Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Что нужно компьютерным играм, чтобы стать искусством?

  • Что нужно компьютерным играм, чтобы стать искусством?
  • Смотрите также:

Почему у некоторых возникает желание объявить компьютерные игры новым видом искусства? Правы ли они? Насколько справедливы их притязания? Почему серьёзные искусствоведы продолжают игнорировать эту тему? Что такое игра? Это (1) система правил, (2) игровое поле и (3) набор проблем (задач), с которыми предстоит справиться игроку. Достаточно ли этого для хорошей игры? Конечно! Поскольку мы заговорили о компьютерных играх, давайте вспомним тетрис, «Цивилизацию», DOOM...

Некоторым людям недостаточно того, что им повезло встретить на жизненном пути хорошую компьютерную игру. Они обращают внимание на то, что испытывают схожие ощущения, когда играют в Medal of Honor: Allied Assault и смотрят «Спасение рядового Райана». Им кажется, что они облагородят свой досуг, если мир признает, что они не «мочат монстров», а воспринимают произведение интерактивного искусства, которое имеет точно такое же право на существование, как «Мона Лиза».

В результате этих и других душевных движений возникает вопрос: можно ли считать компьютерные игры искусством?

Любому искусствоведу должна бросаться в глаза неграмотность этого вопроса. Искусство и игра — совершенно разные виды деятельности и культурного продукта. Одно другого не лучше и не хуже. И искусство, и игра хороши в меру и приносят вред, когда ими увлекаются агрессивные кретины.

В XIX веке такой вопрос был бы невозможен. Но двадцатое столетие с его расцветом массовой культуры смешало карты. Давайте постараемся разложить этот пасьянс.

I

Искусство всегда понималось как минимум трояко. Во-первых, оно есть нечто прекрасное. Если мне приятно то, что я вижу или слышу, то передо мной произведение искусства. Во-вторых, искусство есть то, что меня развлекает. И в первом, и во втором случае подразумевается: то, что я вижу и слышу, мне понятно.

Очевидно, оба суждения можно назвать обывательскими: понятие искусства ставится в зависимость от субъективных ощущений, которые обычно не являются предметом исследования для самого субъекта. Иными словами, он сам не знает, почему ему понравилось то или иное произведение. и даже не задаётся таким вопросом. Кроме того, обе точки зрения раздвигают границы искусства до пределов, лишённых всякого смысла. Например, мы можем сказать: твой тортик — произведение искусства! И именно по этой причине некоторые люди начинают считать компьютерные игры произведениями искусства.

В искусствоведении сложился иной взгляд на сущность искусства, и это третья, ещё не упомянутая нами точка зрения. Произведение искусства — это форма (её называют эстетической или художественной), вызывающая эстетическое чувство. Эстетическая форма намеренно создаётся автором в качестве таковой для порождения у человека, её воспринимающего, художественного образа, то есть представления (о мире и о себе, других не бывает), которое неотделимо от эстетической формы. Искусствоведы никак не договорятся о том, насколько сознательно автор работает с формой, как выяснить, что автор вкладывал в своё произведение, имеет ли право читатель увидеть в стихах то, о чём поэт даже не помышлял, и т. д. Вдаваться в эти детали мы сейчас не будем, тем более что, по-видимому, многие из этих проблем надуманны. Микеланджело уже всё сказал о диалектике художественной формы:

И высочайший гений не прибавит
Единой мысли к тем, что мрамор сам
Таит в избытке, — и лишь это нам
Рука, послушная рассудку, явит...

В послесловии к американскому изданию «Лолиты» Владимир Набоков выразился о труде автора в более грубом стиле XX века: «Профессора литературы склонны придумывать такие проблемы, как: К чему стремился автор? или ещё гаже: Что хочет книга сказать? Я же принадлежу к тем писателям, которые, задумав книгу, не имеют другой цели, чем отделаться от неё, и которым, когда их просят объяснить её зарождение и развитие, приходится прибегать к таким устаревшим терминам, как Взаимодействие между Вдохновением и Комбинационным Искусством — что звучит, признаюсь, так, как если бы фокусник стал объяснять один трюк при помощи другого».

Отбросив нюансы, можно остановиться на том, что эстетическая форма обладает порождающей способностью сама по себе. Как выразился однажды Малларме (извините, не помню дословно), стихи не пишут — пишут стихом.

II

Легко заметить, что внутри массовой культуры преобладает обывательский взгляд на искусство. Произведением искусства считается всё, что способно развлечь потребителя, то есть вызвать у него эмоциональный отклик или просто отвлечь от повседневной рутины.

Обратите внимание на то, что массовая культура не знает традиционного жанрового деления литературы. У неё своя классификация: детектив, фэнтези, ужасы и т. д., то есть потребителю сразу же дают понять, как его будут развлекать. Аналогичным образом аннотации, сопутствующие фильмам, книгам, играм, обращают внимание только на фабулу: предполагается, будто зрителю, читателю, игроку будет интересно уже потому, что речь идёт о «противостоянии солдата Кайла Риза и киборга-терминатора». Составителей этих маленьких шедевров можно понять: большинство произведений массовой культуры действительно описываются этими простыми словами.

