Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Open Democracy. Скромное обаяние русского циника

  • Open Democracy. Скромное обаяние русского циника
  • Смотрите также:

Большая советская энциклопедия (интернет-версии которой продолжают спокойно публиковаться) определяет цинизм следующим образом:

«В социальном плане явления цинизма имеют двоякий источник. Во-первых, это цинизм силы, характерный для практики господствующих эксплуататорских групп, осуществляющих свою власть и своекорыстные цели откровенно аморальными методами (фашизм, культ насилия и т.д.). Во-вторых, это бунтарские настроения и действия (например, вандализм) социальных слоев, групп и индивидов, испытывающих на себе гнет несправедливости и бесправия, идеологическое и моральное лицемерие эксплуататорского класса, но не видящих выхода из своего положения и повергнутых в состояние духовной опустошенности».

Далее следует фраза о том, что коммунистическая мораль выступает против цинизма в любой форме.

Текущая политическая ситуация в России демонстрирует сколько угодно примеров «цинизма силы», и боюсь, что нынешняя «либеральная мораль» тоже скоро начнет выступать против цинизма во всех его проявлениях. Как историк культуры, я хотел бы в связи с этим поговорить о культурных функциях цинизма, которые парадоксальным образом объединяют позднесоветскую и постсоветскую культуру, позволяя нам увидеть связь между цинизмом властей и цинизмом протеста.

Аутсайдеры

В своей вышедшей в 2006 году книге «Все было навсегда, пока не закончилось: последнее советское поколение» («Everything Was Forever Until It Was No More: the last Soviet generation») Алексей Юрчак (Alexei Yurchak) приводит типичный пример парадокса позднесоветской культуры: человек мог сидеть на комсомольском собрании, читать под столом «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына и голосовать за все предложенные варварские меры. Это, по мнению Юрчака, демонстрирует самую суть «перформативного сдвига», характерного для позднесоветской культуры. К концу 1970-х годов риторика стала полностью формальной, а политическая лояльность свелась к ритуальным жестам. Между тем реальная общественная и культурная жизнь интеллигенции протекала параллельно официозу.

Чтобы описать широкий спектр общественных и культурных феноменов - от интеллектуального круга ленинградского кафе «Сайгон», всевозможных рок-клубов и студий или, скажем, кружка физиков-теоретиков до художественного андеграунда в духе «Митьков», некрореалистов или московских концептуалистов, - Юрчак использует термин «жизнь вне». Всевозможные аутсайдеры противопоставляли себя в равной степени как властям, так и диссидентскому движению. Их нонконформизм был неполитическим. Если что-то и объединяло все эти социальные и культурные формы, то только «стеб», то есть комическое использование официального или авторитарного символа либо ритуала, акт гиперидентификации с авторитарной риторической конструкцией, подрывающий ее, лишая ее контекста. Стеб был расхожей монетой в журналистике времен перестройки, а в постсоветские годы стал удобной формой конформизма. Однако родился этот стиль - своего рода конъюнктурный постмодернизм - на тесных кухнях и в прокуренных берлогах 1970-х и 1980-х годов.

Именно поэтому для «последнего советского поколения» (для рожденных в начале 1960-х годов) переход к постсоветскому капитализму прошел так гладко. Именно поэтому комсомольские лидеры оказались так хорошо подготовлены к роли олигархов. Именно поэтому коллапс советской системы, который раньше невозможно было представить себе, не поразил их современников (хотя позднее породил ностальгию). Короче говоря, Юрчак полагает, что именно феномены стеба и аутсайдерства подготовили почву для внезапного падения советской системы.

Закулисные махинации и серая экономика

Юрчака в основном интересует культура. Однако у «жизни вне» есть экономический аналог - «блат» или серая экономика. Социальная прослойка, связанная с этим сектором, была исключительно активна. Она пользовалась покровительством (и молчаливым одобрением) официальной бюрократии, регулярно осуждавшей на словах деятелей серой экономики и махинаторов, однако лишь изредка всерьез им противодействовавшей.

