Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Сунниты против шиитов: глобальный контекст сирийского конфликта

  • Сунниты против шиитов: глобальный контекст сирийского конфликта
  • Смотрите также:

До «Женевы-2» (международной конференции по Сирии) остается чуть больше недели. «Я приглашаю Иран к участию в конференции, если он разделяет цели тех, кто стремится к урегулированию в Сирии», – заявил госсекретарь Керри.

«Он приглашает… главного союзника Асада – принять участие в предстоящих мирных переговорах… без признания того, что Асад должен оставить свой пост», – так отозвался на заявление Керри бывший представитель США в ООН Джон Болтон. Подчеркнув: «… Три конкретных примера подыгрывания Ирану – в вопросе о… ядерной программе, в Сирии и Ираке – создают модель, глубоко задевающую Израиль и арабских союзников Америки». По словам Болтона, «если Вашингтон не поспешит сменить курс, то утрата … влияния в этом жизненно важном регионе будет только ускоряться».

У профессора политологии из Университета Джорджа Мейсона Марка Катца – иное мнение. «Нравится это кому-то или нет, – констатирует аналитик, – но Иран глубоко вовлечен в сирийские дела. – И до тех пор, пока Америка и другие не готовы силовыми методами остановить помощь, которую Тегеран оказывает режиму Асада, сирийский конфликт невозможно разрешить без сотрудничества с Ираном. Участие Ирана в переговорах, конечно, не гарантирует их успеха. Зато исключение Ирана гарантирует их провал».

Как поведет себя иранская сторона? «Пока это неясно, – считает Назенин Ансари (обозреватель выходящей в Лондоне фарсиязычной газеты «Кейхан»), – хотя развитие иранской позиции по ядерной проблеме можно назвать многообещающим». «Конечно, – уточняет Ансари, – вопрос о ядерной программе – совсем не то же самое, что сирийский кризис, но ведь в конечном итоге эти проблемы взаимосвязаны: речь идет о новом имидже 00004000 Ирана в мировой политике. А вот произойдет ли прорыв – это будет зависеть от многих факторов. И в частности – от позиции Саудовской Аравии. Стремящейся не только изменить положение дел в Сирии, но и стать главной движущей силой на Ближнем Востоке».

Война конфессий

И все же: что происходит в Сирии? Сирийская ситуация – особая, считает московский политолог Владимир Ахмедов. «В Египте, Тунисе, Ливии, Йемене, – продолжает он, – произошли народные восстания или даже революции. Но они завершились. Так долго, как в Сирии – без малого три года, – это не продолжалось нигде».

Почему? «Потому что здесь идет не одна война, а несколько, – убежден Ахмедов. – Одновременно, накладываясь одна на другую. С чего начались события в Сирии 15 марта 2011 года? Выступили люди, недовольные политикой правительства и потребовавшие реформ. Это были мирные марши протеста. В вооруженную борьбу они переросли только через семь-восемь месяцев – поскольку правительство Башара Асада использовало исключительно силовые методы».

«Сегодня, – констатирует московский политолог, – борьба за демократию продолжается, но в значительно меньших масштабах. Главное – и новое явление – это война между суннитами и шиитами. Сегодня в Сирии воюют тысячи несирийцев – шиитов и суннитов.

Шииты – за Асада, сунниты – против. Раньше сирийская армия носила все-таки многоконфессиональный характер. Конечно – с алавитским командным ядром, но… сам режим все-таки был светским. А сегодня и сам режим, и его вооруженная составляющая выродились в структуры, служащие одной конфессии – алавитам. Сражающимся, как они считают, за существование.  А на другой стороне – суннитское большинство. Вначале составившее ядро мирных шествий, а затем – вооруженной борьбы. Но и оно прежде старалось не демонстрировать религиозный характер борьбы. А сегодня – после того, как сам Асад использовал религиозный фактор, чтобы оправдать свои силовые действия, – то, что начиналось как борьба за гражданские свободы, приобрело характер межконфессионального конфликта. На сирийской земле идет борьба двух направлений в исламе. Уже сегодня носящая наднациональный – а в некоторых случаях (скажем, в планах военизированных организаций типа «Исламского государства Ирака и Леванта») – глобальный характер».

Сирийская проблема России

Эти изменения в характере сирийского конфликта, по мнению Ахмедова, не были вовремя учтены в Москве. «Мы попали в сложную ситуацию, – считает политолог. – Изначально мы поддерживали светский режим. (Никто не вдумывался в то, что, согласно конституции – и прошлой, и нынешней – Сирия – исламское государство, президентом которого может быть только мусульманин.). Мы говорили, что защищаем светский режим, на смену которому могут прийти исламисты. А сегодня – выродившись в откровенно конфессиональный – этот режим не только контролирует не более тридцати процентов территории, но и не отражает интересы значительных слоев населения…»

Каков же прогноз? «Сегодняшняя стратегия России, по-моему, состоит в попытке минимизировать потери, связанные с Сирией», – сказал в интервью корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» руководитель Программы иранских исследований Стэнфордского университета Аббас Милани. «В Москве, – полагает аналитик, – я думаю, осознали, что в долгосрочной перспективе Асаду не выжить. Но ни в Москве, ни на Западе не хотят, чтобы к власти в Сирии пришли радикальные исламисты. Мне представляется, что российская сторона стремится к дальнейшим переговорам с США, с арабскими странами, с Турцией, с Саудовской Аравией. Ее цель – найти такое решение проблемы, которое позволило бы сохранить хотя бы часть своего влияния на Сирию – морскую базу в Тартусе, некоторые капиталовложения… И вместе с тем – найти замену сегодняшнему режиму, явно неспособному удержаться». 

«При этом, – подчеркивает Милани, – Москву интересует не только Сирия. Есть у нее и интересы, связанные с Саудовской Аравией, Турцией, Ираном, Египтом, Катаром (включающие, скажем, взаимодействие в газовой отрасли). Наконец, вспомним, что произошло в России за последние недели: у сил, ориентирующихся на «Аль-Кайду» и воюющих с Асадом, оказалась, к несчастью, возможность взять реванш в Волгограде. Оттого Москва, я полагаю, стремится модифицировать свою стратегию. Не забудем и другое: два года назад у Москвы был расчет на продуктивный союз с Ираном. Иран нуждался в России, да и России был нужен иранский рынок. Но сегодня ситуация изменилась: Иран открывается Западу. И это – серьезная угроза для России. А с другой стороны – те, кто, скорее всего, придет на смену Асаду, дают понять, что Россия сможет сохранить Тартус. И нефтяные капиталовложения тоже…»
И все-таки вопросы остаются. «С элитами, – констатирует Владимир Ахмедов, – можно договориться, о чем свидетельствуют недавние контакты Москвы с Саудовской Аравией и Катаром. Но есть и другой фактор: массы людей, приведенные в движение арабскими революциями. Миллионы простых людей, далеких от политики. Но сознающих, что регион охвачен межконфессиональной борьбой.

Суннитов – около полутора миллиардов человек. Шиитов – во много раз меньше. Почему же Россия (мусульманское население которой на девяносто пять процентов – суннитское) поддерживает Асада, призвавшего себе на помощь шиитские силы – ливанскую «Хезболлу» и шиитские милиции из Ирака? «Можно сказать, – оговаривается Ахмедов, – что это – точка зрения обывателя. Но когда регион охвачен межконфессиональным конфликтом, необходимо учитывать и ее».

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости экономики | |

Подписка на RSS рассылку Сунниты против шиитов: глобальный контекст сирийского конфликта


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.