Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

У нас все имитируется, только терроризм настоящий

  • У нас все имитируется, только терроризм настоящий
  • Смотрите также:

Григорий Явлинский: Прежде всего я хотел еще раз выразить свои искренние соболезнования всем родным и близким тех, кто погиб. Хочу пожелать раненым скорее выздоравливать. Известно, что 32 человека погибли в двух терактах и около ста раненых – это, конечно, трагедия вселенского масштаба.

Для нас это очень чувствительная вещь, для нашего народа, для всех людей. Потому что Россия много раз сталкивалась в последние два десятилетия с такими терактами и каждый раз это очень серьезно. В этой связи мне хотелось бы сказать, что обязательно должен быть объявлен всероссийский траур. Не нужно думать, что людей можно так легко обмануть, сделать вид, что ничего не заметили, и все будут плясать вокруг елки, как будто ничего не случилось. Так не будет – это видно по настроениям людей. Всероссийский траур на несколько дней был бы очень правильный. Я поддерживаю всех тех, кто считает это необходимым.
 
Елена Рыковцева: Траур нужно объявлять уже завтра, а завтра Новый год.
 
Григорий Явлинский: Это неважно. Какие-то года кончаются, какие-то начинаются, недели, понедельники, среды, 1 января. Это, конечно, традиционный праздник, но это несопоставимо с тем, что произошло. Сама растерянность людей говорит о том, что это очень большая беда. Но события в мире показали, что везде такие вещи случаются, к сожалению, постоянно, в любых странах, и в Соединенных Штатах, и в Великобритании, во многих местах мира.
 
Елена Рыковцева:  Только с разной эпизодичностью и с разными результатами.
 
Григорий Явлинский: Поэтому здесь нужно понимать, что так устроен мир сегодня. Но в нашей стране это носит, конечно, особый характер.
 
Елена Рыковцева:  Я хочу начать с этого города. Это все-таки странная история. Когда случилось в первый раз всего два месяца назад с маршруткой, вы помните, какими заклинаниями успокоили себя тогда власти Волгограда: она же направлялась в Москву. Тогда Волгоград рассматривался как некий пересадочный пункт для террористки, у которой по какой-то случайности сдали нервы, она взорвалась здесь. Когда происходит еще раз, и еще раз волгоградская история, что это может означать?

Григорий Явлинский: Вы знаете, я предлагаю, чтобы мы с вами попробовали обсудить эту проблему с политической точки зрения, я бы так сказал, даже попытались ее обсудить с сущностной, а не с оперативной. У нас абсолютно с вами нет никакой информации о том, что там происходит. Вообще, если вы заметили, наше общество давно стало, и государство, и страна, устроено как очень закрытый ящик. Веселья много, а объяснения, что происходит в стране, почему именно это происходит, диалога между обществом и правительством, государством, властями практически нет. Поэтому понимать, что там делало ФСБ, что не делало, почему это произошло именно там... Действительно, вы правы, это этнически русский город, 90% там русских. Тем, что это делается второй раз, думаю, подчеркивается, что это делается не случайно. Но это очень глубокая и серьезная  вещь глобального мирового масштаба. Она не просто российская. Важно обсудить. в каком смысле она связана с Россией, почему Россия является слабым звеном, почему мы у себя дома все время сталкиваемся с проявлениями. В последние годы это не так часто, но только в одном Волгограде за два месяца три теракта.
 Во-первых, нужно сказать, что убийство невинных случайных людей является внецивилизационным событием, это событие не человеческой цивилизации. То направление, которое иногда называют “Аль-Каидой”, иногда называют исламизмом – это внецивилизационная вещь. Она находится в таком поле, что угрожает человечеству как цивилизации. Это то, что борется со всеми нашими свободами, это то, что борется с  человеческим достоинством, это то, что борется в самом широком смысле слова с образом жизни. Это внецивилизационно. Я однажды столкнулся с этим лично, в течение целого периода времени, часов многих. Это было на Дубровке, когда я вел разговоры с людьми, которые захватили Дубровку. Я не буду долго об этом рассказывать, но суть заключалась в том, что мне было сказано прямо: мы сильнее вас, потому что вы хотите жить, а мы хотим умереть. Поэтому мы всегда будем сильнее вас. Это очень серьезная вещь, еще раз подчеркну, находящаяся вне человеческой цивилизации. Поэтому здесь антисистемное явление. Вопрос заключается в том, почему это антисистемное явление имеет корни в России, почему оно достает Россию. Что в России делается такое, что оно здесь находится отклик.
 