Алена Леденева много изучала этот феномен. Ее исследования демонстрируют, что блат и аналогичные ему формы социального взаимодействия сопровождали советскую власть с самого начала, а не были порождены ее упадком, как считают наши друзья из числа «новых левых». Более того, по мнению Леденевой, само существование советской общественно-экономической системы во многом зависело от этих элементов, находящихся вне системы и зачастую откровенно подрывных. Они не только давали рядовым гражданам доступ к теоретически «гарантированным», а на деле недостижимым благам и продуктам, но и обеспечивали функционирование плановой экономики. «Толкачи», связи которых помогали заводам выполнять план, «специальное обслуживание» в больших магазинах - все это было характерными чертами Советского Союза.

Цинизм как механизм выживания

На мой взгляд, все эти феномены объединяет цинизм. Не этический цинизм, который в «Словаре по этике», выпущенном в 1975 году Олегом Дробницким и Игорем Коном, определяется как «грубая откровенность, бесстыдство, презрительное отношение к нравственности, достоинству и всем признанным и уважаемым обществом нормам», но цинизм в специфически философском смысле, о котором говорил философ Петер Слотердайк (Peter Sloterdijk) в своем знаменитом интеллектуальном бестселлере 1987 года «Критика цинического разума». По словам Слотердайка, «универсальный диффузный цинизм» был главным средством, позволившим массовой культуре присвоить в XX веке просвещенческий проект. Отрицая марксово определение идеологии, Слотердайк называет цинизм «просвещенным ложным сознанием». Иными словами, он только притворяется идеологизированным. Цинизм предлагает современному человеку псевдорациональную стратегию социализации, способ примирить личные интересы с интересами общества (или идеологии), раскалывая субъектность на социальные маски (или личины), нестабильные и в равной степени истинные и ложные. Именно постоянная игра этих масок позволяет реализоваться циническому «я»:

«...сегодняшние слуги системы вполне могут делать правой рукой то, что левой руке никогда не позволялось. Днем - колонизатор, вечером - жертва колониализма; на работе - манипулятор и управляющий, в отпуске - манипулируемый и управляемый; официально - профессиональный циник, в личном плане - чувствительнейшая личность; по должности - жесткий руководитель, в идеологическом отношении - записной спорщик; для окружающих - реалист, для себя - субъект, превыше всего ставящий наслаждения и удовольствия; по функциям - агент капитала, по намерениям - демократ; в том, что связано с системой,- функционер, склонный обращаться с собой и другими, как с вещами, в том, что связано с жизненным миром,- человек, желающий реализовать себя; объективно - сторонник политики силы, субъективно - пацифист; в-себе - сущая катастрофа, для-себя - сама безобидность... Это смешение и есть наше моральное status quo». (Слотердайк П. Критика цинического разума, перев. А. В. Перцева)

Слотердайк ничего не говорит о советском обществе, потому что он рассматривает цинизм как продукт современного буржуазного общества. Тем не менее, он не так наивен, как Бертран Рассел (Bertrand Russell), писавший: «Молодые люди в России не циничны, потому что они, в целом, принимают коммунистическую философию, и у них есть великая страна, полная природных ресурсов, которые готовы к разработке с помощью интеллигенции.Перед молодежью лежит жизненный путь, который она полагает стоящим. Вы можете не задумываться о смысле жизни, когда, строя Утопию, прокладываете трубопровод, тянете железную дорогу или учите крестьян использовать фордовские трактора синхронно на четырехмильном фронте. Поэтому русская молодежь решительна и исполнена пламенной веры». («О юношеском цинизме», 1929 год)

Первым, по-видимому, применил модель Слотердайка к советскому опыту Славой Жижек (Slavoj

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Open Democracy. Скромное обаяние русского циника


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.