Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Россия. Стагнация. Год первый

  • Россия. Стагнация. Год первый
  • Смотрите также:

В 2013 г. рост российской экономики почти остановился. Замедление, начавшееся в середине 2012 г., перешло в резкое торможение. Минэкономразвития торопило с принятием стимулирующих мер, пугая угрозой технической рецессии, которая и произошла: в III квартале ВВП с сезонной корректировкой сократился на 0,2% (формально рецессию диагностируют при спаде в течение двух кварталов подряд). В сравнении с 11 месяцами прошлого года, по оценке Минэкономразвития, экономика выросла всего на 1,3%. Весь год чиновники обсуждали причины остановки роста, споря о способах поддержки экономики. «Это действительно год упущенных возможностей», — подвел итоги замминистра экономического развития Андрей Клепач.

К концу года было официально признано: стагнация вызвана не только внешними факторами. Ускорение экономик развитых стран во втором полугодии никак не повлияло на динамику российской экономики, отмечает Наталия Орлова из Альфа-банка. Не подействовал даже эффект базы (высокий рост в первом полугодии 2012 г. и замедление во втором), давший повод ожидать оживления темпов роста во второй половине 2013 г. Год завершается спадом инвестиций и сокращением промышленного производства. Хотя Минэкономразвития надеется, что с учетом декабря динамика инвестиций и производства все же подтянется к нулю или даже будет чуть выше, это не меняет общей картины, которую можно называть стагнацией, можно «новой нормой», а можно кризисом. Нет причин для изменения ситуации и в 2014 г.

НЕТ ИНВЕСТИЦИЙ — НЕТ РОСТА

Вслед за Минэкономразвития, четырежды понижавшим прогноз в этом году, волна переоценки потенциала роста экономики — вторая после кризиса 2008 г. — прокатилась и по рынку, пишет Орлова. Инвесторы рассчитывали на восстановление докризисных темпов в 6-7% к 2010-2011 гг. Но вскоре были вынуждены признать: докризисного максимума достигнет не рост экономики, а загруженность мощностей из-за низкого качества инвестиций, что ограничит рост 3-4% в год. К 2013 г. стало очевидно, что рост сдерживают не только ограничения по капиталу, но и демография: безработица снизилась до исторического минимума, а ожидаемое сокращение экономически активного населения на 3% в ближайшие три года ограничит потенциальные темпы роста выпуска 1,5-2% в год, отмечает Орлова.

Единственным источником роста экономики остается частное потребление, поддерживаемое повышением зарплат бюджетников и кредитованием. Но в 2014 г. темпы роста потребления замедлятся. В 2013 г. бюджетные секторы обеспечили половину из 6%-ного прироста зарплат в экономике в реальном выражении, посчитали в Центре развития ВШЭ, на 2014 г. такого сильного (10-11% в реальном выражении) роста зарплат бюджетников не запланировано (3%, по прогнозу Минэкономразвития). Темпы роста розничного кредитования, хотя и замедлились до двухлетнего минимума — 31% на 1 октября, — беспокоят ЦБ, обещающий дополнительные меры по сокращению этого роста до приемлемых 20-25% в год. Причина — высокая закредитованность населения и темпы роста просрочки, которые в этом году впервые превысили собственно рост кредитования. Замедление роста доходов в 2014 г. обострит эту проблему.

Спад инвестиций произошел прежде всего из-за государства, завершившего масштабные моностройки, и госкомпаний, завершивших крупные инвестпроекты, — так совпало в 2013 г. «Плохая новость в том, что с середины года падают и частные инвестиции», — замечает Дмитрий Белоусов из ЦМАКП. Заметный рост инвестиций в номинальном выражении наблюдается только в добыче несырьевых полезных ископаемых, торговле и сфере организации отдыха, в остальных — спад, отмечает Евгений Надоршин из АФК «Система», то же, соответственно, и с прибылью (спад почти на 17% за три квартала), а это помешает увеличить инвестиции и в будущем (доля собственных средств в финансировании капвложений — около 45%, из оставшейся доли треть — бюджетные средства). Рентабельность в несырьевых отраслях ниже докризисной, что ограничивает инвестиции как за счет собственных средств, так и за счет кредитных, добавляет Белоусов.

В 2013 г. впервые доля оплаты труда в ВВП выросла за счет сокращения доли валовой прибыли, указывает Белоусов: «Этот размен означает, что мы проедаем инвестиционные ресурсы». На 2014 г. есть две развилки, продолжает он. Либо запустится рост инвестиций — результате ли заморозки тарифов естественных монополий, смягчения процентной политики, либо выхода из кризиса мировой экономики, — и тогда есть вероятность получить рост на 3%, рассуждает Белоусов: «Мало, но это наш предел». Либо ситуация с инвестиционной активностью не изменится — потому что у бизнеса нет причин ее наращивать.

На фоне низкой базы 2013 г. инвестиции все-таки могут показать рост на 2% и без всякого оживления, в таком случае темпы роста ВВП могут составить 1,7-1,8%, ожидают эксперты Центра развития. Минэкономразвития пока рассчитывает на более высокий рост инвестиций (3,9%): замораживание тарифов увеличит прибыль предприятий, и удастся убедить естественные монополии не сокращать инвестпрограммы.

