Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

C чего начиналась культурная революция в советской стране

  • C чего начиналась культурная революция в советской стране
  • Смотрите также:

В своем Послании Федеральному собранию В.В. Путин объявил будущий, 2014 год – Годом культуры. О важности культуры для развития страны власти заговорили лишь на 23-м году постсоветской России. Между тем уже на третий месяц после начала Октябрьской революции В.И. Ленин в своем выступлении на III Всероссийском съезде Советов указал, что приобщение широких масс населения к достижениям культуры является одной из важнейших задач Советской власти. Он говорил: «Раньше весь человеческий ум, весь его гений творил только для того, чтобы дать одним все блага техники и культуры, а других лишить самого необходимого – просвещения и развития. Теперь же все чудеса техники, все завоевания культуры станут общенародным достоянием».

С первых же дней Советской власти были приняты решения, направленные на преодоление невежества, сохранение культурных ценностей страны, приобщение к ним широких масс трудящихся. Только с конца 1917 по конец 1919 года было принято 192 декрета и постановлений Совнаркома о деятельности учреждений просвещения. Подписанный 26 декабря 1919 года В.И. Лениным декрет СНК «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР» впоследствии стал считаться манифестом развернувшейся в стране небывалой культурной революции.

Ликвидация неграмотности через несколько веков?

Теперь на одном из сайтов интернета можно прочесть: «Только после Великой Отечественной войны большевики смогли побороть массовую неграмотность, которую сами же развели после октября 1917 года». Из этого прежде всего следует, что до октября 1917 года в России массовой неграмотности не было. Клеветники-антисоветчики, часто имеющие ученые звания, нагло объявляют низкий уровень грамотности населения дореволюционной России «одним из самых распространенных лживых советских мифов». Не решаясь опровергнуть данные Всероссийской переписи населения 1897 года, в ходе которой было установлено, что лишь 17,4% населения владели грамотой (25,2% мужчин и 9,8% женщин), беспардонные вруны уверяют, будто неграмотность в России быстро исчезала при Николае II.

На самом деле даже в крупных городах страны, в которых уровень грамотности был значительно выше, чем по России в целом, число грамотных росло медленно. С 1897 по 1910 год уровень грамотности в Петербурге увеличился с 52,6 до 66,9% – то есть на 14,3%. Среди населения Москвы в 1897 году грамотных было 56,3% и стало 64% в 1912-м. В Харькове доля грамотных в 1897 году составляла 52,5% и 66,6% в 1912-м. (Эти и многие нижеследующие сведения взяты из научного исследования А.Г. Рашина «Население России за 100 лет /1813–1913/. Статистические очерки».) Если бы рост грамотности продолжался теми же темпами и впредь, то в Петербурге неграмотных бы не стало лишь в 1943 году, в Харькове – в 1944-м, в Москве – в 1984 году.

Велик был разрыв по уровню грамотности между центром России и ее периферией. Эти различия выявила уже Всероссийская перепись 1897 года. В то время как в Европейской России грамотных было 22,9%, на Кавказе их было 12,4%, в Сибири – 12,3%, в Средней Азии – 5,3%. Следует также учесть разницу в грамотности между русским населением национальных окраин и их коренным населением. В то время как среди русских в Средней Азии уровень грамотности составлял 37%, среди коренного населения он был 2,6%. Лишь 0,7% женщин из коренного населения Средней Азии были тогда грамотными.

Где и как учились грамоте Филипок и Никита Хрущёв?

Несмотря на крайне медленные темпы рост грамотности в царской России происходил по мере появления в стране новых школ. В значительной степени этому способствовали революционные события в стране. В своей статье «К вопросу о политике народного просвещения» В.И. Ленин писал: «Пятый год, год великого пробуждения народных масс в России, год великой борьбы за свободу под руководством пролетариата заставил даже наше казенное ведомство сдвинуться с мертвой полосы». Если в 1900 году в системе Министерства народного просвещения России имелось 36 820 школ, в которых обучалось 2592 тысячи школьников, то в 1914 году таких школ было уже 80 801 с 5942 тысячами учащимися. Кроме того, в 1905–1914 годах около 2 миллионов детей училось в церковно-приходских школах.

