление диктата со стороны ЕС. При этом 18 ноября Совет министров ЕС не принял решение относительно подписания соглашения об ассоциации, что позволило Азарову и Януковичу санкционировать остановку процесса, отказ от подписания соглашения. Такое решение приняли даже несмотря на то, что большинство министров в правительстве Азарова, представляющих различные ФПГ, были ориентированы на подписание соглашения с ЕС.

Кстати, в случае подписания соглашения об ассоциации была бы просто ускорена смена режима. МВФ настаивал бы на своих условиях, которые неприемлемы для Киева, поскольку означали бы поражение либо на выборах, либо досрочно в результате социального кризиса. То, что произошло в Киеве потом - отражение состояния нетерпения относительно изменения режима власти на Украине.

В этом контексте, как бы вы прокомментировали события на Майдане? Может ли это быть реакцией Запада на неподписание Соглашения об ассоциации или это связано с внутренней ситуацией на Украине, возможно, той же борьбой между финансово-промышленными группами?

Запад был не готов, что Янукович не подпишет Соглашение об ассоциации. Даже 29 ноября утром, в день саммита в Вильнюсе, они не верили в это. Мышление западных лидеров, сформировавшихся и правивших в условиях однополярной гегемонии, не предполагает возможное изменение поведения клиента, который уже находится под влиянием и в состоянии глубокой разработки. Главная особенность ситуации в том, что они были не готовы к тому, что Майдан

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Соглашение об ассоциации с ЕС - это спецоперация Запада


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.