Елена Рыковцева:  Понимаете, в чем разница и в чем ужас: когда вы вели переговоры на Дубровке, вы знали, с кем вы имеете дело. Сейчас уже третий теракт в одном городе за один и тот же срок и никто не понимает, кто эти люди и следует ли верить тому, что говорят власти. Когда сначала появляется девушка по имени Оксана, потом человек по фамилии Печенкин, а до этого был Дмитрий Соколов, которого убивают, уничтожают и никто не знает, был ли этот Дмитрий Соколов, никто его не видел, а только якобы есть переговоры с матерью, где он говорит: вы все умрете, потому что вы не верующие. Непонятно совершенно, как к этой информации относиться, потому что нет ни требований, ни признаний, ни заявлений, нет ничего, что сопутствует настоящему оформленному террористическому акту, когда выдвигаются требования к властям, ультиматумы, угрозы. Здесь нет пока ничего, мы не понимаем, с чем мы дело имеем.
 
Григорий Явлинский: Это столкновение гораздо более широкое, чем какие-то отдельные конкретные требования. Кстати, должен сказать, что всякие переговоры, которые я вел, потому что их было несколько, там совершенно было непонятно, с кем вы ведете переговоры и вообще, можно ли вести. Когда это происходило в 94 году – это было совсем другое дело. Когда я приезжал в Грозный, там был предмет. Кстати говоря, я еще может быть вернусь к этому, грубейшие промахи, ошибки, преступления, допущенные в то время, являются одной из причин того, что мы имеем сейчас. Потому что эти вещи так не кончаются,   это не как в кино – война началась, война закончилась. Это длится, как вы видите, долго, десятилетиями, и вещь эта очень серьезная.
Давайте посмотрим, что же является причиной, почему складываются такие обстоятельства, что столько людей уходят в лес, почему существует бандподполье, почему оно расширяется, почему все это продолжается.
 
 Елена Рыковцева:  Почему на территории Дагестана это рядовое явление.
 
Григорий Явлинский: Вот именно. Почему мы каждый день узнаем о том, что там схватка с боевиками, там. Можно, конечно, заснуть и спать спокойно, думать, что это только там. А вот вам, пожалуйста, и не только там. Что этим демонстрируется? Если вы думаете, что это будет только на нашей территории – нет, вот и на этой. И все же важнейший вопрос – почему в России существуют такие условия, откуда это берется,  откуда эта почва, что появляются такие люди. Если говорить о мировом масштабе, как вам прекрасно известно, то, что раньше называли  бин Ладеном, теперь называют “Аль-Каидой”, это действительно структуры, которые ведут такие действия. Они имеют свои интересы, их интересы – построение Халифата. Они хотят создать другое мироустройство, они ведут эту борьбу. Можно назвать, это такие структуры наступательные, они ведут наступательную политику, они хотят бороться с существующей цивилизацией.
Есть другое направление. Это то, что связано с последними заявлениями, которые можно было услышать в последние полгода из Саудовской Аравии. Там было сказано о том, что представитель Саудовской Аравии принц, высокопоставленный человек приезжал в Москву, вел переговоры с Путиным. Кстати, сказал о том, что если вы не будете защищать Сирию, то в этом случае мы повлияем на тех боевиков, которых мы контролируем, в период Олимпиады и позволим вам спокойно проводить Олимпиаду. Это было в печати, это известная вещь. Никаких комментариев по этому поводу не было, как всегда, ничего не обсуждалось, но тем не менее, такого рода информация была. И здесь я должен вам сказать, что сотни людей с Северного Кавказа воюют в рядах сирийских так называемых повстанцев или оппозиции. То есть связи между этими явлениями есть. Есть основания полагать, что это связано с тем, что имеет отношение к Сирии, и к позиции, которую Россия верную заняла по Сирии, не допустив там военного конфликта. Может быть поздно, но в итоге война там не разразилась и ситуация отошла от крайней черты. Вот вам “Аль-Каида”, вот вам то, что связано с сирийским конфликтом. Но еще раз говорю: третье и самое главное – это, каковы причины того, что у нас происходит. Что происходит в России в целом, что происходит на Северном Кавказе и почему мы сталкиваемся с такими проблемами.