Большинство детей поступало в школу после достижения девяти лет. Лишь 2% школьников были моложе восьми лет и 11% приходилось на восьмилетних. Филипка из рассказа Л.Н. Толстого мать не пускала в школу, сказав, что он «еще мал». Большинство учеников были в возрасте от 9 до 12 лет, они составляли 75,8% всех учащихся в школах России. После же 12 лет дети обычно в школу уже не ходили. Продолжали учиться среди мальчиков лишь 10,9% в городах и 12,5% в селах. Среди девочек – 9,8% в городах и 8,7% в селах.

То обстоятельство, что до половины детей в возрасте от 9 до 12 лет занимались в школах, способствовало повышению грамотности подрастающего поколения православного населения страны. Кроме того, немало детей обучалось грамоте вне школы. Н.С. Хрущёв вспоминал, что его научил читать и писать сельский священник «за мешок картошки». К тому времени, когда Филипок пришел впервые в школу, он уже мог прочесть свое имя: «Хве-и-хви, ле-и, пе-ок – пок».

По этим причинам наблюдалось медленное, но постоянное сокращение числа неграмотных среди призывников, представлявших молодых мужчин России. В 1913 г. 68,8% принятых на военную службу считались грамотными. Впрочем, зачастую их уровень грамотности был не выше того, которым обладал Филипок, и они могли лишь с трудом подписаться в солдатской ведомости печатными буквами. Однако, ссылаясь лишь на сомнительные данные о грамотности призывников и нагло игнорируя многочисленные документы и исследования о подлинном состоянии образованности российского населения за различные годы и по разным областям страны, шарлатаны-антисоветчики уверяют, будто накануне революции около 80% населения России было грамотным. При этом жулики игнорируют сохранившуюся вопиющую неграмотность среди более старших возрастов, особенно среди женщин, а также среди нехристианских народов России, представителей которых в царскую армию не брали.

Следует учесть, что многие школьники не завершали свое обучение. Дореволюционный педагог П.Ф. Каптеров писал: «Более половины мальчиков и более двух третей девочек оставляют школы». Низкой была и посещаемость школьных уроков. Для этого существовали веские причины, связанные с особенностями тогдашней жизни. Перечисляя их, Каптеров назвал: «бедность, труднодоступность школ и необходимость использования детского труда в крестьянском хозяйстве... экономическая несостоятельность, болезни, холода, распутица, домашние обязанности, работы по хозяйству».

Между тем в тяжелом положении находились и многие преподаватели народных школ. В.И. Ленин писал: «Россия бедна, когда речь идет о жалованье народным учителям. Им платят жалкие гроши. Народные учителя голодают и мерзнут в нетопленных и почти нежилых избах. Народные учителя живут вместе со скотом, которые крестьяне зимой берут в избу... Россия бедна, чтобы платить честным работникам народного просвещения, но Россия весьма богата, чтобы кидать миллионы и десятки миллионов на дворян-тунеядцев, на военные авантюры, на подачки сахарозаводчикам и нефтяным королям и тому подобное». (Ленинские слова, написанные сто лет назад, звучат и ныне актуально.)

При всем старании народных учителей и священников они не могли дать подавляющему большинству учеников минимума культуры даже в ограниченных рамках начальной школы. Кое-как освоенная грамота, не подкрепленная приобщением к культуре, зачастую имела обратный эффект. В ту пору в городах и селах появилось немалое количество малограмотных людей, которые, едва научившись складывать буквы в слова, стали читать запоем бульварную литературу подобно Денису из бунинской повести «Деревня».

Появление самоуверенных, но малограмотных «читателей» стало знамением времени и стало предметом насмешек со стороны великих писателей России. В том же 1910 году, когда была написана повесть И.А. Бунина, Л.Н. Толстой вывел в своей пьесе «От ней все качества» Прохожего, который увлеченно рассказывал про своего первого «пердагога» кузнеца и туманно рассуждал об «аграмарном вопросе».

