Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Андрей Литвинов: Не бойтесь летать. Я с вами

  • Андрей Литвинов: Не бойтесь летать. Я с вами
  • Смотрите также:

Известный летчик, друг «Новой» — о праздниках, юморе пилотов и пассажирских фобиях.

Прошло уже два с половиной года с той истории, когда раболепный авиадиспетчер пытался надавить на летчика 1-го класса, отличника «Аэрофлота» Андрея Литвинова. И состоялся диалог, теперь уже всем хорошо известный*.

Страна восхитилась и нашла, наконец, для себя моральный авторитет, люди пишут ему такие письма, из которых очевиден один вывод — это массовая любовь. «Так произошло потому, что он позволил себе сделать то, о чем втайне мечтают многие», — объяснил мне это явление президент благотворительного фонда «Предание» Владимир Берхин. И зацепившись за эту фразу, я стала думать: а чего такого многие себе не позволяют? Вести себя так, как ты считаешь правильным, а не так, как диктуют обстоятельства? Не терять чувства собственного внутреннего достоинства? Быть способным на поступок? Это — наш дефицит? В этом все дело?

Нет, не только в этом. Дело в радости. У меня так бывало несколько раз с разными людьми, например, с Чулпан Хаматовой — мы с ней говорили об очень тяжелых вещах. А я выходила потом на улицу и шла, широко улыбаясь, как будто возвращалась не с рабочей встречи, а с отдыха. С моря. Вот и с Андреем Литвиновым мы недавно говорили о тяжелейшей трагедии, авиакатастрофе в Казани (см. «Новую» №136 от 4 декабря 2013), а читатели пишут: «Спасибо за доставленную радость общения!»

Здесь нет парадокса — с человеком можно говорить о самых острых проблемах и после разговора переживать: ну поговорили и поговорили, ничего же не изменится. А есть люди, которые заняты тем, что меняют плохое, и на разговор отвлекаются только для того, чтобы эти перемены просто не имели шансов не состояться. Ты этого не можешь не чувствовать, и на душе становится легко, тепло и спокойно просто от того, что они есть.

В канун праздников я задала нашему постоянному герою несколько вопросов.

— Андрей, новогоднюю ночь вы будете встречать за штурвалом ?

— Нет, я по традиции буду дома. Традиция сложилась много лет назад, когда график полетов определял командир эскадрильи (сейчас это делают планировщики). Он тогда завел специальный журнал — книгу пожеланий. К примеру, кому-то из летчиков надо забрать семью с места отдыха, и он пишет в этой книге, что просит в такой-то день отправить его в рейс в такой-то город. Или в связи с какими-то семейными обстоятельствами люди просили их на какие-то определенные дни в рейс не ставить. И все пожелания по возможности учитывались.

А на Новый год многие хотят быть дома, и летчики часто придумывают причины, почему они не могут лететь 31 декабря. Например, в связи с плохим самочувствием или с приездом тещи...

А я пришел и написал: «Прошу дать мне выходной в связи с празднованием Нового года 31 декабря и 1 января». И мне дали. Теперь я каждый год звоню планировщикам и спрашиваю: «А знаете ли вы про старую добрую традицию в «Аэрофлоте»?» И слышу: «Литвинов в Новый год дома». Когда летчики обижаются: «Почему лететь в Новый год мне? Почему Литвинов празднует, а я работаю?» — им отвечают: «Потому что он написал, что хочет праздновать. А вы не написали...»

— Выгодно все-таки говорить всегда все как есть...

— Не всегда, это зависит от обстоятельств, есть грань, за которую нельзя заходить. Например, если это касается здоровья, каких-то личных переживаний человека. А можно и придумать что-нибудь: если все у всех в порядке и есть возможность подшутить над друзьями, разыграть их, то я ее не упущу.

— Расскажите, как разыгрываете...

— Я после окончания летного училища работал в Брянске. Летал на Як-40. У нас был такой рейс: Брянск — Донецк — Сочи. В Донецке туман, и мы ждем погоду в комнате отдыха для экипажей. С нами сидит наш коллега, который летит в Сочи в отпуск, по путевке. А в коридоре возле мусорного ведра много лет валялся старый трансформатор. Он был небольшого размера, но тяжелый. Все об него спотыкались и ругали уборщицу, а та категорически отказывалась его убирать из-за его веса. И вот я решил избавить человечество от этого трансформатора. Потихоньку засунул его нашему отпускнику в чемодан, когда он выходил из комнаты. Появилась погода, и мы улетели.

А он не мог понять, когда прилетел в Сочи, отчего чемодан стал таким тяжелым. Когда разобрал вещи, обнаружил знакомый трансформатор, использовал ненормативную лексику. И в красках рассказал своим соседям о моей подлости. Почему-то из всех присутствовавших в донецкой комнате отдыха экипажей его выбор сразу пал именно на меня. Трансформатор он вынес на балкон в номере, там он и пролежал две недели.

Но его соседям моя шутка понравилась, и когда ему пришло время собирать вещи, чтобы лететь обратно, они решили, что будет справедливо, если трансформатор вернется туда, откуда прилетел. Так трансформатор-путешественник снова оказался в том же чемодане.

Когда наш коллега дома разбирал вещи, его жена решила, что он в отпуске сошел с ума. А он кричал, матерился и обещал Литвинова убить. Но при этом хохотал...

— Еще один «не летный» вопрос: как вы относитесь к интересу прессы? Я слышала, что ваша фотография будет на обложке одного модного журнала, вас показывают по телевизору, без конца звонят журналисты, — не устали от славы?

— Если люди хотят со мной поговорить, значит, им это надо, и я со всей ответственностью к этому подхожу, отвечаю на все вопросы, на которые у меня есть ответ. Я же не из шоу-бизнеса и не играю в игру под названием «догони звезду». За ними журналисты все бегают, а они все убегают, камерой бьют по лицу... И хотя моя профессия ближе к звездам, чем к земле, я никак не могу быть звездой, я — летчик.

— Вы летчик, который рассказал нашим читателям и руководству страны о проблемах российской авиации. Скажите теперь что-нибудь такое, из-за чего все-таки не надо бояться летать самолетом.

— Есть банальный ответ — в автокатастрофах людей гибнет в миллион раз больше, чем в катастрофах авиационных, но вы же не отказываетесь от машин, верно? Пробки нам это убедительно доказывают. Есть ответ шуточный — если вам суждено погибнуть в лифте или в ванне, самолет, в котором вы летите, не разобьется. Ну и по существу: да, проблемы в авиации есть, о них нужно говорить, чтобы изменить положение дел. И я уже говорил о том, что меня изумляет ситуация, когда мои коллеги об этом молчат, — надо привлекать внимание к проблемам.

Но если я, зная все проблемы изнутри, не ухожу из авиации, продолжаю летать, и продолжают вообще летать все самолеты, значит, это не так страшно. Вероятность гибели невелика. Каждый летчик сделает все возможное для того, чтобы его самолет не потерпел крушения.

Он же с вами летит!

* «Иркутск-транзит, добрый день! С вами связаться сказали, в чем дело?

— Давайте подъедет первое лицо, а потом будете запускаться.

— А давайте ваше первое лицо полетит на своем личном самолете. А я вожу пассажиров, и у нас не литерный рейс, а рейс регулярный, и, пожалуйста, пусть ваше первое лицо не опаздывает на вылет, и тогда он будет летать с нами.

— Вас понял, передам, а сейчас пока ожидайте.

— А я уже закрыл все двери, и я никого не пущу больше на самолет...

— Не... а мы вас не выпустим».


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Андрей Литвинов: Не бойтесь летать. Я с вами


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.