Елена Рыковцева:  Главное понять, почему вам говорят, что здесь ничего не происходит. Только что выступал Рамзан Кадыров, говорит, что в Чечне этого давно нет, там ваххабизм и терроризм вырвали с корнями, а если где-то это и есть, то нужно принять закон, усиливающий наказание не только тех, кто совершает теракт, но и разделяет идеи терроризма. Он призывает объявить вне закона все радикальные движения, партии и группы. Мне не очень хорошо понятно, каким образом искоренится терроризм на территории Российской Федерации методами, предложенными Кадыровым, в то время как тех, кто готовит террористов, наказывают и так. То есть, что он предлагает, я не очень хорошо понимаю, но я очень хорошо понимаю, что он говорит, что терроризма на территории Чечни нет. Как расценивать какие заявления?
 
Григорий Явлинский: Я думаю, что здесь не к чему относиться, человек что-то говорит. Я хотел сказать, что одной из проблем, почему это происходит, является клановая авторитарная власть на территории республик Северного Кавказа. Вот эта клановая авторитарная власть, которая стоит полностью на произволе, коррупции, унижении других людей, любых, которые там есть, пытках и убийствах, вот она порождает настроения, что людей все больше и больше уходит в лес, они ничего не могут ей противопоставить. И это в данном случае речь идет вовсе не о каких-то федеральных войсках, а это их собственная созданная там так называемая клановая власть, которая живет этим, получает субсидии бюджетные, потом их тратит, как хочет. Но это никакого отношения к людям не имеет. Посмотрите, какая там безработица, там полное отсутствие возможности самореализации у людей, они живут в условиях полного беззакония, бесчеловечного отношения со стороны власти. Вот это форма пр 1000 отеста. Между прочим, смотрите, такой же протест, слава богу, в других формах,  происходит в России. Люди собираются и идут громить что-то, то овощные базы, то еще что-то – это такой же протест. Протест против чего? Против беззакония, против безделья властей, против коррупции, против продажности правоохранительных органов. Это все расцветает на Северном Кавказе самым пышным цветом. Вот вам почва, вот вам основа, почему столько людей в этом участвует.
 
Елена Рыковцева:  Но они в конце концов мстят-то не власти.
 
Григорий Явлинский: Эти люди выражают свое несогласие, свой протест в этом, а дальше, вы правы, они попадают в руки идеологий, о которых я вам вам говорил, действительно серьезного влияния. Оттуда идут деньги, оттуда идет серьезное влияние, появляется экстремистский фундаментализм, который втягивает людей во всякие такие вещи. Люди эти не самого большого образования, не самого большого развития. Что они видели? Они оскорблены, унижены и этот  процесс транспортируется и их используют с этими целями, не говоря уже о наркотиках и других вещах. Если у вас есть сотни или тысячи людей оскорбленных, униженных, попавших под каток, когда они не могут защитить собственное достоинство, вы вполне можете этим воспользоваться. И начинать им в голову вставлять идеи, хотите – Халифата, можете вставлять племенные идеи, можете сугубо радикально религиозные, можно разные идеи людям навязывать и увлекать их в разные направления. Это заканчивается такими вещами.
 
Елена Рыковцева:  Тем не менее, это вы видите комплекс  причин, по которым можно рассматривать случившееся именно так. Но я все время говорю, что в отсутствии честной информации, в ситуации, когда она меняется каждую минуту: сегодня был один смертник, завтра второй, сегодня было взрывное устройство, а завтра кусочки человека, который, якобы, взорвался, люди начинают думать, что может быть абсолютно что угодно. Даже три теракта в одном городе – это может быть попытка разобраться между собой каких-то кланов специальных служб, которые таким образом пытаются показать, что этот клан не справляется, давайте сменим его на другой клан. В стране возможно все.

Григорий Явлинский: В стране возможно все, поэтому события та

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку У нас все имитируется, только терроризм настоящий


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.