Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

США: азиатский сдвиг?

  • США: азиатский сдвиг?
  • Смотрите также:

Как в январе сообщил «Азиатский репортёр», правительство Обамы, видимо, готово отдавать дипломатический приоритет Азиатско-Тихоокеанскому региону. В апреле мистер Обама собирается совершить турне по Азии. США наращивают усилия для перегруппировки своих вооружённых сил в АТР и готовятся заключить соглашение о свободной торговле в рамках Транс-Тихоокеанского партнёрства. О последнем проекте на «ВО» рассказывалось подробно в статье «Транс-Тихоокеанское партнёрство как изнанка рыночного либерализма», а сегодня мы поговорим об основных азиатских векторах американской внешней политики.

Главная новость, которую политики и военные, а с ними и аналитики ждут от наступившего 2014-го года, — это предполагаемый вывод (или не совсем вывод) войск западной коалиции из Афганистана. Эксперты уверены: уход Международных сил содействия безопасности из страны подтолкнёт Среднюю Азию к дестабилизации обстановки, а то и к катастрофе. Вывод ISAF рассчитан на двенадцать месяцев.

Пакт о безопасности между Афганистаном и Соединёнными Штатами так и не подписан. Белый дом пытается убедить президента Карзая подписать соответстуующее соглашение о сотрудничестве, а Карзай упрямится. В декабре его упрямство было проявлено довольно откровенно: глава афганского государства заявил Вашингтону: пусть эту бумагу подписывает мой преемник.

Мистеру Обаме пакт нужен для того, чтобы американский военный контингент и частично войска ISAF смогли остаться на афганской земле и после 2014 года. Отсюда можно предположить, что выводить полностью своих военных Обама из страны не собирается.

Но у Карзая планы иные. Почувствовав слабость администрации Обамы и близость талибов, он изворачивается как может. Помимо законотворческой деятельности в области шариата, недавно удивившей правозащитников, Карзай увлёкся геополитическим противостоянием с Америкой: заявляет, что США должны прекратить все военные операции, затрагивающие мирных граждан Афганистана (военнослужащие армии США должны прекратить вторгаться в жилища афганских граждан), а также выпустить афганских узников из тюрьмы Гуантанамо. Обама, который так и не сумел закрыть печально известную пыточную тюрьму, в ответ пугает Карзая приостановкой финансовой помощи (а это примерно по 4 миллиарда долларов ежегодно). Впрочем, в последнее, наверное, не верит и сам Обама: в отправке этой помощи заинтересован крупный американский бизнес, и просто так на сокращение или замораживание президент США не пойдёт. Так или иначе, а обамовский пакт об обеспечении безопасности Карзай не подписывает. Нашла коса на камень.

Сейчас численность американского военного контингента в Афганистане составляет 47 тысяч человек. После 2014 года Обама рассчитывает оставить в стране не менее 8 тысяч солдат. Официально эти люди будут продолжать обучать вооружённые силы Афганистана, а также помогать им в операциях. Впрочем, всё это вилами на воде писано.

Президент Афганистана понимает, что против американского и вообще западного присутствия в его стране выступают многие пограничные государства — один Иран чего стоит. 9 декабря президенты Афганистана и Ирана подписали соглашение о дружбе и долгосрочном сотрудничестве. Новое соглашение коснулось сфер безопасности, политики, экономики и культуры.

Ряд экспертов полагает, что если даже в Афганистане останется несколько тысяч американские военных, это погоды не изменит. «Синоптики» предсказывают после 2014 года тотальную исламистскую радикализацию страны: править бал здесь будет, как и в былые времена, «Талибан», укрепляясь от одной области к другой. 8000 солдат не способы проводить крупные операции и обеспечивать безопасность. Афганские силы тоже не это не способны. В результате Афганистан постепенно окажется под властью талибов. А далее радикальный ислам двинется в Таджикистан, в Ферганскую долину, в Узбекистан. Иные аналитики полагают, что в серию исламистских конфликтов может вмешаться Россия, и тогда она получит что-то вроде перманентного очага нестабильности, «устаканить» который будет попросту невозможно в силу не только сложной сетевой структуры террористов, но и их укрепления в Афганистане под крылом талибов. Единственный выход для русских — повышать обороноспособность того же Таджикистана и контролировать границу. Однако это не так просто, как кажется: укрепление границы может потребовать нескольких лет и существенных затрат. А русские теперь заняты внутренней нестабильной обстановкой (теракты в Волгограде) и подготовкой к Олимпиаде. Получается, что вопрос вывода западных войск из Афганистана может оказаться ключевым для региональной безопасности целого ряда государств — от самого Афганистана до России.