Начало ликбеза

Засилье дремучей неграмотности и спесивой малограмотности стало мощным препятствием на пути революционных преобразований после октября 1917 года. Поэтому впервые в мире была поставлена задача дополнить строительство школ и других образовательных учреждений мерами по ликвидации неграмотности и малограмотности среди взрослого населения. На четвертый день после Октябрьской революции нарком просвещения А.Н. Луначарский заявил: «Взрослые тоже захотят спастись из унизительного состояния человека, не умеющего читать и писать. Школа для взрослых должна занять широкое место на общем плане народного образования».

Выступая 25 августа 1918 года на I Всероссийском съезде работников просвещения, Н.К. Крупская говорила: «От старого строя массы получили печальное наследие – отсутствие самых элементарных знаний... Нужно покрыть всю страну сетью элементарных школ для безграмотных и малограмотных». Съезд принял резолюцию о создании школ для ликвидации неграмотности среди взрослых (так называемые ликпункты), а также школ повышенного уровня для малограмотных. Съезд признал необходимым отпускать неграмотных рабочих с работы для учебных занятий. Большая работа по ликвидации неграмотности была развернута в рядах Красной армии в годы Гражданской войны.

Качественный скачок в борьбе против неграмотности был совершен после принятия уже упомянутого выше декрета СНК от 26 декабря 1919 года, который провозглашал: «Все население в возрасте от 8 до 50 лет, не умеющее читать и писать, обязано обучаться грамоте на родном или русском языке по желанию».

Декрет предписывал местным органам власти привлекать к обучению неграмотных в порядке трудовой повинности все грамотное население страны, не призванное в войска с оплатой их труда по нормам работников просвещения. Обучающимся же рабочий день сокращался на два часа на все время обучения с сохранением зарплаты. Тех же, кто уклонялся «от установленных настоящим декретом повинностей и препятствующие неграмотным посещать школы», должны были привлекаться «к уголовной ответственности».

На основе этого декрета 21 января 1920 года была разработана инструкция Наркомата просвещения РСФСР. Она, в частности, устанавливала, чтобы каждый населенный пункт, в котором насчитывается не менее 15 неграмотных, «должен иметь свой ликвидационный пункт». С 19 июня 1920 года деятельностью десятков тысяч пунктов ликвидации неграмотности и школ для малограмотности стала руководить созданная Всероссийская чрезвычайная комиссия по ликвидации безграмотности (ВЧКЛБ).

Характеризуя работу по ликвидации неграмотности, авторы многотомного труда «История КПСС» писали: «Учились все – старые и молодые, рабочие и крестьяне, мужчины и женщины. Учились красноармейцы, положив рядом винтовки и вытащив из вещевых мешков буквари. При свете керосиновых ламп и самодельных коптилок писали на грубой оберточной бумаге. Для многих эти первые занятия были началом большого пути в яркую, содержательную жизнь».

Трудности в овладении грамотностью

За первые три года Советской власти грамоте было обучено 7 миллионов человек. Теперь уровень грамотности по всей стране достиг почти такого же, как у детей младшего школьного возраста в царской России, – 44,1%. Однако намеченная задача – обучить в 1920 году 6,5 миллиона человек не была выполнена. За тот год было обучено около 3 миллионов. Сказывалась общая разруха, царившая в стране к последнему году Гражданской войны, нехватка квалифицированных кадров, отсутствие опыта в этом беспримерном деле.

Стало ясно, что штурмом неграмотность и особенно малограмотность трудно преодолеть. В стране началось строительство новых школ, а число школьников возрастать. Если в 1914/15 учебном году в школах всех ступеней насчитывалось 8 миллионов человек, то в 1920/21 году – более 9 миллионов.

Для подготовки педагогических кадров в губернских городах были открыты институты народного образования. Создавались также постоянно действующие педагогические курсы. К концу года в стране работало 55 педагогических вузов – в два с половиной раза больше, чем до революции. В них обучалось свыше 10 тысяч студентов. В 1920 году закончили высшие учебные заведения и приступили к преподавательской деятельности около 5 тысяч учителей.

Посетив Россию во второй половине 1920 года, Герберт Уэллс писал: «Я при

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости культуры | |

Подписка на RSS рассылку C чего начиналась культурная революция в советской стране


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.