Но торг с монополиями, теряющими из-за замораживания значительные доходы, все еще продолжается (см. статью на стр. 12), в государственных капвложениях повторится ситуация этого года — завершается олимпийская стройка, а дополнительная прибыль частного сектора из-за заморозки тарифов увеличит скорее не инвестиции, а отток капитала. Бизнес предпочитает копить: если за январь — сентябрь 2012 г. на счетах было размещено 7% чистой прибыли, то за такой же период 2013 г. — 19%, причем весь прирост пришелся на вклады в валюте, посчитала Орлова. Ожидать, что в 2014 г. при сохранении слабого роста экономики все изменится, причин нет. В итоге разрыв между инвестициями и потреблением продолжит расти, инвестиции снова могут сократиться — на 1,5%, полагает Орлова. Без их восстановления рост экономики в 2014 г. может составить лишь 0,8-1%, считает Белоусов.

Несмотря на сокращение спроса на кредиты со стороны предприятий, ресурсы остаются дорогими, выталкивая банки в кредитование домохозяйств, говорит Белоусов: «ЦБ на это реагирует с простотой прусского фельдфебеля — одновременно закручивая все гайки сразу». Дорого может обойтись экономике и агрессивная расчистка Центробанком банковской системы — из-за волны отзыва лицензий, впервые за долгое время затронувшей банки из первой сотни, в секторе уже началась легкая паника, замечает Надоршин. Банки, наученные опытом 2008 г., немедленно закрыли лимиты на «ненадежных» контрагентов и переключились с наращивания кредитования на формирование подушки ликвидности; население потянулось забирать депозиты, его доверие банковской системе пошатнулось. Этого уже достаточно, чтобы процесс банковского кредитования резко затормозился, а вероятность рецессии выросла уже в начале 2014 г. Ухудшение экономической ситуации, в свою очередь, еще больше ухудшит качество активов на банковских балансах, запустив вторую волну «сокращений» в секторе, не исключает Надоршин: «В следующем году экономику России ожидает полномасштабный кризис, пусть и не такой острый, как в 2008-2009 гг.».

ПЕРЕПУТАЛИ ПЕДАЛИ

Кризис уже начался, считает Белоусов: «Мы обнаружили, что рост на 1-2% для нас означает настоящий кризис, с секвестром расходов региональных бюджетов». Федеральный бюджет, сокративший все несоциальные расходы на 5%, также перекладывает часть обязательств на следующие годы — но не потому, что появятся деньги, а потому, что сейчас их нет. Став жертвой чрезмерно оптимистичного прогноза — бюджет на 2013 г. верстался исходя из роста экономики на 3,7%, — Минфин столкнулся с недополучением доходов, направив на затыкание дыр все подлежавшие к зачислению в резервный фонд нефтегазовые доходы — 900 млрд руб. Еще около 1 трлн руб. недополучили регионы: поступления налога на прибыль вместо планового роста на 12-15% упали на 15%. При этом в отличие от кризиса 2008-2009 гг. у регионов появились дополнительные обязательства по расходам, «подаренные» федеральным центром: регионы попали в двойные тиски.

«Необходим более серьезный подход как к макроэкономическому, так и к бюджетному планированию: не нужно строить воздушных замков и основываться на прогнозе, который строится на неких пожеланиях и планах по развитию», — делает вывод министр финансов Антон Силуанов. Тем не менее региональные бюджеты на 2014 г. снова сверстаны исходя из роста поступлений налога на прибыль на 15%, федеральный — исходя из роста экономики на 3% (Минэкономразвития уже понизило этот прогноз до 2,5%) и цены на нефть $101 за баррель. Последнее Силуанов считает главным риском.

Цена на нефть для баланса бюджета вырастет в 2014 г. до $115 с текущих $110, прогнозирует Орлова: с 2012 г. нефтедоходы обеспечивают 50% доходов. Из-за столь сильной зависимости от нефти власти вынуждены искать дополнительные источники финансирования, изменения в пенсионной системе — ее прямое следствие, считает Орлова.

В этом году в пенсионную систему внесены две существенные правки: участие в накопительной части стало необязательным (предоставлен выбор между ставками накопительного взноса — 6% либо 0%), а взносы в накопительную систему заморожены вплоть до завершения процедуры проверки устойчивости НПФ и их акционирования (формально только на 2014 г.). Обе правки направлены на перераспределение пенсионных взносов в пользу распределительных пенсий, т. е. текущих расходов ПФР: при двухлетнем замораживании это даст ПФР до 500 млрд руб. дополнительно. Но из-за высокой инфляции правительство будет вынуждено наращивать пенсионные расходы и имеющиеся пенсионные накопления — порядка 5% ВВП — вполне могут рассматриваться им как финансовый резерв, рассуждает Орлова, не исключено, что пенсионная система станет полностью распределительной. Это только усилит нагрузку на государство, но в отдаленной перспективе.

А отдаленная перспектива пока, похоже, не очень актуальна. Пересмотрев долгосрочные темпы роста со средних 3,1% в год за 2013-2030 гг. до 2,5%, правительство признало, что замедление не временное явление. Госполитика нацелена на макроэкономическую стабилизацию, хотя стабилизировать пока еще нечего, замечает Белоусов: «Нам бы развитие сперва обеспечить — а уже включили тормоз. Сначала надо на газ, а потом на тормоз: перепутали педали». Политика направлена на «наведение порядка»: введение бюджетного правила, борьба с инфляцией, нелегальной миграц

Самое читаемое сегодня


Категория: Бизнес Новости | |

Подписка на RSS рассылку Россия. Стагнация. Год первый


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.