Между тем для Соединённых Штатов вотчина Карзая — вопрос номер два или три. Первым пунктом в геополитической повестке дня для Вашингтона сегодня является Пекин.

23 декабря 2013 года на «Голосе Америки» появилась статья Дэниэла Ширфа, в которой аналитик напоминает, что неожиданное решение Китая расширить идентификационную зону противовоздушной обороны на территории, оспариваемой Японией и Южной Кореей, стало темой для открытого разговора Д. Байдена с Си Цзиньпинем. Вашингтон лавирует. Выступая с речью в южнокорейском университете Енсей, Байден заявил: «…выступая от лица президента, я абсолютно ясно дал понять, что мы не признаем эту зону». И добавил: «Это никак не отразится на деятельности американских вооружённых сил. Никак. Абсолютно никак. Я также дал понять, что мы ждём от Китая отсутствия каких-либо действий, способных привести к эскалации напряжённости или вызвать риск таковой». Но в итоге США заявили, что рейсы американских авиалиний будут следовать новым требованиям, заранее предоставляя план полётов китайским властям и находясь на связи с ними во время пребывания в новой зоне ПВО. Южная Корея, отказавшаяся было соблюдать требования Китая, затем тоже заявила, что её коммерческие авиалинии последуют примеру США.

Дэн Пинкстон из «Международной кризисной группы» полагает, что риск для авиации от расширения китайской зоны ПВО преувеличен. Не в интересах китайцев участвовать в каких-либо враждебных действиях.

И всё же описанные действия Китая послужили толчком для призывов к тому, чтобы Вашингтон совершил поворот в сторону Азии и укрепил отношения с Японией и Южной Кореей.

Игорь Силецкий («Голос России») отмечает, что интересы Соединённых Штатов всё больше смещаются с Ближнего Востока в Азиатско-Тихоокеанский регион. США, занятые «сланцевой революцией», более не испытывают острой необходимости в таких партнёрах, как Саудовская Аравия и Катар. Наименее предсказуемый в АТР игрок (КНДР) в значительной степени находится под контролем Китая. Пекин будет укреплять экономический и военный потенциал для обеспечения лидерства в АТР, а Вашингтон, кооперируясь с противниками Поднебесной, попытается сдержать этот процесс. Причём американцам придётся нелегко. Они сдали позиции по Сирии, по Ирану, сдают по тому же Афганистану. А ведь ядерный Пекин — это не Кабул.

Что до Средней Азии, то здесь интересы США сталкиваются с российскими. В статье Джеффри Манкоффа «Политика США в Центральной Азии после 2014 года», опубликованной в издании «Pro et Contra» (Московский Центр Карнеги), отмечается, что в ближайшие десять лет среднеазиатским государствам предстоит столкнуться скорее с острыми внутренними вызовами, нежели с опасностью внешнего господства в регионе. Соответственно, после 2014 года перед Вашингтоном встанут принципиально иные задачи, нежели в 1990-х годах.

Российское господство, полагает автор, сейчас не угрожает региональной стабильности, как это было в первые годы после распада СССР, но зато это самой стабильности угрожают плохое управление, коррупция и взаимное недоверие. Слабая Центральная Азия опасна для России. Поэтому Россия имеет значительное военное присутствие (более 7000 солдат в Таджикистане плюс меньший военный контингент в Киргизии и Казахстане плюс возможности в рамках ОДКБ) и тем самым может участвовать в обеспечении безопасности региона после вывода американских войск из Афганистана. Вот в этом направлении Вашингтону и следует работать.