Всё это говорит о том, что в массовой культуре форма самодостаточна. Она воспринимается буквально даже тогда, когда за ней что-то стоит, как, например, в тонком французском фильме «Фанфан — аромат любви», где за рассказом о любви между мужчиной и женщиной скрыты символы европейской культуры, повествующие о том, что принято называть тоской по подлинному бытию. Если воспринимать эту историю буквально, получится ералаш. «Фантазии, имеющие мало общего с реальностью», — пренебрежительно отзывается о картине один из рецензентов сайта «Кинопоиск». Другой пример: в глубоком японском мультфильме «Могила светлячков» война — лишь повод ещё раз вглядеться в символы буддизма махаяны, а не слёзовыжималка, как это воспринимают на Западе.

В этом смысле компьютерные игры — типичный представитель массовой культуры. Думается, когда их называют искусством, имеют в виду именно это. Когда по мотивам фильма маркетологи выпускают компьютерную игру (в виде сопутствующего продукта), подразумевается, что нет принципиальной разницы между тем и другим, и они правы, ведь у них одна и та же функция — развлечь.

Короче говоря, смысл и назначение продукта массовой культуры — служить товаром, что очень чётко понимают в США и других развитых капиталистических странах, где ведётся строгий учёт, какую сумму фильм собрал в прокате и каким тиражом разошёлся музыкальный альбом. Западные критики часто приводят эти данные в своих рецензиях и исторических очерках, считая коммерческий успех или, напротив, провал важным критерием оценки произведения.

III

Здесь главное не обмануться. Быть частью массовой культуры, оказывать влияние на массовое сознание ещё не значит быть произведением искусства. Частью массовой культуры может быть представление, образ, символ и даже фраза (порой достаточно словосочетания), которые отмечают принадлежность индивида к определённой идеологической группе. Например, отношение к США как «империи зла» — неотъемлемая часть массового сознания некоторых мусульманских стран, а образ Мартина Лютера Кинга как «борца за свободу» — демократических стран.

Вот ещё один яркий пример. Автор книги о Стругацких вспоминает писателей прежде всего как невольных создателей коммуникативного кода: «Мы прожили первый год без Бориса Натановича Стругацкого — 19 ноября 2012 года его не стало. Память о нём и об Аркадии Натановиче — Учителях, которые вырастили нас, — всегда с нами. Как и их книги. Давайте сегодня, в первую горькую годовщину, вспомним самое любимое — давным–давно выученное наизусть. Фразы, которые действовали как надёжнейший пароль, позволяя в полумраке застойной эпохи опознать единомышленника, понимающего тебя с полуслова. Стоило услышать от незнакомого прежде человека ваши ковры прекрасны, но мне пора, розги направо, ботинок налево или профессор Выбегалло кушал — и становилось ясно: это — свой! Мы с тобой одной крови, ты и я! Тебе не надо объяснять, что такое малогабаритный полевой синтезатор Мидас, коллектор рассеянной информации и нуль-Т. И кто такие контрамоты...»

Далее. Эстетическое чувство тоже не показатель, ибо оно порождается едва ли не всем, с чем сталкивается человек. Аффективный акцент может нести даже простое созерцание природы: один человек, выглянув в окно, увидит повод захватить с собою зонтик, а второй в немом удивлении застынет при виде неба. Нам кажется, что мир, выражаясь языком философов, обладает «бытием для нас»: я не просто вижу низкую облачность, но прикасаюсь к какой-то невыразимой тайне жизни или даже всего мироздания. Известен исторический анекдот, повествующий о том, как Дмитрий Менделеев, борясь с какой-то формулой, восклицал: «У-у-у! Рогатая!» Повинуясь прихотям эстетического чувства, мужчина влюбляется в женщину, муж которой терпеть её не может. Когда супруги разыгрывают в постели сценку, исполняя роли медсестры и пациента, — это ещё не театральная постановка. И таких примеров множество.

Поэтому нам приходится отказать некоторым «произведениям искусства», созданным в русле массовой культуры, в праве называться таковыми. Это безликие изделия, которые сошли с конвейера только для того, чтобы поскорее быть проданными. Вспомним, например, песни, создававшиеся в офисах и студиях нью-йоркского здания «Брилл-билдинг». Можно возразить, что, какими бы ни были примитивными и шаблонными эти произведения, они удовлетворяют важному условию: это эстетическая форма, созданная автором, и она обладает способностью порождать художественный образ.

Нет, это товар, обладающий способностью порождать аффект. Даже в бытовом сознании существует разделение: это искусство, а это — «для души».

Разумеется, грань очень тонкая. Почему мы должны признавать притязания Казимира Малевича на то, что чёрный квадрат тоже может считаться произведением искусства? Что делает произведением искусства композицию из аккуратных рядов накладных ногтей, созданную последователем Энди Уорхола? Дл

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости Игр | |

Подписка на RSS рассылку Что нужно компьютерным играм, чтобы стать искусством?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.