«Сейчас государства Центральной Азии (в частности, благодаря усилиям Вашингтона в 1990-е годы) имеют устойчивые отношения со многими иностранными партнёрами, и ни военное присутствие России, ни её амбициозные планы в отношении региональной интеграции в рамках Таможенного союза, ОДКБ или Евразийского союза не представляют для суверенитета государств Центральной Азии такой опасности, какую представлял контроль за их жизненно важными коммуникациями со стороны России в 1990-х. Как утверждал Бжезинский в 1997 году, в то время как США должны разрушить монополию на доступ к Центральной Азии, которой Россия в то время обладала, «полное вытеснение России из этого региона не является ни желательным, ни выполнимым, как и разжигание вражды между новыми государствами этого региона и Россией». Теперь, когда монополия России осталась в прошлом, США и их союзники должны всерьез задуматься над тем, как сделать так, чтобы защита Россией своих постоянных интересов в этом регионе способствовала решению проблем, представляющих взаимный интерес».


Автор, отметим, довольно объективен. По его мнению, политический и экономический ландшафт в Центральной Азии становится всё более многополярным, и отсюда забота Вашингтона о независимости региона теряет смысл. Ведь усилия Москвы в направлении постсоветской интеграции, противодействовать которой не столь давно призывала Х. Клинтон, это не попытка советизации, а лишь укрепление слабеющего регионального влияния России. Отношение же США к этим усилиям в большой мере, увы, определяется мышлением в духе холодной войны. Это, в свою очередь, мешает Белому дому непредвзято оценить возможности взаимодействия с Россией. А ведь использование США попыток России к интеграции в Центральной Азии позволит Вашингтону косвенно воздействовать на источники проблем в Центральной Азии — даже после того, как американские войска уйдут из Афганистана.

Сегодня, отмечает аналитик, у Вашингтона нет причин противодействовать широкому присутствию в регионе России. Она помогла бы здешним государствам охранять свои границы, бороться с наркотрафиком и боевиками. США следует сосредоточиться на проблемах государственного управления в Средней Азии. Обсуждение с местными партнёрами методов восстановления разрушенной судебной системы и институциональных реформ в силовом секторе — вот чем следует заняться Белому дому. Ну, а в плане экономики США должны приветствовать приток китайских, индийских, турецких и других иностранных инвестиций в Центральную Азию. Иностранный капитал стал бы фактором масштабного вовлечения Центральной Азии в мировую экономику.

Заодно автор даёт и такой совет Обаме:

«Кроме того, США должны соблюдать осторожность и в части новых поставок оружия в этот и так уже нестабильный регион. Усилия по реформированию местных вооружённых сил и сил безопасности должны быть нацелены на повышение их эффективности в борьбе с проблемами, с которыми они сталкиваются у себя дома, а не иметь в виду переориентацию их на Запад просто ради ослабления влияния России».


Эксперт не рекомендует Белому дому дарить Среднюю Азию русским, а напоследок иронизирует над отсталостью мышления вашингтонских правителей:

«…хотя Вашингтону было бы полезно сотрудничать с русскими и китайцами с целью поддержания стабильности в этом регионе, не следует просто оставлять им этот регион. И в ближайшее десятилетие Соединённым Штатам в Центральной Азии следует заботиться прежде всего о выборе правильного соотношения между присутствием и самоограничением, о сотрудничестве с соседями Центральной Азии и обеспечении гибкого стратегического баланса. Для этого Вашингтону требуется стратегия, основанная на знании реального положения дел в сегодняшней Центральной Азии, а не просто на ностальгии по прошлому».


В принципе, добавим от себя, сотрудничество и партнёрство вместо давления, вытеснения и гуманитарных бомбёжек — это как раз те методы, которые крайне редко используют Соединённые Штаты, но к которым располагает новый многополярный мир. Агрессивная риторика в духе Хиллари Клинтон (этого воплощённого образа холодной войны) — проявление скорее историческое, нежели актуальное. «Ресоветизация», о которой говорила Клинтон, а также её лозунг «Асад должен уйти», равно как и возглас «Вау», касавшийся смерти Каддафи, — это образцы отсталого мышления из эп

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку США: азиатский сдвиг?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.